Главная страница

Карвасарская И Помощь аутичной семье. Карвасарская И. Б. Психологическая помощь аутичной семье


Скачать 37.5 Kb.
НазваниеКарвасарская И. Б. Психологическая помощь аутичной семье
АнкорКарвасарская И Помощь аутичной семье.doc
Дата03.11.2017
Размер37.5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаКарвасарская И Помощь аутичной семье.doc
ТипДокументы
#30560
Каталог

Карвасарская И.Б.
Психологическая помощь аутичной семье


“Собственное бессилие так же опасно, как
чужое насилие.”
С.Е.Лец

Специалисты разных стран отмечают увеличение количества аутичных детей, происходящее в последнее десятилетие. Причин у этого явления может быть несколько. С одной стороны, нельзя сбрасывать со счетов более точную диагностику. Многие дети имели раньше другие диагнозы, такие как имбецильность, шизофрения, неврозоподобные заболевания и т.п. С другой стороны, мне кажется, имеет значение резкое возрастание социальной и информационной нагрузки, к которой должен приспособиться ребенок в процессе взросления. Человек же, как биологический вид, не меняется на протяжении многих сотен лет. Кроме того необходимо учитывать частичное вытеснение первичных эмоциональных связей социальными штампами, следствием чего является повышение тревоги, недостаточный для нормального развития уровень доверия к себе и к миру. Все вышеперечисленные причины приводят к тому, что все большее количество детей не в состоянии преодолеть порог первичной социализации. У аутичных детей проблема невозможности успешного усвоения социальных навыков возникает очень рано, как правило, между первым и вторым годом жизни. Проявляется это в форме исчезновения ранее приобретенных навыков и отказа от овладения новыми, нарушаются также эмоциональная и речевая коммуникации Появление аутичного ребенка является мощным стрессовым фактором для семьи в целом и своевременное оказание ей психологической помощи существенно влияет на перспективу развития ребенка. Очень важно не допустить деструктивной перестройки семейной системы, которая автоматически происходит в первые годы жизни ребенка и проявляется в сокращении контактов с окружающим миром, ухудшением эмоционального фона. Возникает новый семейный стереотип, связанный с отношениями созависимости, которые вызывают в психологическом состоянии близких ребенка резкие травмирующие изменения, затрудняющие для аутиста процесс адаптации. Любое явление, и аутизм в частности, существует в рамках некоторой системы, которой в данном случае является семья. Связи между явлениями, относящимися к данной системе, - это не эпизодические и случайные взаимодействия, а необходимые условия существования в системе каждого из них и системы в целом. В аутичной семье часто механически и бессознательно поддерживаются и закрепляются непродуктивные стереотипы ребенка, как эмоциональные так и поведенческие, в то время как необходимо целенаправленное противодействие им. Необходимым условием успешной терапии является повышение эмоционального тонуса аутичной семьи и снижение уровня тревоги. Вследствие этих изменений улучшается состояние ребенка, контакт становится более доступным. В силу затруднений для аутичного ребенка определения своего Я и выделения себя из окружающего пространства, во многом его мнение о себе складывается из мнений. Отношения и оценки его окружающими, в первую очередь, семьей. Часто ребенок демонстрирует именно то поведение, на которое бессознательно провоцирует его окружение, а его возможности коррелируют с представлениями о них его близкого окружения. Затрудняясь определить себя, он делегирует это право окружающим. Также обращает на себя внимание высочайшая зависимость эмоционального состояния аутиста от эмоционального фона его близкого окружения. Нередко такие дети появляются в семьях, для взрослых членов которых социализация также требовала и требует значительных усилий и связана с эмоциональными перегрузками. Поддержание и сохранение собственного уровня адаптации в сочетании с необходимостью воспитывать неконтактного ребенка вызывает у таких родителей нарастание напряжения, и, как следствие, усиление аутистической защиты у ребенка. Если в процессе терапии удается снизить уровень напряжения у взрослых, окружающих аутиста, у него исчезают многие деструктивные проявления, что, в свою очередь, улучшает семейную ситуацию в целом и состояние родителей в частности. По данным психологического исследования, проведенного в нашем Центре, аутичный ребенок воспринимает человека как движущийся объект, наделенный положительными эмоциями. В таком случае близкие аутиста, чтобы не выпадать из поля его восприятия и являться для него источником информации, должны нести в себе эмоционально-положительный заряд. Возможность сохранить позитивное мироощущение значительно повышается, если воспитание ребенка личностно ориентировано, в отличие от более широко распространенного социально-ориентированного подхода, т к. в первом случае главным является эмоциональный комфорт ребенка, а во втором – представление родителей о норме. Навязывая аутичному ребенку готовые позитивные формы общения и поведения, мы, фактически, дрессируем его и не оставляем пространства для его собственного поиска. Блокируем возможность развития креативности и поисковой активности. Позитивная модель, устраивающая ребенка, найденная им самостоятельно, при вдумчивой помощи и поддержке, будет гораздо устойчивее. Без активного навязывания замещающего поведения, но при запрете на негативные проявления, пространство для развития сохраняется. Это является профилактикой частого явления: каждую новую ситуацию (даже незначительно отличающуюся от уже бывшей в предыдущем опыте ребенка) приходится объяснять заново, так же, как и способ поведения в ней. Но ведь к подобной беспомощности его приучили, натаскивая на готовые образцы поведения. Если ребенок не может придумать самостоятельно социально приемлемый выход из травмирующей его ситуации, можно предложить ему на выбор несколько доступных ему вариантов. Выбирать он должен сам. Часто родители аутичного ребенка (до подросткового возраста) испытывают дискомфорт от того, что терапевту удается установить контакт с ребенком лучше, чем им. Это может быть связано, с одной стороны, с чувством собственности по отношению к ребенку, а, с другой стороны, с чувством вины из-за своей неуспешности как родителя. Терапевт должен уметь дифференцировать эти реакции и давать на них адекватную обратную связь.

Исходя из вышеизложенного ,становится очевидным, что коррекция аутичного поведения у детей малоэффективна, если взрослые члены семьи не участвуют в терапевтическом процессе. Вовлечение же родителей аутичных детей в терапию- занятие малопопулярное, в первую очередь среди самих родителей. Очень сложно убедить мать аутичного ребенка заниматься собственной психотерапией. Ведь признание матерью необходимости терапии для себя часто звучит для нее как повод для того, чтобы испытывать чувство вины. «Если улучшение состояния моего ребенка зависит от моего психологического состояния, значит, и его аутизм зависит от меня». Такое признание нарушает безопасность матери и она отказывается от собственной терапии. Между тем посмотреть на эту ситуацию можно и с другой стороны. «У меня особый ребенок, а я обычный человек, для того, чтобы вырастить его, я должна научиться переносить повышенные эмоциональные нагрузки, больше, чем обычные люди, именно для этого мне нужна собственная психотерапия. Если я научусь переносить эмоциональные перегрузки, то я смогу научить этому и своего ребенка». Это не имеет никакого отношения к чувству вины, это саморазвитие и самосовершенствование, которое принесет пользу мне и моему ребенку. Ведь никто не отрицает, что чем более интеллектуально развита мать, тем большему она может научить своего ребенка. Почему же расширенный эмоциональный диапазон матери не должен быть причиной расширения эмоционального диапазона ребенка. Мать научившаяся адекватно справляться со своими собственными аффективными состояниями, неизбежно возникающими в процессе жизни с аутичным ребенком и его научит эффективно переносить аффект. Еще одной из причин отказа родителей от терапии является то , что многие из них испытывают потребность в персональном внимании при обсуждении своих прблем и проблем ребенка , тем самым реализуя свою потребность в исключительности. Между тем максимально эффективна именно групповая терапия. Бессознательное нежелание преодолеть аутизм у ребенка может быть связано и с нарушением доверия к миру у его матери.Аутичный же ребенок не доставит матери тревоги за его жизнь, которую она будет постоянно испытывать, если он будет отделен.

Проведение терапевтических мероприятий для родителей целесообразно в рамках недирективной групповой психотерапии. Ведущим ее должен быть специалист, имеющий достаточно большой, как количественный, так и качественный , опыт общения аутичными детьми. В противном случае, вряд ли удастся установить необходимый уровень доверия, так как родители аутичных детей считают свое положение исключительным вследствие исключительности проблем, связанных с жизнью аутичного ребенка в семье и обществе. Кроме того, целесообразно /по той же причине/, чтобы группа, особенно сначала, состояла только из родителей аутичных детей как имеющих сходные психоэмоциональные проблемы, Также в этом случае будет достигаться цель разрушения у них представления о себе как о людях с исключительными проблемами. Общение с равными снижает опасность эмоционального травматизма и развивает социальный потенциал, позволяет получать информацию о себе, опосредованную знаниями, и снижает уровень защиты и сопротивления.

 

 
перейти в каталог файлов
связь с админом