Главная страница

Дорис Бретт - Жила-была девочка, похожая на теб... жила-была девочка, похожая на тебя


Скачать 1.15 Mb.
Названиежила-была девочка, похожая на тебя
АнкорДорис Бретт - Жила-была девочка, похожая на теб.
Дата29.01.2017
Размер1.15 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаDoris_Brett_-_Zhila-byla_devochka_pokhozhaya_na_teb.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипРуководство
#7899
страница3 из 16
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
2.Как научиться рассказывать
“истории про Энни”
Меня часто спрашивают: как лучше научиться рассказывать “истории про Энни”. Как освоить методику рассказывания и как испробовать ее на практике, можно, конечно, узнать из книг. Эти навыки можно также приобрести в результате обмена опытом между участниками специального семинара.
Человек, который впервые непосредственно сталкивается с методикой рассказывания, прежде всего захочет узнать ответ на два вопроса: “Могу ли я рассказывать истории?” и
“Каково их назначение?”.
Семинар дает людям возможность проверить свои способности в области сочинения и рассказывания различных историй, изучить воздействие различных историй.
Семинары могут функционировать по целым дням или по нескольку часов в день. Первые из них предоставляют каждому участнику возможность рассказать какую-нибудь свою историю или послушать рассказы других. Но даже семинары, функционирующие в течение более короткого времени, позволяют их участникам убедиться в эффективности рассказов на практике. Это — идеальный способ постижения техники или методики рассказывания для групп медиков, учителей или родителей.
Занятия в семинаре начинаются с краткого объяснения пользы рассказов, их воздействия.
Затем следует экспериментальная часть.
Участники семинара делятся на группы, состоящие из трех человек. Каждый член такой группы вспоминает, с какой трудностью или проблемой он или она сталкивались в детском возрасте. Если участники не хотят воспользоваться своим личным опытом, они могут рассказать то, что беспокоило их маленького пациента или ребенка, которого они хорошо знают. Они излагают эту проблему остальным членам группы как можно подробнее и, что особенно важно, с позиции самого ребенка рассказывают о том, как они пытались разрешить ее, чем эти попытки закончились, и как окружавшие их люди реагировали на это. Причем, все это рассматривается через призму детского восприятия, а не с сегодняшней позиции взрослого человека.
С этого момента сама атмосфера семинара преображается. Будничное, рабочее настроение коллег, заполнивших комнату, меняется. Общение между ними становится более теплым и оживленным. По всей комнате слышится гул комментариев: “Я испытывал то же самое”... “Я это хорошо помню”... “Я тоже”... Люди признают всеобщий характер многих детских бед и переживаний. Они поглощены разговорами и воспоминаниями, они мысленно перенеслись обратно в детство.
Вопросы, обсуждаемые группами, не должны быть всеобъемлющими, очень серьезными и слишком жгучими. В условиях семинара лучше браться за менее значимые, но, тем не менее, актуальные для данного ребенка проблемы.
Например:
Один школьник очень хорошо успевал по всем предметам, кроме математики. Он не переносил арифметических действий с числами, чувствовал себя недоумком и очень злился на уроках математики. Одна девочка каталась верхом на лошади, и та вдруг понесла. С тех пор девочка всегда испытывала беспокойство и страх, когда рядом были лошади. Один мальчик терпеть не мог, когда его дом навещали родные тетушки. При встрече они непременно целовали его в щеку. Он ненавидел, когда его целовали, но получал нагоняй от своих родителей за невежливость, если пытался ускользнуть от них.
Один мальчик, пациент, получил ожоги лица в результате несчастного случая и страшно страдал от того, что был не похож на других детей.
Заслушав проблему, участники семинара сосредоточиваются на том, что могло бы помочь данному ребенку. Как разрешить его проблему? Каким путем можно изменить положение? Группа рассматривает все представленные на обсуждение проблемы,
сосредоточивая внимание на том, что могло бы помочь в каждом конкретном случае.
Решения, к которым приходит группа, будут впоследствии включены в одну из “историй про Энни”.
Затем маленькие группы объединяются в большие. Наступает время обратной связи.
Проблемы, решение которых застопорилось в маленькой группе, могут быть переданы в большую группу для обсуждения. На следующей встрече участники семинара снова возвращаются в свои “тройки”. Два члена каждой такой группы отправляются сочинять
“историю про Энни”. Сочинив историю, они возвращаются в группу, чтобы рассказать ее третьему члену группы. Этот процесс продолжается до тех пор, пока каждый член группы не прослушает и, в свою очередь, не расскажет новую историю.
Работа в “тройках” не означает, что каждый обязательно должен придумать свой собственный рассказ. Всегда найдется кто-нибудь, кто подбросит какую-нибудь идейку.
Если в малой группе дело застопорится, можно всегда обратиться за помощью к большой.
Одна идея потянет за собой другую. Люди, которые прежде считали, что они никогда не смогут сочинить какую-нибудь историю, неожиданно для себя начинают “сплетать” рассказы с довольно запутанными ходами, делая это все с большей легкостью и удовольствием. Кажется, что сама атмосфера в группе создает условия для того, чтобы спокойно расслабиться и включить свое воображение.
Участники семинара — люди, которые в самом начале высказывали циничное отношение к рассказам, говорят впоследствии, как они были тронуты, когда услышали собственные рассказы. У многих создавалось впечатление, что эпизод, который в их рассказе оставался неоконченным, получал завершенность в интерпретации других.
Одна из участниц семинара, которую я здесь буду называть Кейт, рассказала случай из своего детства, который имел довольно серьезные последствия для нее. Сравнительно безобидный инцидент поставил ее в очень глупое и неловкое положение. С тех пор, в течение длительного времени, Кейт старалась избегать ситуаций, которые могли иметь аналогичный результат. Она сознавала, что тем самым ограничивала свои потенциальные возможности роста и общего развития.
В истории, которую мы рассказали Кейт, говорилось о маленькой девочке по имени Кэти, которая совершила действительно дурацкий поступок. Она чувствовала себя глупой и униженной и была уверена, что никто на свете не сделал бы такой глупости.
Класс, в котором училась Кэти, как-то организовал благотворительный концерт. Каждый должен был что-то придумать, чтобы помочь собрать деньги. Некоторые школьники пели и танцевали. Другие пекли печенье, чтобы продавать его во время антракта. Кэти не хотела делать ни того, ни другого. Она просто не знала, что делать. Она думала и думала.
Внезапно ее осенила идея: она организует соревнование под названием “Самая большая глупость, которую я когда-либо делала”. Дети должны были заплатить за представляемые ими заявки, рассказывающие о самой большой глупости, которую они сделали в своей жизни. Кэти и ее друзья должны были читать эти заявки-записки со сцены, а автор, заслуживший больше всех аплодисментов, мог рассчитывать на премию. Когда стали поступать записки, Кэти не переставала смеяться над их содержанием. Она и не подозревала, что так много ребят могли наделать столько глупостей. И это ей даже нравилось. Она тоже написала такую записку. Кэти очень хотелось стать победительницей соревнования, но при наличии такого количества других презабавнейших записок, она не была уверена, что это ей удастся.
Наступил долгожданный день. Кэти и ее друзья зачитывали записки. Зал аплодировал и буквально грохотал от смеха. Зрителям это пришлось по вкусу. Как вы думаете, чья записка понравилась больше всех? Правильно, записка Кэти. Она стояла и улыбалась. Ее окружили люди и говорили, что она просто бесподобна, что идея организовать такое соревнование была блестящей, что они собрали много денег и прекрасно провели время.
А ребята все подходили и подходили к ней и рассказывали о других глупостях, которые они сделали. Они спрашивали ее, не собирается ли она организовать такое же
соревнование в следующем году, чтобы они тоже могли принять в нем участие. Кэти просто не могла не улыбаться.
Другая участница семинара, Розмари, рассказала случай, который произошел с ней, когда ей было восемь лет. Как-то мама послала ее в магазин. Прежде, чем перейти дорогу, она сначала посмотрела налево, потом направо, как ее учили. Розмари заметила идущую машину, но посчитала, что вполне успеет перейти на другую сторону. Она побежала через дорогу, но автомобиль мчался быстрее, чем она думала. Машина со скрежетом остановилась. Розмари стояла по другую сторону дороги и дрожала от страха. Женщина, которая вела машину, вышла из нее и стала дико кричать на Розмари. Она обзывала ее идиоткой, гадкой девчонкой, безнадежным ребенком. Услышав шум, местный лавочник вышел на улицу и тоже стал кричать на Розмари. Девочка застыла от страха. Она чувствовала себя страшно виноватой, и ей было ужасно стыдно. Она была слишком перепугана, чтобы рассказать своим родителям о происшедшем и боялась, что они тоже могли поверить, что она — ужасный ребенок. Она очень боялась, что хозяйка машины проследит за ней и расскажет обо всем ее родителям. Розмари то и дело отворачивала голову от проходящих мимо машин, чтобы в случае, если женщина окажется в одной из них, она не могла бы ее заметить. Когда Розмари сама находилась в машине, она приседала всякий раз, когда мимо проезжала встречная машина.
В группе Розмари ей рассказали случай, который произошел с маленькой девочкой: она чуть-чуть не попала под машину когда переходила дорогу. Женщина, которая вела машину, вышла из нее и стала дико кричать на девочку. Та страшно перепугалась, но, к счастью, быстро сообразила, что эта женщина была злой ведьмой, которую люди давно ловили и никак не могли поймать. Девочка поняла также, что в следующий раз, когда она будет переходить дорогу, ей следует быть более осторожной, но все равно считала, что она не заслужила, чтобы на нее так кричали. Девочка стала следить за ведьмой, и когда та ее снова “засекла”, она помогла людям схватить ее. Так маленькая девочка прославилась.
Всем страшно хотелось увидеть девочку, которая поймала ведьму. Когда она проезжала в машине, люди махали ей руками, и она тоже махала им в ответ. Когда она шла пешком, люди, проезжавшие мимо на машине, махали ей и громко приветствовали ее. Она чувствовала себя на седьмом небе.
После семинара Розмари сказала мне, что этот рассказ произвел на нее сильное впечатление. “Я с удовольствием слушала рассказ и в конце его почувствовала облегчение, — сказала она. — Я почувствовала себя виноватой и никогда не позволяла себе сердиться на женщину за то, что она накричала на меня. Возможно, она была не права, когда меня так изругала. Сейчас все так легко понять, но прежде мне это никогда не приходило в голову. После семинара я села в поезд, чтобы поехать домой. В поезде я чувствовала себя удивительно легко и спокойно. Когда я вышла из вагона, мне пришлось идти по довольно узкому тротуару; вереницы автомобилей проносились мимо. И вот тогда-то я действительно почувствовала разницу. Казалось, что я шла по воздуху, что мои ноги едва касались земли. Все краски вокруг меня стали более яркими, а небо еще более голубым. Прошел дождь. Воздух был напоен дивным ароматом трав и цветов. Это было великолепно!”
Во время семинара его участники также начинают понимать, как важно уметь слушать, проникать во внутренний мир ребенка и пытаться понять его.
В качестве примера я снова напомню проблему девочки, которая едва не разбилась на лошади. Женщина, с которой это произошло в детстве, рассказала об этом случае членам своей семинарской группы и подчеркнула, что с тех пор она всегда относится к лошадям с опаской. Внешне все напоминало классический случай фобии: девочка испугалась, когда ее лошадь стала неуправляемой и после этого стала сторониться лошадей. Но когда участница семинара рассказала эту историю и стала отвечать на вопросы своих коллег, возникла еще одна тема. Дело в том, что для девочки самым огорчительным моментом в этом инциденте был не страх, не беспокойство за свою безопасность, а убеждение, что она
не сумела справиться с лошадью, управлять ею. Ей казалось, что лошадь вышла из-под контроля и понесла по ее вине. Она чувствовала себя неумехой, и ей было стыдно.
Рассказ, который мы для нее сочинили, был очень прост. В нем говорилось о девочке, лошадь которой понесла. Произошло это не по ее вине; иногда лошади чего-то пугаются и летят стремглав. Когда лошадь с вжавшейся в седло девочкой наконец остановилась, их окружила толпа.
“Вот это да! — сказал один очевидец. — Как только ты умудрилась остаться в седле?”
“Какая ты смелая! Молодец!” — сказал другой.
“Ну, знаешь! Я бы и минуты не смог удержаться в седле, — сказал третий. — Как это ты сумела?!”
Сочинение рассказов также стимулирует ваше чувство юмора и настраивает на игровую, шутливую волну. Вспомним, например, уже упоминавшуюся проблему, связанную с мальчиком, который не любил математику. Мальчик повзрослел, окончил колледж, где он прекрасно успевал по всем предметам, но все-таки продолжал ненавидеть цифры. Беседуя с другими членами своей семинарской группы, он вспоминал, какое унижение всегда испытывал, сталкиваясь с математикой, и как злился и сопротивлялся, когда ему приходилось иметь дело с цифрами.
Мы ему рассказали историю о мальчике, который терпеть не мог цифры. Он считал, что арифметические действия были ему не по зубам, что цифры существовали только для того, чтобы его надуть и объегорить, и не хотел с ними иметь дела вообще. Так что можно себе представить, какую “радость” он испытывал, когда в один “прекрасный” день учитель вызвал его к доске и попросил решить уравнение. Он вышел к доске, встал перед ней и уставился на цифры.
“Думаете, вы такие прыткие и ловкие? Да?” — сказал он, обращаясь к ним. Ему хотелось взять тряпку и стереть их. Все! По правде сказать, ему хотелось вообще стереть все цифры на всем белом свете. Он снова уставился на доску. И вдруг случилось нечто очень странное. Цифры отстали от доски. С минуту они еще продержались на своем месте, а потом упали на пол и стали там беспомощно извиваться. Мальчик очень испугался. Он наклонился, чтобы лучше рассмотреть их. Они извивались под ногами, как смешные маленькие червячки, стараясь изо всех сил выпрямиться. Они видели, что он на них смотрит.
“Помогите! — визжали они. — Пожалуйста, помогите нам!”
Мальчик нагнулся еще ниже. Они были такими жалкими.
“Пожалуйста, — обратились они к нему, — ведь только ты один можешь помочь нам.
Посади нас снова на доску, пожалуйста! Мы здесь все смешались и перепутались. Скажи, куда нам идти”.
Мальчику стало их жалко: “Но я же не знаю, в каком порядке вы должны стоять”.
Цифры разволновались и стали покачиваться. “Значит, ты нам поможешь? — обрадовались они. — Вот здорово! Ведь нам было так скверно, когда ты нас ненавидел”.
“Правда?” — удивился мальчик.
“Да, — ответила одна цифра. — Иногда мы даже плакали, когда ты нас не замечал”.
“Но ты никогда не слышал нас, — сказала другая цифра, — а мы никак не могли додуматься, как сделать так, чтобы ты нас услышал”.
“Это очень странно, — ответил мальчик. — Я всегда думал, что вы вообще не хотели иметь со мной никакого дела”.
“Но это совсем не так!, — ответили цифры. — Ведь сами по себе мы ничего не можем сделать. Только ты поможешь нам встать по порядку”.
“Значит, — сказал мальчик, — вы действительно хотите, чтобы мы были друзьями?”
“Конечно, — ответили цифры. — Мы давно хотели подружиться с тобой. У нас столько разных игр, в которые мы могли бы играть вместе”.
Мальчик разволновался.
“Я согласен!” — сказал он.

“В таком случае, — сказали цифры, — помоги нам вернуться на доску: тогда мы сможем найти свое место”.
После этого мальчик подружился с цифрами. Они научили его многим играм.
Арифметика так понравилась ему, что он часто забывал спуститься в столовую на обед.
Его мать очень сердилась на него.
“Альберт! — кричала она. — Пора обедать!”
Когда он все же задерживался, так как хотел довести игру до конца, она сердилась еще больше.
“Альберт! — снова звала она сына, стоя посредине столовой, упершись руками в бедра. —
Альберт Эйнштейн, когда же ты, наконец, соблаговолишь спуститься в столовую?”
Другой забавный выход из положения был найден для мальчика, который не любил, когда его целовали его тетушки. Мальчик решил, что взрослые с ним совсем не считаются. Он пытался противиться этому, но все его усилия завершались наказанием. Героя рассказа, маленького мальчика, осенила блестящая идея. Он достал банку и наполнил ее смесью из самых наимерзейших гадостей: вонючий, протухший бульон, оставшийся после отваривания требухи, остатки зубной пасты , запах которой он просто не переносил, и прочие невообразимые мерзости. Когда он увидел, что тетушки приближаются, он пулей подлетел к своей банке, окунул в нее палец и намазал им щеку в том самом месте, куда родственницы обычно с жаром многократно прикладывались. Затем маленький алхимик спустился вниз, улыбаясь своему тайному замыслу и заранее злорадствуя, что, лобызая своего обожаемого племянничка, восторженные тетушки почувствуют отвратителный запах. Так он смог заставить взрослых считаться с ним.
Для мальчика, который очень стеснялся своих шрамов на лице, мы сочинили рассказ о рыцарях старых времен. Один из смелых и храбрых рыцарей приходил к мальчику по ночам и рассказывал ему о самых знаменитых рыцарских приключениях. Рассказывал, как в те далекие времена рыцари сражались за честь и справедливость и рубили злодеев.
Рыцарь, который чаще всех выходил победителем в борьбе со злом и несправедливостью, снискал любовь всего народа и считался образцом для подражания. Кто был этот рыцарь?
Конечно тот, кто отважнее всех боролся со злом. На его теле было много следов этих сражений — рубцов и шрамов. Эти шрамы были своего рода почетными отметинами, и все, кто их видел, проникались уважением к храброму и доблестному рыцарю.
Действие рассказа может происходить как в реальной жизни, так и в сказочной стране, а их действующими лицами могут быть любые персонажи, от обычных детей до кудесников и говорящих животных. Два приведенных ниже рассказа могут служить примером историй, действие которых происходит и в повседневной жизни, и в мире волшебства.
Отец одной из участниц семинара был очень требовательным человеком, строгим перфекционистом. Он предъявлял исключительно высокие требования к своей дочери и придирался буквально ко всему, что она делала. Ей хотелось возразить отцу, но она никак не могла решиться.
Поговорить с отцом девочка из нашей истории боялась. Она долго думала как ей лучше это сделать, и, наконец, придумала. Она напишет рассказ о маленьком мальчике, у которого та же проблема, что и у нее, и у которого точно такой же отец, как у нее. Когда ее отец прочтет рассказ, решила она, он поймет, каково ей. Она взяла ручку и бумагу и написала рассказ.
Ужасно волнуясь, она дала его прочесть отцу и была поражена, когда в процессе чтения выражение его лица стало меняться. Он совсем погрустнел. “Боже мой, — сказал он, закончив читать рассказ, — когда я был маленький, я чувствовал то же самое по отношению к своему отцу, что и этот мальчик”. Девочка очень удивилась: “То же самое?”
“Да, — ответил отец, вспоминая прошлое. — И это было просто ужасно”.
Он бросил взгляд на свою дочь: “А ты? Ты думаешь то же самое обо мне?” — спросил он.

Девочка утвердительно кивнула головой. “Да, — сказал ее отец задумчиво. — Знаешь, я не думал, что это так. Может быть, нам стоит поговорить об этом?” Девочка снова кивнула головой: “Да, я бы хотела...”
Другая участница семинара попросила, чтобы мы сочинили рассказ для ее пациентки.
Девочка, ее пациентка отказалась посещать школу, ее мать страдала агорафобией. Так как девочка отказалась учиться в школе, а ее мама боялась открытого пространства, обе они редко выходили из дома. В рассказе, который мы сочинили, говорилось о Королеве и
Принцессе, которые жили в далекой стране. Королева и Принцесса все время находились в замке, потому, что их заколдовал один волшебник. Он сказал им, что если они выйдут из замка, случится что-то ужасное. Принцесса и ее мать были перепуганы и решили, что будет безопаснее, если они никогда не будут выходить вообще.
Сначала все шло как будто нормально, но потом дела в замке изменились к худшему.
Первой это заметила Принцесса. Она обнаружила, что она сама и ее мать стали уменьшаться. Чем дольше они не выходили из замка, тем меньше становились. Сначала это выражалось просто в неудобстве: чтобы достать что-то из шкафа, приходилось туда тянуться, обувь становилась слишком большой и т.д. Но по мере того, как они уменьшались, каждый день приносил им все большие и большие трудности и осложнения.
Принцесса начала сомневаться в правоте слов колдуна. Но что будет, если она выйдет из замка? Она с тревогой думала об этом, когда кто-то вдруг постучал в дверь. Это был почтальон, который принес им почту.
“Вы чем-то озабочены, Принцесса?” — спросил он. И Принцесса рассказала ему о своей беде. “О, Боже мой, — сказал почтальон, — я знаю этого колдуна; он большой обманщик.
Его заклинания никогда не сбываются. Я уверен, что если вы выйдете из замка, ничего не случится”.
“В самом деле?” — удивилась Принцесса. Она представила себе на мгновение, как она выйдет на волю. “Но ведь я уже давно никуда не выходила, — объяснила она почтальону.
— Я отвыкла от людей”.
“Очень многие люди на воле знают вас, — сказал почтальон, — а вы знали их еще до того, как вас заколдовали. В случае чего, вы всегда можете обратиться к ним за помощью, и они просто будут счастливы помочь вам”.
Принцесса задумалась над словами почтальона и решила сделать попытку выйти из замка.
Она слегка нервничала, когда открыла дверь замка и пересекла ров. Но почтальон был прав. Заклятие колдуна не подействовало. Ничего плохого не случилось. Принцесса стала регулярно выходить из замка. Она заметила, что с каждым разом она становилась выше ростом и сильнее. Прошло немного времени, и Принцесса обрела свой обычный рост и стала в состоянии делать все, как прежде. Она была очень довольна собой.
Этот рассказ можно расширить и построить иначе, в зависимости от потребностей вашего ребенка и его особенностей. Можно, например, рассказать, что думала Принцесса, когда узнала, что Королева была тоже заколдована волшебником и поэтому ничем не могла ей помочь. Или можно сосредоточиться на том, как Принцесса училась в школе для принцесс и что она там для себя почерпнула.
Семинарская группа решила сделать упор на этой стороне рассказа, поскольку это затрагивало также мать ребенка. Они считали, что боязнь выхода в большой мир — тема, касающаяся как матери, так и ребенка. Это указывает медикам еще на одну цель применения рассказов — помочь родителям соприкоснуться с миром их ребенка а, возможно, и с их собственным миром.
Следует также помнить, что рассказы вовсе не должны охватывать сразу все. Они могут касаться разных сторон проблемы.
Вспомним, приведенный ранее рассказ Розмари. Она была той маленькой девочкой, которая едва не попала под машину. Группа Розмари сочла, что самым важным и серьезным последствием этого инцидента было то, что в результате его она стала чувствовать себя преступницей, за которой охотятся. Они решили сосредоточить
внимание как раз на этом и воспользоваться рассказом, чтобы выправить положение.
Розмари, конечно, понимала, что, переходя дорогу, она слишком поспешила — ей не нужно было это доказывать — но она чувствовала на себе бремя стыда и вины, несоизмеримое с тем, что произошло на самом деле. Группа Розмари могла также сочинить рассказ, объясняющий, что владелица машины так вопила и ругалась потому, что перепугалась сама.
Истории, рассказанные на этих страницах, указывают лишь на некоторые способы воздействия корректирующих, терапевтических рассказов. И это тоже — одно из достоинств и ценных качеств семинара, где собравшиеся обмениваются важным опытом.

3.Боязнь темноты
Боязнь темноты — один из наиболее распространенных страхов у детей. Часто она начинается лет с трех и длится до предподросткового и даже подросткового возраста.
Большинство из нас в темноте теряет ориентацию. Все знакомые нам ориентиры исчезают. И даже если не исчезают, то изменяют свой облик и кажутся более зловещими и таинственными, чем их дневные двойники. Темнота — это мир теней и загадок. Это — время, когда мы чувствуем себя изолированными, остаемся наедине со своими мыслями, фантазиями и страхами.
Для большинства детей боязнь темноты сопряжена со страхом неизвестности. Иногда этот страх вызывается самым состоянием темноты, становясь фобией темноты. Эту разновидность страха можно рассматривать и лечить по типу других страхов и фобий.
При рассмотрении темы данной главы я исхожу из предположения, что боязнь темноты у ребенка в основном связана со страхом перед чудовищами, которые якобы могут скрываться там.
“Видение” чудовищ в темноте — явление настолько обычное, что может считаться почти всеобщим. Обладая богатым воображением, дети зачастую не способны отличить фантазию от действительности. Для них чудовища, которых они якобы видят, так же реальны, как вы или я. Обычно вы стараетесь убедить напуганных детей, что нет никаких чудовищ, ведьм или каких-то других мерзких тварей, которые им чудятся. Но дети вам не верят. Они могут согласиться, что сейчас, когда вы с ними, чудовищ в комнате нет, но они совершенно уверены, что стоит вам только уйти и выключить свет, они появятся вновь.
Более того, когда вы утверждаете, что чудовищ не существует и это все — плод их глупых фантазий, дети чувствуют себя униженными и непонятыми. Под гнетом страха дети считают себя в какой-то степени неполноценными и без этого дополнительного стресса.
Можно, конечно, порекомендовать родителям включать свет и показывать ребенку, что страшное чудовище, которое он “видел”, в действительности, всего-навсего — оставленная на стуле одежда, и т.д. Но важно также снабдить детей средством, которое поможет им справиться с воображаемыми чудовищами в ваше отсутствие. Другими словами, необходимо помочь им почувствовать себя более сильными перед лицом представляющихся опасностей.
Нередко чудовища являются проекцией злости, раздражения или дурного настроения ребенка. Они содержат в себе “дурные” чувства и эмоции, с которыми ребенку трудно справиться. Таким образом, предоставляя ребенку возможность изучить этих чудовищ и противостоять им, вы, в то же время, указываете ему на путь владения собой.
Иногда ночные страхи детей сосредоточены вокруг грабителей и похитителей детей, особенно если такие события действительно имели место и обсуждались взрослыми. С детьми, которые боятся грабителей, похитителей детей и т.п., полезно прорепетировать действия, которые они могли бы предпринять, обнаружив в доме, скажем, вора- взломщика. Они могут, например, побежать в комнату своих родителей и позвать их.
Покажите детям, что двери и окна их дома заперты, и, стало быть, ночью им ничто не угрожает. Дети могут также сами сконструировать для себя сигнализацию или системы устрашения взломщиков. По своему воздействию они подобны “волшебному средству”, позволяющему ребенку вернуть самообладание.
Важно, чтобы постель, спальня стали местом, где ребенок успокаивается, а не местом, где он “отбывает наказание”. В последнем случае постель и спальня могут вызывать у него отрицательные эмоции. А комната, вызывающая такие эмоции, становится вместилищем всевозможных страхов.
Установите ночное освещение, которое ребенок мог бы включать и выключать по своему желанию. Очень поможет также специальное придуманное устройство. Таковым может служить все что угодно — от карманного фонарика до пустого аэрозольного баллончика.

Можно также порекомендовать вашему ребенку рисовать чудовищ, а затем рвать эти рисунки в клочья, или лепить их из глины, чтобы потом сплющить их в лепешки. Это позволяет вашему ребенку не только выразить свои “чудовищные” чувства и эмоции, но и меньше бояться чудовищ и, в конечном итоге, обрести власть над ними.
История про Энни
Энни была маленькой девочкой, которая жила в коричневом кирпичном доме вместе с мамой, папой и большой черной собакой.1
Приближалось время сна. Значит ей нужно было ложиться в постель. Но Энни изо всех сил старалась что-то придумать, чтобы отодвинуть это время.2
“Я очень проголодалась, — заявила она маме. — Я думаю, мне надо хорошенько поесть, прежде чем ложиться спать”.
“Не выдумывай, деточка моя, — ответила мама. — Ты отлично поужинала, и сейчас слишком поздно есть”.
Энни на минутку задумалась.
“Сейчас идет интересная передача по телевидению, и я хочу ее посмотреть. Я останусь здесь”.
“Никаких “останусь”, — твердо ответила мама. — Через пять минут ты должна быть в постели!”
“О, я забыла кое-что рассказать Нэнси, — схитрила Энни. — Я должна ей позвонить”.
“Нэнси уже спит, деточка моя, — сказала мама. — Расскажешь ей обо всем завтра в школе”.
“Мне бы стаканчик водички”, — продолжала придумывать Энни.
“Ты же пила буквально минуту назад, — ответила мама. — Я думаю, сейчас тебе пора спать”.
Мама поцеловала Энни и укрыла ее одеялом.
“Доброй ночи, спи, моя детка, крепко, и чтоб клопы не кусали мою детку”, — пожелала она своей дочке на прощанье.
Энни тяжело вздохнула. Она боялась не клопов, а совсем других существ. Но, может быть, ей повезет, и они не придут сегодня ночью.
Мама выключила свет. Энни слышала ее шаги, которые прозвучали удаляющимся эхом в холле. Она почувствовала себя очень одиноко, и ей стало страшно. Энни нырнула под одеяло, уползая вглубь, как маленький червячок уползает от ранней пташки.
Под одеялом было безопаснее. Ее никто не мог увидеть, и она также не могла видеть никого. Она была как невидимка. “А ведь как было бы здорово побыть хоть немного невидимкой, — подумала Энни. — Тогда можно было бы потихоньку подкрасться к людям и рявкнуть над ухом “У-у-у!!!” — как раз в тот момент, когда они занесли над своими блинами ложечку с вареньем. А еще здорово было бы послушать, о чем так тихо говорят мама с папой, отправив свою ненаглядную доченьку поиграть в другую комнату.
Можно было бы подкрасться ночью к дому этой вреднятины Дженни Браун, проникнуть туда и устроить ей “концертик” — попурри из шумов, создаваемых привидениями, и проучить ее, чтобы ей впредь неповадно было делать Энни всякие гадости в школе.
Энни глубоко вздохнула. Но вот ведь беда: оставаться невидимкой под одеялом — нестерпимо жарко. И беда еще в том, что стоит только высунуть нос из-под одеяла, как ты становишься видимой снова. Так что, этот план вряд ли осуществим. Но, может быть, на ее счастье они все-таки не появятся этой ночью.
Медленно-медленно, потихонечку Энни выползла из-под одеяла, открыла глаза и огляделась. В комнате была тьма кромешная. Но в этой тьме она могла разглядеть шкафы, занавески и жиденький, тусклый свет уличных фонарей, проникающий сквозь окно. Она увидела свой стол. Она увидела...

“А-а-а!” — Энни выпрыгнула с кровати и с воплем помчалась в гостиную.
Вскочила мама. “Энни, Энни, девочка моя! Что случилось?” — встревожилась она.
“Чудовище!!! — задыхаясь от испуга произнесла Энни. — Там, в моей комнате — чудовище”. И она расплакалась.
Мама крепко обняла ее. “Видно, тебя здорово напугали”, — сказала она.
Энни кивнула головой. “Это были огромные, мерзкие чудовища, — произнесла она сквозь слезы. — Они хотели схватить меня”.
“Хочешь, я пойду с тобой в твою комнату?” — спросила мама.
Энни кивнула.
“Но сначала, — сказала мама, — я должна сходить на кухню... У меня там есть одна вещица, которая наводит ужас на чудовищ”.
“Ой, правда?” — обрадовалась Энни.
“Сущая правда!” — уверенно сказала мама.
“Чудовища этого совершенно не переносят. Как только они это видят, они моментально испаряются”.
“А что это?” — спросила Энни. Она сгорала от любопытства. Подумать только: у мамы на кухне есть средство от чудовищ — противомонстровое оружие!
Когда они пришли на кухню, мама Энни выдвинула ящик и достала что-то оттуда. Это
“что-то” было похоже на короткую, толстую пластиковую палку со стеклышком на одном конце. Предмет был блестящий, синего цвета.
Энни посмотрела на него с некоторым сомнением.
“Это — особый, волшебный противомонстровый фонарик, — сказала мама. — Вот посмотри”. Она передвинула кнопочку сбоку фонарика.
“О, вот здорово-то! — сказала Энни, не спуская глаз с лучика света, бившего из фонарика.
— А как он действует?”
“Дело в том, — сказала мама, — что чудовища боятся света”.
“Правда?” — удивилась Энни.
“Правда, — подтвердила мама. — Ведь ты боишься тьмы. Разве не так? Так вот, а чудовища боятся света”.
“Да?, — изумилась Энни, начиная понимать что к чему. — Значит, ты хочешь сказать, что если я увижу чудовища в темной комнате, когда лежу в постели, мне стоит только включить волшебный противомонстровый фонарик, и они сразу дадут тягу?”
“Вот именно, — ответила мама. — Особенно они не выносят луч света, исходящий из волшебного противомонстрового фонарика”. Она взяла Энни за руку. — Пойдем в твою комнату, включим свет и ты увидишь, что там нет никаких чудовищ”.
Когда они пришли в комнату, Энни тщательно осмотрела все вокруг. Она заглянула в шкаф, за занавеску и под кровать, но не нашла ни одного чудовища.
“Верно, — сказала Энни. — Должно быть, фонарик отпугнул их”.
“А теперь, — сказала мама, — устраивайся в постели поудобнее и ничего не бойся — ты в полной безопасности, а твой волшебный фонарик мы положим здесь, рядом с твоей кроватью”.
“Хорошо”, — сказала Энни. Рядом со своим волшебным фонариком она чувствовала себя в безопасности.
“Спокойной ночи”, — попрощалась с ней мама и поцеловала ее.
Энни закрыла глаза и сразу же заснула.1
На следующее утро Энни спросила: “Можно мне взять кусок картона и большой черный фломастер?”
“Конечно, — сказала мама. — А зачем это тебе?”
“Это — секрет, — ответила Энни. — Я покажу тебе, когда закончу”.
Она ушла в свою комнату и принялась за работу.

Через час Энни вышла. “Посмотри, что я сделала”, — сказала она маме. В руках у нее был большой кусок картона с надписью: “ПРОЧЬ, ЧУДОВИЩА”, “ЭТА КОМНАТА
ОХРАНЯЕТСЯ ВОЛШЕБНЫМ ПРОТИВОМОНСТРОВЫМ ФОНАРИКОМ”.
“Да, — сказала мама тоном, исключающим всякие сомнения. — Это наверняка отпугнет чудовище”.
Энни гордо кивнула головой.
“А что из себя представляют твои чудовища?” — спросила мама.
“Они подлые и гадкие существа”, — ответила Энни.
“Почему бы тебе не нарисовать их? — предложила мама. — Ты бы тогда могла показать мне, какие они подлые и гадкие”.2
“Хорошо”, — согласилась Энни. Она любила рисовать. Энни изобразила чудовища такими, какими видела их в прошлую ночь. Она снабдила их желтыми, мерцающими в темноте глазами, заостренными зубами, и языками ярко-красного цвета.
“Боже мой! — воскликнула мама. — Они действительно безобразны. Да, к тому же, очень злые”.
“Они в самом деле были очень злые, — подтвердила Энни. — Они были злы еще больше, чем я, когда Дженни говорила обо мне гадости Саре, и когда я упала с велосипеда, и когда ты не позволила мне остаться посмотреть телевизор”. Она остановилась, чтобы сделать передышку. “И все это случилось в один и тот же день”.
“Все в один и тот же день?” — удивилась мама.
“Должно быть это был действительно несчастливый день для тебя”.
“Еще бы”, — подтвердила Энни.
“А известно ли тебе, — продолжала мама, — что иногда, когда ты очень злишься и не знаешь, что с этим делать, твоя злость ночью выползает наружу и, маскируясь, появляется в виде чудовищ?”
“Неужели?” — Глаза Энни широко раскрылись от удивления.
Мама кивнула головой.
“Зачем? — спросила Энни. — Зачем она это делает?”
“Наверное, потому, — ответила мама, — что злость хочет, чтобы ее заметили. А иногда потому, что хочет что-то сказать тебе”.
“А может ли злость причинить кому-нибудь боль?” — спросила Энни.
“Нет”, — ответила мама. — “Злость это — всего лишь чувство, состояние. Это что-то вроде пара. Если ее накапливается слишком много, ей требуется выход. Точно так же, как, скажем, пару требуется выйти наружу, когда вода в чайнике закипает. Для того, чтобы
“выпустить пар” злости, ты можешь, например, взбить подушку, походить взад-вперед по тротуару или нарисовать картинку с изображением злости”. (подробнее см. главу 5).
“Разве все мои чудовища появляются из-за моей злости?” — спросила Энни.
“По крайней мере, многие из них, — ответила мама. — Другие могут появляться, когда ты грустна или напугана, а некоторые вообще происходят неизвестно отчего и откуда. Но обычно им есть что сказать тебе, если ты с ними разговоришься. Иногда с ними можно даже подружиться или сказать им, какой у них дурацкий вид. Это приводит их в смущение, а чудовища этого просто не переваривают. Их всех что-то беспокоит или не устраивает. Некоторые из них считают, например, что у них слишком большие уши или чересчур красный нос. Иногда они даже начинают вас бояться. И, хотя они могут казаться очень свирепыми и злыми, на самом деле они не так страшны, как многие считают”.1
Мама Энни сделала небольшую паузу. “А поскольку у тебя теперь есть на вооружении волшебный противомонстровый фонарик, они вообще будут тебя бояться”.
“Да”, — согласилась Энни и добавила: “Мне нравится этот фонарик”.
Прошло несколько дней и ночей. Энни лежала в постели. Хотелось спать, и глаза стали закрываться против ее воли. Вдруг что-то мелькнуло перед почти уже закрывшимися глазами. Она открыла их шире и пристально вгляделась в темноту. В углу ее комнаты сидело ЧУДОВИЩЕ.

Энни мгновенно схватила свой волшебный фонарик и включила его.
Чудовище сразу отпрянуло. “Не надо!” — запищало оно. Было очень странно, что такое огромное, свирепое чудовище может издавать такой жалкий писк.
“Нет, нет! Только не этот волшебный противомонстровый фонарь!” — пищало оно, панически пятясь назад.
“Все что угодно, только не этот проклятый фонарь. Прошу тебя, отведи свет в сторону”.
“Нет, ты этого не дождешься, — твердо сказала Энни. — По крайней мере до тех пор пока не уберешься отсюда”.1
“Это неправильно, — завопило чудовище. — Ведь ты же должна меня бояться”. Оно топнуло лапой. — “Это неправильно, — повторило оно. — Как же мне теперь быть?”
Затем, громко сопя, оно подняло лапу к своей морде и потерло глаза.
К своему удивлению, Энни увидела, что чудовище плачет.2
“Что с тобой?” — спросила она.
“Глупый вопрос, — сердито ответило чудовище. — Со мной, разумеется, все в порядке.
Просто меня только что осветили большим ужасным волшебным противомонстровым фонарем, я получил тяжелейший шок, а потом, вдобавок, еще увидел, что ты меня совсем не боишься. Почему ты считаешь, что со мной должно что-то случиться?” И чудовище вызывающе уставилось на Энни. “Я никогда в жизни никогда не чувствовал себя лучше”,
— пробормотало оно и громко всхлипнуло.
Энни задумалась на несколько мгновений, потом сказала: “Я знаю, в чем твои проблемы.
Или, по крайней мере, одна из твоих проблем”.
“Одна из моих проблем, — ворчливо повторило чудовище. — Ладно, всезнайка в коротких штанишках, говори: в чем моя проблема?”
“Ты злишься, — ответила Энни. — И в этом твоя проблема”.
“Конечно, я злюсь, — сказало чудовище, — но дело не в этом. Моя проблема в том, что, когда я злюсь, я люблю выходить и пугать людей. Этому нас учили в школе чудовищ. И это мне всегда удавалось. Главная моя проблема состоит в том, что ты не испугалась”.
“Ты хочешь сказать, что меня не испугаешь”, — сказала Энни.
Чудовище снова всхлипнуло: “Ты даже поправляешь меня, когда я делаю грамматические ошибки”. И оно зарыдало громче.
“Не реви, — попыталась утешить его Энни, — я знаю, что надо делать”.
Продолжая сопеть, чудовище подняло глаза.
“Моя мама научила меня, что надо делать, если злишься”, — сказала она.
“Ну, и что?” — осторожно спросило чудовище.
“Иди сюда, я расскажу тебе”, — сказала Энни.
Чудовище с тревогой кивнуло на фонарик: “Но только выключи эту штуку, иначе я не пойду”.
“Ладно, — пошла на уступку Энни и выключила фонарик. — Так лучше?”
Чудовище утвердительно кивнуло головой.
“Тогда, — сказала Энни, похлопывая по постели очень осторожно, чтобы не напугать чудовище опять, — подойди и сядь сюда”.1
Чудовище подошло поближе и присело рядом с Энни, которая стала ему рассказывать о том, что надо делать, когда злишься.
“А это все — довольно занятное дело”, — сказало чудовище.
Энни улыбнулась. Ей было приятно это слышать.
“И ты можешь помочь мне попробовать это на практике? — спросило чудовище, явно надеясь на положительный ответ. — Мне лично по душе эта идея вдалбливания своей злости в подушку”.
“Так давай попробуем. Вот моя подушка”.
“Вот это здорово!” — обрадовалось чудовище. И они вместе принялись дубасить подушку
Энни.
“А это забавно”, — сказала она.

“Замечательная идея!” — согласилось чудовище.
“У меня есть идейка и получше, — пропищала подушка. — Почему бы вам не поколотить матрац?”
Но ни Энни, ни чудовище не слышали ее слов, потому что они были слишком заняты: они покатывались со смеху.

4.Энурез
Энурез — один из самых тщательно скрываемых секретов детей. Каждый из них убежден, что он или она — единственный человек на земле, который страдает этим ужасным и постыдным недугом, и в случае если он будет раскрыт — последует жестокое наказание.
Исследования показали, что около 10% шестилетних детей в Америке страдают ночным недержанием мочи, причем мальчики — гораздо чаще (приблизительно на 50%), чем девочки. Ежегодно около 15% из них сами излечиваются от этого. Но остальные — чувствуют себя совершенно несчастными и подавленными, просыпаясь каждое утро в мокрой постели.
Иногда энурез связан с медицинскими проблемами, такими, как воспаление мочевыводящих путей или диабет, но в большинстве случаев его причиной является отставание в физическом созревании ребенка. У 70% детей-энуретиков близкие родственники также страдали этим недугом.
Большинство детей этой категории страдают “первичным” энурезом. Это означает, что у них никогда не было более или менее длительного “сухого” периода по ночам. Термин
“вторичный” энурез применяется к детям, которые после определенного периода времени снова начинают страдать ночным недержанием мочи. Иногда это связано со стрессом.
Когда, например, в семье появляется новый младенец, старший ребенок может снова начать мочиться в постели.
В большинстве случаев в энурезе повинен мочевой пузырь, если он не приучен удерживать достаточное количество мочи или если он легко раздражим. Обычно, мочевой пузырь у страдающих энурезом способен удерживать намного больше мочи. Тем не менее, когда он наполнен только частично, он уже подает сигналы (сокращения пузыря), напоминающие его обладателю, что ему нужно срочно его опорожнить.
Количество мочи, которое пузырь способен удержать до сигналов, говорящих “опорожни меня”, называется его функциональным объемом.
Цель программы, изложенной в общих чертах в ниже опубликованной “истории про
Энни” — натренировать, приучить пузырь удерживать большее количество мочи, повысить чуткость его обладателя к посылаемым сигналам, чтобы последний мог своевременно отреагировать на них во время сна, а также повысить тонус мускулов, ответственных за “отпирание” и “запирание” пузыря.
Очень часто ночное недержание мочи сильно деморализует детей. Они испытывают стыд, чувствуют себя ущербными, неполноценными и неуправляемыми. Не усугубляйте эти страдания упреками, отчитыванием или попытками унизить их. Чем более ущербными и неполноценными дети себя чувствуют, тем меньше у них шансов освободиться от преследующей их беды.
Важно, чтобы ребенок сам стремился к этой цели. Упражнения, представленные в этой программе, предполагают определенную долю самоотверженности. Если ребенок выполняет их лишь только потому, что вы хотите, чтобы его постель оставалась сухой, результаты скорее всего будут мало утешительными.
Мотивация важна еще и потому, что дети, страдающие энурезом, часто чувствуют себя беспомощными перед лицом своей беды. Важно, чтобы ребенок вновь обрел чувство уверенности в себе и в своей полноценности. В предлагаемой здесь программе ребенок сам руководит тренировкой своего пузыря. Чем больше он чувствует свою ответственность за этот процесс, тем увереннее он станет и тем больше у него шансов преуспеть.
Такую тренировку следует начинать только после того, как вы убедитесь, что ребенок сам очень хочет этого и, более того, способен подойти к ней активно и ответственно.
Многие специалисты в этой области считают, что такого рода программы следует применять только к детям старше шести лет.

Процесс тренировки мочевого пузыря описан вкратце в “истории про Энни”. К этому следует добавить несколько дополнительных деталей.
Во-первых, в течение двух недель определите характер ночного недержания мочи у вашего ребенка. Случается ли это каждую ночь? Когда бывает хуже? Связано ли это с поздним отходом ко сну? Зависит ли это от режима питания и количества употребляемой жидкости?
В эти две недели ваш ребенок должен выполнять специальные упражнения для растягивания мочевого пузыря, задерживая мочу как можно дольше после первого позыва к мочеиспусканию. Это нужно проделывать не реже одного раза в день и лучше дома, а не в школе или в доме подруги, чтобы ребенок не оказался в неловком положении, если произойдет “несчастный случай”. Вы можете ему помочь, показав, как нужно сосредоточиваться на чем-то другом, для того, чтобы отвлечь свое внимание от мочевого пузыря.
Ему также нужно проделывать упражнения для повышения управляемости мышц пузыря, прерывая мочеиспускание в середине процесса. Это следует проделывать около десяти раз при каждом мочеиспускании.
Раза два в неделю вы должны помочь ребенку измерить емкость его мочевого пузыря.
Для этого нужно выпивать большое количество кофеиносодержащих напитков типа
“Кока-колы” и употреблять преимущественно соленые закуски, чтобы вызвать жажду.
После этого ваш ребенок должен как можно дольше задерживать мочу. Когда станет невтерпеж, следует опорожнить мочевой пузырь в какую-то емкость, с помощью которой можно измерить количество выделяемой мочи. У среднего ребенка в возрасте от шести до двенадцати лет емкость или объем мочевого пузыря равен одной унции (30 мл) на каждый год его возраста. Измерения (два раза в неделю) емкости мочевого пузыря вашего ребенка могут дать очень разные результаты. Возьмите самую высокую цифру за основу, сделав ее отправной точкой для улучшения результатов.
В этот период важно всячески поддерживать стремление вашего ребенка к цели и к достижению большей уверенности. Для этого хороши разного рода поощрения его усилий. Звездочки, поставленные в табличке, могут поведать вам, регулярно ли ребенок выполняет свои упражнения по растягиванию мочевого пузыря и прерыванию мочеиспускания. Не нужно скупиться на похвалу и разного рода поощрения за регулярное выполнение упражнений. Вполне возможно, что потребуется определенное время, чтобы результаты проявились, поэтому не отчаивайтесь и внушайте своему ребенку, что он прекрасно делает свое дело.
Далее можно предложить ребенку последовательно, шаг за шагом, мысленно совершить ночное путешествие в туалет, что ему, безусловно, поможет. Это “мероприятие” будет особенно эффективным, если ваш ребенок расслабится и будет целиком поглощен мысленным “созерцанием” того, как его мозг своевременно отреагирует на сигнал мочевого пузыря, он проснется, встанет с постели и сходит в туалет. Рассказ о релаксации
(глава 13) поможет ребенку расслабиться и сосредоточиться на работе своего воображения.
И, наконец, несколько советов по поводу того, что надо и что не надо делать.
Не проявляйте нетерпения. Знайте, что если одни дети очень быстро приходят в норму, другим требуется несколько месяцев, чтобы сухая постель стала для них обычным явлением. Поддерживайте в детях моральный дух и уверенность в себе, поощряя даже незначительное уменьшение мокрого пятна на простыне.
Побеспокойтесь о том, чтобы дорога в туалет была хорошо освещена ночью и чтобы ребенку было удобно туда ходить.
Создайте условия для того, чтобы ребенок хорошо высыпался. Переутомленные дети хуже воспринимают сигналы, подаваемые мочевым пузырем.

Не пользуйтесь пеленками для того, чтобы постель оставалась ночью сухой. Это наводит детей на мысль о своей ущербности. Они часто смущаются и стыдятся пользоваться пеленками.
Вполне нормально, если вы возложите на ребенка обязанность относить мокрые простыни в прачечную. Это следует рассматривать не как наказание, а как одну из обязанностей
“взрослого человека”.
Не ругайте ребенка за то, что он проснулся в мокрой постели. Когда вы устали и вам вовсе не улыбается перспектива дополнительной стирки, легко поддаться необоснованному мнению, что он это делает вам назло. Разумеется, это не так. В большинстве случаев он ненавидит мокрую постель даже больше, чем вы.
Не следует ограничивать детей в употреблении жидкости. Питье фактически помогает им в выполнении упражнений для растягивания мочевого пузыря и укрепления его мышц.
Пусть ваш ребенок нормально утоляет жажду. Однако перед сном рекомендуется воздерживаться от напитков, содержащих углекислоту и кофеин, так как они раздражают мочевой пузырь, заставляя его слишком скоро и слишком часто “отправлять депешу” с требованием: “Опорожни меня!” Аналогичное воздействие может оказывать шоколад.
Ваш ребенок может также быть особенно чувствителен к другим пищевым продуктам, таким, как молоко. Это — один из моментов, за которым нужно проследить в первые две недели наблюдений. Напитки, содержащие кофеин, специально дают в то утро, когда измеряется объем мочевого пузыря для того, чтобы вам не пришлось долго ждать момента, когда ваш отпрыск наконец соизволит пойти в туалет.
Если в вашем доме два ребенка, страдающих энурезом, пусть предлагаемой программой воспользуется сначала старший из них, прежде чем к ее успешному выполнению приступит младший.
История про Энни
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

перейти в каталог файлов
связь с админом