Главная страница

Эль Г.Н., Человек, играющий в песок. Динамичная песочная терапия


Скачать 11.68 Mb.
НазваниеДинамичная песочная терапия
АнкорЭль Г.Н., Человек, играющий в песок.doc
Дата21.10.2017
Размер11.68 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаЭль Г.Н., Человек, играющий в песок.doc
ТипКнига
#29607
страница7 из 10
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
ЧАСТЬ 7:

немного о любви,

немного о жизни и о песке с водой

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ОГОНЬ

Наши эмоции порождаются нами с мол­ниеносной быстротой, как только появля­ется объект, на который они направлены.

Антонен Арто

Средняя часть песочного поля рассматривается как эмоциональ­ное состояние души. Чаще всего расчищается от песка именно сред­няя часть песочного поля, чтобы почувствовать свои эмоции, а не просто увидеть события. Расчистив песок до голубого дна, создав символ воды, человек ставит в воду, то, что в ней должно жить: рыбы, морские животные, кораллы, водоросли — все это символы любви. Реки, озера и моря, корабли и рыбы, выставленные на поле, подтвер­ждают, что любовь присуща каждому, и каждый в ней нуждается. У не­которых авторов рыбы выброшены на берег, корабли у причалов, а то и направлены вдругую сторону, противтечения или упираются в бор­тик песочного ящика. Говорит ли такое размещение фигурок о том, что любовь куда-то задвинута? Спросите об этом у авторов песочной композиции, и вы услышите, что так оно и есть. Чувства любви (не только к противоположному полу, а любви, как состояния совершен­ства и божественного начала) спрятаны, отодвинуты или находятся не в своей стихии. Это воздействует на человека не самым лучшим образом. Однако чувства свои он запрятал сам. В таком положении не дождаться от других проявления любви и внимания, пока не раз­берешься со своими чувствами. Пока не вытащишь их на свет божий, пока не начнешь их проявлять и дарить людям, так и будешь в беспо­лезном ожидании. Можно ли запереть ветер? Так же бесполезно за­пирать, задвигать свои чувства, отказываться от них. Они все равно проявятся, если не в естественном, то в искаженном варианте. Са­мое лучшее состояние — быть адекватным своим эмоциям. В ответ мы получаем только то, что имеем внутри. Если ты сидишь и ждешь, что тебе подарят от всей души букет цветов, и не можешь дождаться, вспомни — сколько раз ты дарила что-нибудь, а сколько раз ты улыб­нулась или фыркнула в ответ на чьи-то слова. А сколько хороших слов

'. •амоциональный огонь119

хы произнес в поддержку другого? Чего же ты ждешь? Сколько раз лучился твой взгляд? Ты что, можешь это сосчитать? А как поживают твои брови? Обрати на них внимание, может, они нахмурились и не знают, как расправиться и разгладиться. Когда и что случилось с то­бой такое, что ты потерял аппетит к жизни, вкус к счастью? Песоч­ное поле подскажет тебе, где произошел разлад с самим собой, а пси­хотерапевт поможет разобраться, что к чему, а что ни к чему.

Если в песочной реке появились хищные рыбы, акулы, мурены, то они уж точно являются показателем страха к проявлению своих чувств или страха быть поглощенным. Несоответствие внутренних переживаний их внешним проявлениям часто может быть основной причиной комплексов, зажимов, различных неумений, обид и в ре­зультате болезней. Постепенно позволяя себе (предварительное раз­решение на выражение чувств вы можете взять у психолога) прояв­лять все чувства, вы станете адекватным самим себе, перестанете притворяться и просчитывать проявления своих реакций. Вы смо­жете показать обратную связь, то есть реакцию на слова и события такую, какая у вас есть в настоящий момент. Научившись проявлять свои чувства, вы станете спокойнее за себя и за других и с удивлени­ем заметите, что чувства вам подчиняются, доставляют удовольствие, и вам не надо с ними сражаться, запрещать их или дозировать. Заме­чено, что если вы сдерживаете какое-то одно чувство, например, оби­ду, слезы, раздражение, вы автоматически, даже если не хотите, теря­ете другие чувства, такие как радость, подвижность, смелость, самостоятельность.

Кто-то или что-то берет над вами верх и управляет вами изнутри. Возможно, это всего лишь устаревшая программа, которую вы забы­ли пересмотреть в соответствии со своим возрастом или опытом. Эмоциональный опыт спонтанен и непредсказуем. Настоящие эмо­ции испытываешь только тогда, когда переполняешься ими. И про­живаешь их в полной мере, каждой клеточкой, каждым атомом, каж­дой частицей. Так было в детстве. Когда от смеха мы валились на пол, от злости топали ногами, от радости прыгали по всей комнате, от слез теряли силы, от переполнения чувствами всех обнимали, от веселого настроения бежали, раскинув руки-крылья. Если нас отлучили от проявления эмоций и накопления чувств, то придется учиться этому заново. Потому что нет такой силы, чтоб вырвать из сердца любовь. Эмоциональный огонь души проявляется на песочном поле водны­ми пространствами. Их бывает много — целые океаны. Они могут быть поверхностными. Море может оказаться нарисованным на пес-

120

Часть седьмая

ке. Часто на поле выставляется костер. Это говорит о недостатке эмо­ционального тепла или о неумении это тепло проявлять.

Эмоции остаются и перегорают внутри. Неумение проявлять чув­ства приводит человека к кризису. Часто в детстве детям запрещают злиться и плакать, говоря, что нехорошо так себя вести. А каждый человек хочет быть хорошим. Вот и начинает шлифовать программу бесчувствия, поставленную родителями. Они знают как нельзя — им это сказали, а как можно — не показали. Нельзя, и все. А как пере­жить нахлынувшие эмоции? Остановить! Прервать! Остановили. А чем жить? Бесчувствием? Вот и получается конфликт. Хочу чув­ствовать, но хочу быть хорошим, без чувств, ровным и спокойным.

Обратите внимание с какими людьми интереснее: с наблюдателя­ми или с активно проявляющимися. Выбор есть. Что вас устраивает, то вы себе и выбираете. Конечно, лучше остаться в прежней привыч­ной программе, пока вам в ней комфортно. Если вы чувствуете, что она вас не устраивает, выбросите старую программу, как одежду, из которой вы выросли.

ИЗЛОЖЕНИЕ НА ПРОЖИТУЮ ТЕМУ

Он рассказал чудесные вещи о Добре и Зле, Истине и Жизни.

Антонен Арто

Постройте композицию по выбранной теме: любовь, семья, карь­ера, мечта, в общем, — «Как я провел лето». Потребность человека вписываться в социальную среду и выделяться в ней образует пат­терн активной адаптации. Каждый человек выбирает обоснованный стиль жизни. Сознательное и бессознательное не находятся в проти­воречии друг к другу, они представляют два аспекта единой системы, служащие одной цели. Проблема не в том, что люди не осознают сво­его бессознательного, а в том, что они не осознают свои ценности и цели, которые приняли или создали сами. Анализ этих отношений в символической форме на песочном поле приводит человека к пони­манию самого себя. В данной работе человек не мог осознавать, на­сколько сильно психотравматическое переживание деформирует от­ношения, накладывает отпечаток на жизнь. Человек начинает взаимодействовать с жизнью через призму боли и страдания.

В работе красивой статной женщины всего несколько предметов на пустом поле. Посередине высокая гора, которая создает впечатле­ние, что там зарыто что-то, до чего не докопаться. В лексиконе часто звучат слова: копаюсь, покопаться, докопаться. На вершине горы лежит маленькая рыбка. «Лежу бездыханная, помираю медленно. Быстро я не сдамся». Когда она поставила над рыбкой зонтик, мы спросили: «Зачем?» Она ответила тихо. «Закрытая от солнца и от всех. Я в одиночестве. Хочется закрыться от бед, от проблем, от всего». Пока выбирала фигурки, все время повторяла: «Ничего не хочу». Попадая на сеанс, закрывшиеся люди начинают много говорить и своими словами закрывают себя еще больше, хотя им кажется, что от того, что они много говорят, они что-то понимают. Чаще всего они говорят общие фразы или уже рассказанные другим события. Они говорят уже не раз рассказанное, отшлифованное, и в этих рассказах

122

Часть седьмая

нет информации. Мы предложили женщине найти на полках фигур­ки, которые могут быть спрятаны у нее в горе. Она оживилась и стала прятать. Но не в гору, а в «тоннельку» в горе, чтобы было видно. Она спрятала «детское, волшебное»: свет, маячок, сладость, положила камни около колокольчика-души, чемоданчик. «Я же не буду зака­пывать то, что мне не нравится, не буду прятать страшное». Таким образом, она прячет самое красивое, важное и сокровенное: «Крас­ный цвет — праздник, тепло. Что-то звенит. Предвкушение хороше­го, доброго». Такие слова произносит эта женщина, пряча в «тоннель­ку» то, чем обычно люди живут. В левую часть поля она кладет скорпиона. На вопрос, что значит для нее скорпион, говорит: «Га­дость. Миленький, маленький. Но мне его надо было положить обя­зательно». Мы ничего не комментируем. Но видим, как ценности за­менились маленькими гадостями. Только что эта женщина рассказала нам о таких случаях из своей жизни в коллективе. «Почему ты пря­чешь хорошие ценные вещи? А напоказ — гадость?» — «Боюсь, что кто-то увидит. Не посмеялись бы, — и добавляет, — хочется куличи­ки, как в детстве сделать». — «Доверься рукам. Процесс общения с песком снимает внутреннее напряжение», — говорим мы ей. Жен­щина словно включается и начинает находить на полке фигурки, ста­вить их в поле, смотреть на них, комментировать, убирать и менять. Сначала она ставит птиц в клетке в прошлое. «Они что делали — пели или светились? Ни с чем живым они не связаны, петь не будут. Нет, не хочу уже». Возвращает клетку с птицами на полку. Ее руки берут другую птицу — стеклянного голубя с крыльями, готовыми к полету. Она водружает его на зонтик. Затем берет «для экзотики» пеликана и размещает его в будущем. «Захотелось ангела. Хранителя. Хочется на корабль его посадить». Затем взяла парочку лягушек, поставила рядом со спрятанными ценностями. Взяла скульптуру. «Напомина­ние о Париже, — говорит она, — там в музее скульптура была, краси­вая, голова откинута. Мне сказали, что она на меня похожа. Краси­вая. Впрочем, как и всякая женщина, которая так лежит». На горе ставит подсолнух, яркий и большой, как солнце. «Тебе нужно солнце или нужно закрыться от него?» — «Мне нужно убрать зонтик. Пото­му что я не в одиночестве. Вот птица. Голубь. Весть несет добрую — перемена в будущем. Ассоциация с любовью». Несколько минут на­зад, увидев на нижней полке оранжевые цветочки, она говорила: «Не­ужели это кто-нибудь берет? Дикое сочетание». И вдруг, к нашему удивлению, со словами: «Хочется чего-то весеннего. Веселого», —

изложение на прожитую тему123

берет охапку цветов «дикого» сочетания и ставит в пространство бу­дущего. «Хочется яркого», — говорит она. — Может, уже и птиц. Хоть й попугай». Ставит в будущее попугаев. «Хочется положить связку добра». Берет туфельки красивые, ставит и тут же убирает. «Здесь бу­дет озерцо, чтоб рыба в озере была». Разравнивает гору, на ее месте выкапывает малюсенькое озерцо и сует туда рыбку. Убирает попуга­ев, молча. Берет в руки подсолнух и камешки, и с подсолнухом в ру­ках, ощущая округлость и отшлифованность камешков, говорит: «Вот так вот, вот так вот. Да. Оставлю чашечку — гостеприимство. Домаш­ний очаг со светом. Кораблик сюда пойдет. Оберег рядышком с моим корабликом». Убирает пеликана. Меняет кораблик, предыдущий уже не хочет. Берет маленький из дерева. Правда, ставит его мимо воды. «Свободнее, здесь можно все!» — поощряем мы ее действия. «Мо­жет, детей каких посадить, чтоб веселее было? Чтобы цель какая-то была. Может, цель свою обозначить? Нет, не хочу. Бабочку посажу на цветы. Хочу музыки, яркости, красоты. Я устала серо жить. Я за­серела». Ах, какое чудное слово произнесла она. Засерела. Какое оно мерзкое и многозначное. «Да, я засерела. Может, птицу сюда. Что-то должно быть другое. Более изысканное». Сложила все в корзин­ку. Разглаживает песок. «Не хочу трогать левую сторону. Руки не дошли». Разглаживает песок. «Скучно, плохо, неинтересно». Гла­дит руками поле. «Живность не нравится. Хотелось бурного — не нравится. Теперь скучно совсем». «Ты же все выкинула, — замеча­ют психологи. — Это твое поле. Ты как волшебник. Можешь делать все, что захочешь». Женщина смотрит на поле и снова начинает его заполнять. — Может, мальчика уже какого взять. Нет ни одного при­личного мальчика. Они все тематические: либо воин, либо старик, либо очкастый. А это что за мальчик, кто мне скажет?» — «Никто, кроме тебя». Она берет в руки свадебную пару и ставит в будущее, ближе к центру. Она смотрит на свадебную пару и произносит: «Это символ того, что я встречу такого мужчину, который войдет в мое сердце. Чтобы я ему нравилась, чтобы была востребована, чтобы я это чувствовала. Чтобы было обоюдное чувство». Если человек за­говорил о чувствах, считайте, что он очнулся, и можно завершать сеанс. Руки женщины продолжали ставить и убирать фигурки. Вот, наконец, композиция завершена.

Мы договариваемся о следующем сеансе. Потому что видим, что будущее перевешивает прошлое, что прошлое зарыто, запрятано и разровненно.

124

Часть седьмая



«Да. Ты сравняла прошлое, будто его и нет». — «Ну, да. Я стараюсь забыть все, что было плохое, но и не стараюсь помнить хорошее». Все стерла, будто его и не было, и выставила оберег между собой и прошлым. Мы даем домашнее задание: вспомнить прошлое. Все, что было хорошего, и все, что было плохого. На следующий день она по­звонила и сказала, что забыла домашнее задание. Это было не так важно, потому что женщина начала говорить о том, что она заброси­ла себя, как женщину, что нарастила слой жира на животе, что рабо­тает много для того, чтобы ничего не чувствовать, что не занимается тем, что ей нравится, сказала, что ей нужно отдохнуть от работы, взять тайм-аут, осознать, что с ней произошло, связать новый свитер, ку­пить косметику, посетить театр или музей и съездить на берег залива. И заметьте, что это было не нашим советом, а ее собственным жела­нием. Если бы мы посоветовали ей связать свитер или взять тайм-аут, она могла бы не выполнить наш совет и разочароваться в своей силе воли, уйти в еще более глубокую депрессию. Мы разрешили ей слушать себя, и она услышала свои советы, которым ей хочется по­следовать и которые для нее естественны. Сделав первый шаг, она сделает второй, и третий, и следующие.

изложение на прожитую тему125

Диссоциированная форма восприятия песочного поля и выстро­енной на ней композиции, которая является отражением душевного состояния человека, позволяет увидеть свое состояние со стороны, оценить его и соединиться с ним, осознать, почувствовать себя и ин­тегрироваться со своими ценностями. Самое важное для человека — существовать в настоящем как целостная личность. В момент, когда целостность утрачивается, человек ощущает дискомфорт. Это могут быть апатия, агрессия, раздражение или замыкание в себе, недоволь­ство собой или окружающими, жалобы или нытье, скука или уны­ние. В таких состояниях человек растерян и несобран. Ему так и го­ворят: «Соберись!» Собраться можно разными способами, в том числе и на песочном поле. Быть цельным — значит быть здоровым и силь­ным. В состоянии целостности от прожитого жизненного пути оста­ется ощущение успеха, уверенности, накопленного опыта. Какой опыт вы будете накапливать: опыт целостности или нецелостности, зависит от вас и вашего отношения к себе.

МИРАЖ

Вдали от суетной земли плывут по небу корабли.

Елена Фролова

Проходит время, и то, что так волновало и мучило, куда-то исче­зает, становится незначительным и незаметным. То ли потому что отдалилось, то ли потому что перестало входить в нашу систему эмо­циональных ценностей. В детстве мир был настоящим, он звенел в сердце человека и в унисон с ним. Заменив мир правилами и обще­ственно-значимыми ценностями, человек может зайти втупик. Мож­но стучать кулаками и головой в стену, можно остановиться, впро­чем, и так уже остановился, вернуться в точку отсчета и пойти другим путем, более приемлемым или значимым. Цивилизованное челове­чество гордится своими достижениями. Оно словно уснуло под рек­ламной пропагандой знаков хорошей жизни. Когда после долгих уси­лий человек получает внешний знак благополучия, он демонстрирует это приобретение другим и получает одобрение от общества. «Зом-бированность» внешними факторами влияет на духовное состояние. Гоняясь за миражами, забывая себя, уничтожая свои духовные цен­ности в угоду общественному мнению, человек, окончательно изма­тываясь, перестает воспринимать себя, как человека. И ощущает себя только потребителем. Душа отпускается, любовь выгоняется, мило­сердие забывается. Духовность не входит в лексикон. И все же каж­дый человек стремится, пока он жив, быть человеком. Нелегко вы­путаться из паутины «зомбированное™». Трудно и не запутаться. Когда со всевозможных экранов демонстрируется и утверждается, что нужно человеку для удовлетворения его материальных потребностей. А при ближайшем рассмотрении мы можем убедиться, что тепло се­мьи теплее любой норковой шубки. Что, занимаясь интересным де­лом, забываешь о еде и сне. Без дела и в одиночестве начинаешь за­полняться салатами и деликатесами. Пока не лопнешь от возмущения своей полнотой. В этот момент может и возникнет понимание, что полнота души прекраснее полного желудка.

t

■■ Мира*

127

Понимания может и не появится, но недовольство собой будет. Подмена ценностей миражами влечет предсказуемые последствия.

Девушка на сеансе сказала, что ей нужен ребенок. «А зачем тебе ребенок?» — «Чтобы было чем заняться». Как-то звучит это сухо. «Ну, чтобы развивать в нем то, что не развито во мне». — «Невозможно развить в другом то, что не развито в тебе. Ребенку можно передать только то, что развито в тебе». Вот так ребеночек сидит в облаках и смотрит, как его ждут, чтобы было, чем заняться. Но, так или иначе, ребенок в программе поля отделен от автора композиции препятстви­ем в виде деревянной лошадки, рядом стоят туфельки, как порица­ние себя за невозможность реализоваться в качестве матери и жен­щины. Композиция называется «Представление о жизни». Корабль и рыбы плывут по песочным волнам. «Если бы я разгребла песок, там бы все равно была бы не настоящая вода, а доска». Вслушавшись в #гу фразу, можно понять, что в подсознании нет настоящих чувств, в какой-то миг они были спрятаны, отодвинуты или перестали ис-йользоваться автором этой композиции. Мы не говорили об этом де­вушке. Но по мере рассказывания о своих фигурках и состояниях что-то проснулось в ее душе. Мы не говорили, что именно нужно менять, а просто предложили сделать так, как было бы лучше ей.



t

■■ Мира*

127

Понимания может и не появится, но недовольство собой будет. Подмена ценностей миражами влечет предсказуемые последствия.

Девушка на сеансе сказала, что ей нужен ребенок. «А зачем тебе ребенок?» — «Чтобы было чем заняться». Как-то звучит это сухо. «Ну, чтобы развивать в нем то, что не развито во мне». — «Невозможно развить в другом то, что не развито в тебе. Ребенку можно передать только то, что развито в тебе». Вот так ребеночек сидит в облаках и смотрит, как его ждут, чтобы было, чем заняться. Но, так или иначе, ребенок в программе поля отделен от автора композиции препятстви­ем в виде деревянной лошадки, рядом стоят туфельки, как порица­ние себя за невозможность реализоваться в качестве матери и жен­щины. Композиция называется «Представление о жизни». Корабль и рыбы плывут по песочным волнам. «Если бы я разгребла песок, там бы все равно была бы не настоящая вода, а доска». Вслушавшись в $ту фразу, можно понять, что в подсознании нет настоящих чувств, в какой-то миг они были спрятаны, отодвинуты или перестали ис-йользоваться автором этой композиции. Мы не говорили об этом де­вушке. Но по мере рассказывания о своих фигурках и состояниях что-то проснулось в ее душе. Мы не говорили, что именно нужно менять, а просто предложили сделать так, как было бы лучше ей.



128

Часть седьмая

Если интересно, что было дальше, то картина преобразилась вот таким образом. Изменилось и название: «Моя жизнь»: «Это роднее».



Руки иногда ставят фигурки совсем не так, как подумала голова. Потому что в голове у нас программы, поставленные извне. Обще­ством ли, родителями, школьными педагогами, воспитателями. В ру­ках мы держим то, что чувствуем. Руки не знают миражей. Они дви­жутся за колебаниями души, и в них есть что-то похожее на истину. Они как люди, лишенные слуха и речи, жестикулируют нам о нашем состоянии. Посмотрите на свои руки. К кому они тянутся, кого лю­бят, кому грозят, кому указывают. Руки, как флюгер, поворачивают­ся вслед за нашими душевными порывами.

РИТУАЛЫ

Возьмет Господь в ладони заплаканную душу.

Елена Фролова

Человек подвержен ритуалам и рад их совершать. Он не задумы­вается, для чего это нужно, что значит какое-то ритуальное действо — делает, и все. Пожалуй, это и правильно. Под защитой ритуалов спо­койнее и надежнее. Кто-то великий решил за меня все, и, причас­тившись к ритуалам, человек ощущает себя частью великого и сам кажется себе величественным. Вступив в ритуальное действо, чело­век отвлекается от самого себя и становится частью процесса. Риту­ал — средство (основной инструмент) восстановления, обновления, усиления прежнего существования. Он соприроден акту творения, воспроизводит структурой и смыслом то, что было создано актом тво­рения. Переживает его заново. Ритуал связывает «здесь и теперь» с «там и тогда» — обеспечивает преемственность бытия человека в мире. Во многих случаях ритуал подчиняет себе миф, предопределяя его роль в мотивировке ритуала, словесном комментарии. Ритуал отно­сится к священнодействиям. Ни одна бабушка-заговорщица не бу­дет лечить без молитвы, она воспользуется прошедшими сквозь века словами, сложившимися в определенный порядок и ритм. Через слово человек подключается к небытию. Приобщение к высшим силам Ас­трала способствует успеху. Наговор или заговор производится на ут-реннюю или вечернюю зорю, или определенное время дня, недели, месяца, года. В ритуалах присутствуют священные предметы, травы, черные курицы, пентаграммы, священные стихии — вода, свеча, костер. Обращение к ветру или земле-матушке также является тра­дицией в нетрадиционных методах лечения, которые когда-то были традиционными. Использование ритмов, извлекаемых из бубна, спо­собствует восстановлению состояния истощенного человека. Наибо­лее сильное воздействие имеет слово. Оно может быть произнесено шепотом или выкрикнуто, может быть сказано проникновенным то­ном, а может— суровым, беспрекословным, монотонным или не-

130

Часть седьмая

обычным. Тексты молитв, заговоровтрадиционны, заучены, переда­ются из поколения в поколение. Так же передаются и традиционно исполняются массовые обряды и ритуалы. Масленица, день Ивана Купала, Рождество, новогодний праздник, свадьба, Пасха и т. п. Ри­туал изначально имел некую расшифровку, некий смысл. Наверняка есть люди, хранящие этот смысл и знающие его. Для массового со­знания расшифровка смысла не то, что утрачена и забыта, — люди этим не интересуются. Им не важно знать смысл ритуала, они готовы стоять Всенощную и осенять себя крестным знамением, потому что так принято, так положено. Они вступили в некое предписанное за­ранее действо и соблюдают обычаи, чтобы остаться в избранном ими сообществе. Они следуют принятым правилам, избавляя себя от из­лишних напряжений, становятся сопричастны традиционному образу поведения. Любой ритуал или обрядовое действо являются подклю­чением к космическим или Высшим силам. Ответственный за про­ведение обряда знает, как подключиться. Участники обряда знают, что он знает, и следуют ему беспрекословно. В этот момент прояв­ляется полное доверие кому-то. Полное подчинение воли другому человеку и, значит, отключение собственной. Участник обрядового действа перестает контролировать процессы, переходит в состоя­ние раскрепощенности, расслабления, доверия миру через доверие к ведущему. Не задумываясь и не подвергая ничего сомнениям, че­ловек включается в коллективное действо: хоровод, игры, катание с гор или на лошадях, пение, пляски, еда и питие и другие, опреде­ленные из года в год повторяющиеся действия. В этот момент чело­век ориентируется на свои ощущения и решает только, хочет он или не хочет войти в круг, стать участником космического причащения. Именно слияние с космосом является основной сутью любого об­ряда.

В повседневной жизни человек активно пользуется ритуалами. Здоровается, прощается, подписывает договоры, дарит подарки, моет руки, платит деньги за товар, за проезд в транспорте, выпивает ча­шечку чая или кофе в офисе. Такие ритуалы дают определенный на­строй на общение. Современный человек все время занят. У него нет времени осознать происходящее. На такие случаи человечество вы­работало типовые правила поведения. Этим правилам человек обу­чен. Правила заучены и применяются каждый раз, как элементарная настройка на ситуацию. Типовые правила позволяют приступить к выполнению поведенческой программы, не думая, не делая выбор между разными возможностями.

Ритуалы

131

Встречаясь с человеком, пришедшим на песочную терапию, пси­холог начинает с ним работу через слова, которые он повторяет каж­дому клиенту, стоящему перед началом работы около песочного поля: «Перед тобой песочное поле — это земля. Голубой цвет боков ящика вокруг поля — это небо. Если ты расчистишь слой песка, то обнару­жишь голубое дно. Это вода. И ты можешь сделать реку, озеро или море, что тебе захочется. Можешь и не делать. Просто создаешь свой рельеф, который ты хочешь. После того какты выстроишь свой ланд­шафт, ты смотришь на полку и выбираешь все, что подходит тебе, все, что притягивает, интересует, волнует, нравится. Собираешь эти фигурки в корзинку или в руки и выставляешь на поле. Доверься ру­кам. Руки знают, что делать». Для психолога этот текст, эти слова ста­новятся ритуальными. И хотя клиент этого не знает, они воздейству­ют и на психолога и на клиента именно так. Вводят обоих в состояние готовности войти в бессознательные слои и извлечь из них инфор­мацию.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

перейти в каталог файлов
связь с админом