Главная страница
qrcode

Келли Макгонигал Хороший стресс как способ стать сильнее и лучше Альпина Диджитал 2015


НазваниеКелли Макгонигал Хороший стресс как способ стать сильнее и лучше Альпина Диджитал 2015
АнкорMakgonigal K - Khoroshiy stress kak sposob stat silnee i luchshe - 2017.pdf
Дата28.05.2018
Размер1.18 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаMakgonigal_K_-_Khoroshiy_stress_kak_sposob_stat_silnee_i_luchshe
оригинальный pdf просмотр
ТипРеферат
#38843
страница12 из 18
Каталог
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   18
Глава 6
Рост
Как трудности делают вас сильнее
Вспомните поворотный момент в вашей жизни, который привел к позитивным пере- менам или обретению новой цели.
А теперь скажите: испытывали ли вы в тот период стресс?
Когда я задаю этот вопрос на семинарах, почти все студенты поднимают руки. Да, лич- ный рост сопровождается стрессом.
Идея о том, что человек развивается, преодолевая трудности, не нова. Она включена во все религиозные и многие философские учения. Всем известна фраза: «То, что нас не убивает, делает сильнее». Данные современной науки подтверждают ее. Например, когда людей спрашивали о том, как они справляются с самыми тяжелыми переживаниями, 82 %
ответили, что они полагаются на силы, обретенные во времена прошлых стрессов
[169]
. Даже самый неприятный опыт может породить позитивные перемены.
Исследования также говорят о том, что сознательный выбор отношения к стрессу как к двигателю роста способствует развитию. Вы должны поверить в то, что из страданий может вырасти что-то хорошее. Также вы должны суметь увидеть и приветствовать положитель- ные изменения в себе, происходящие в результате такого опыта. Но в реальности, когда мы попадаем в сложную ситуацию, нам далеко не всегда удается заставить себя видеть в ней плюсы.
Научные данные, истории из жизни и упражнения, которые вы найдете в этой главе,
помогут вам развить в себе мировоззрение роста – осознание природной способности чело- века развиваться благодаря трудностям. Мы узнаем, как найти надежду в тяжелых ситуа- циях. В этом процессе истории из жизни играют особую роль, потому что, когда вы слуша- ете или рассказываете их, вам легче найти смысл в страданиях.
Движение вперед, рождающееся из непростого опыта, дает вам не сама травма; вы при- носите его себе сами благодаря силе, разбуженной трудностями, и естественной человече- ской способности обретать в страданиях смысл. Чтобы принять стресс, вам нужно научиться доверять этой способности, даже если боль остра, а будущее неясно.
То, что нас не убивает, делает сильнее
В кабинете у Марка Сири, психолога из Университета Буффало, висит в рамке почтовая марка штата Айова с репродукцией картины Гранта Вуда 1931 г. «Молодая кукуруза». Хотя
Сири прожил в Буффало уже десять лет и тот стал его домом, он держит марку на виду,
потому что изображенные на ней округлые холмы и кукурузные поля напоминают ему о родных местах.
Важность для человека его прошлого занимает центральное место в исследованиях
Сири. Он больше всего известен своей противоречивой статьей «То, что нас не уби- вает» (Whatever Does Not Kill Us), опубликованной в 2010 г. В этой работе он ставит под сомнение широко распространенное мнение о том, что травматические события всегда уве- личивают риск депрессии, тревожности и болезней. Он доказывает, что негативные жизнен- ные события, напротив, могут защитить от подобных эффектов. Трудности, утверждает он,
формируют устойчивость
[170]
Эти открытия он сделал, наблюдая за более чем 2000 американцев на протяжении четы- рех лет. Это была национально репрезентативная выборка людей, то есть ее возрастной,

К. Макгонигал. «Хороший стресс как способ стать сильнее и лучше»
107
половой, расовый, этнический и социоэкономический состав, а также прочие демографиче- ские детали отражали общую картину состава населения США. В ходе исследования ученые спрашивали участников о том, переживали ли они какие-либо из 37 представленных в списке негативных жизненных событий, например серьезные заболевания или физические травмы,
смерть друга или любимого, крупные финансовые проблемы, развод, жизнь в небезопасных условиях, физическое или сексуальное насилие, природную катастрофу и т. д. Участники могли сообщить более чем об одном событии из каждого раздела, что давало ученым полную картину трудностей, перенесенных человеком в прошлом. В среднем на каждого участника пришлось восемь таких событий. 8 % опрошенных сказали, что не испытывали ничего из перечисленного, а наивысшее число пережитых проблем на одного человека составило 71.
Чтобы проверить долгосрочное воздействие прошлых негативных событий на жизнь человека, Сири наблюдал, повлияет ли их число на его благополучие в последующие четыре года. Можно было предположить прямую негативную связь: чем больше тяжелых событий пережил человек, тем ниже уровень его благополучия. Однако вместо этого Сири обнаружил
U-образную кривую распределения: лучше оказалось тем, кто находился не на ее плюсах,
а в центре. То есть самый низкий риск развития депрессии, самое малое число проблем с физическим здоровьем и наибольшая удовлетворенность жизнью были выявлены у тех, кто в прошлом пережил умеренное количество трудностей. Люди же «по краям» выборки – с самыми большими и самыми незначительными трудностями – чаще были склонны к депрес- сии и менее довольны жизнью, сталкивались с большим количеством нарушений здоровья.
Хотя многие идеализируют жизнь без проблем, те, у кого она действительно такова, оказыва- ются менее счастливыми и здоровыми, чем те, кому приходилось испытывать определенные трудности. Люди, не перенесшие в прошлом ни одной травмы, значительно менее довольны своей жизнью, чем те, кто перенес умеренное количество травматических событий.
В последующие годы у участников этого исследования также спрашивали, как им уда- валось справиться со стрессом в недавнем прошлом. Пережили ли они какие-либо серьезные трудности с момента последнего опроса? Если да, то как эти события повлияли на их благо- получие? Последствия новых травматических событий зависели от прошлого опыта чело- века. Те, кто уже сталкивался с серьезными проблемами в прошлом, были менее склонны к депрессиям или развитию новых нарушений здоровья, чем те, кто в прошлом не испытывал значительных трудностей.
Эти результаты были верны для людей любого пола, возраста, расовой и этнической принадлежности. Кроме того, их нельзя объяснить различиями в образовании, доходе, заня- тости, семейном положении или какими-то иными социальными факторами. Каким бы ни был самый сложный опыт, он почти всегда делает человека сильнее.
Я должен сказать спасибо за свои страдания?
Большая часть отзывов, которые Сири получил после публикации результатов своего исследования, были положительными, в том числе благодарные письма от людей, которые верили в то, что трудности, перенесенные в прошлом, сделали их сильнее. Они были рады тому, что исследование Сири дает им новую возможность донести до других то, что они испытали сами.
Однако некоторых его работа оскорбила. Когда он впервые послал свою статью в науч- ный журнал, рецензент отверг ее, заявив, что Сири одобряет жестокое обращение с детьми.
Он сказал автору: «Вы говорите, что негативные события полезны, а это опасно». Я испы- тала нечто подобное, просто рассказывая об открытиях Сири. На одной конференции один из ораторов раскритиковал меня за то, что я в своей презентации упомянула о работах Сири.

К. Макгонигал. «Хороший стресс как способ стать сильнее и лучше»
108
Он решил, что я утверждаю, будто люди, подвергшиеся насилию, должны быть благодарны за полученную возможность роста.
Когда я рассказала самому Сири о таком отношении, он посочувствовал мне, но кате- горически отверг подобную интерпретацию. «Я смотрю на это совершенно по-другому», –
сказал он и объяснил, что подобные негативные события однозначно плохи. Увидеть в стра- даниях негатив очень просто. «Самое сложное здесь, – добавил он, – увидеть и нечто дру- гое».
Сири не идеализирует травматические события и не пропагандирует их. Он просто проясняет ту роль, которую трудности и трагедии играют в человеческой жизни. Он пони- мает, что большинство людей предпочли бы никогда не испытывать горя. И не предлагает прекратить борьбу с горестями ради того, чтобы у людей появилась возможность выработать стойкость. Но как бы всем нам ни хотелось избежать в жизни боли и страданий, в реально- сти это практически невозможно. Если же избежать страданий невозможно, как лучше всего относиться к негативному опыту? «Если что-то уже произошло, должно ли это означать,
что ваша жизнь разрушена навсегда?» – спрашивает Сири. Он считает, что его работа дает на этот вопрос однозначный ответ. «Люди не обречены навсегда из-за бедствий, которые с ними случились».
После выхода своей статьи в 2010 г. Сири перенес свои исследования в лабораторию.
Если пережитые трудности действительно делают людей более устойчивыми к будущим стрессам, подумал он, значит, можно наблюдать эту устойчивость в действии при стрессо- вых ситуациях. Как люди с тяжелым прошлым будут реагировать на боль или психологиче- ское давление? И будет ли их реакция отличаться от реакции тех, кто страдал меньше?
Вот что пришлось испытать тем, кто участвовал в исследованиях Сири. Человек при- ходит в лабораторию, и его просят сесть на пластмассовый стул, вроде тех, что обычно стоят в медицинских кабинетах. Рядом с ним на столе стоит большой контейнер с водой, охла- жденной до 1 °С. Человеческие ткани начинают замерзать при 10 °С. При температуре ниже
5 °С вода становится настолько холодной, что при опускании в нее руки вы как будто ощу- щаете ожог. Если погрузить все тело в воду такой температуры, человек погибнет менее чем за минуту.
Экспериментатор просит подопытного опустить руку в воду и приложить ладонь к большому кресту на дне контейнера. «Вы должны продержать руку в воде так долго, как только возможно, – говорит исследователь. – Но вы сами решите, когда будет достаточно.
Если вы не сможете терпеть, вытаскивайте. Вы не должны спрашивать разрешения, можно прекратить эксперимент в любой момент».
Когда человек опускает руку в воду, экспериментатор каждые 30 секунд задает ему два вопроса: «Как вы оцениваете силу болезненных ощущений по шкале от 1 до 10?» и
«Насколько неприятна эта боль по шкале от 1 до 10?». Тест заканчивается, когда испытуе- мый вытаскивает руку из воды или по истечении пяти минут (более длительное погружение может нанести необратимые повреждения).
В этом эксперименте Сири интересовали два аспекта устойчивости: как долго человек может выдерживать боль и насколько отрицательные эмоции она у него вызывает? Он снова нашел подтверждения тому, что перенесенные трудности придают стойкость. Участники,
мало знакомые с трудностями, воспринимают холод как наиболее болезненное и неприятное ощущение и вынимают руку из воды быстрее всех. Те, кто пережил в жизни трагические события, терпят дольше всех.
Также Сири спрашивал у участников, о чем они думали, когда испытывали боль. Те,
кто реже сталкивался с трудностями, обычно отвечали: «Я мечтал, чтобы это прекратилось.
Мне казалось, что сойду с ума от этой боли. Я думал только о том, как страдаю». Подобные

К. Макгонигал. «Хороший стресс как способ стать сильнее и лучше»
109
мысли – то, что психологи называют «катастрофизацией», – не только делают трудный опыт еще менее приятным, но и увеличивают вероятность того, что человек не справится с труд- ностями. В данном исследовании связь между прошлым опытом человека и его способно- стью выдерживать боль объяснялась именно катастрофическим мышлением. Если вы пере- живали какие-то тяжелые события в прошлом, то будете менее склонны к катастрофизации и таким образом найдете в себе больше сил и стойкости.
Хотя в данном эксперименте показан лишь тонкий срез стрессовых реакций, в реаль- ном мире эти эффекты могут накапливаться. Например, среди взрослых людей с хрониче- скими болями в позвоночнике те, кто в прошлом переживал умеренные трудности, отме- чают меньше неприятных ощущений, меньше полагаются на болеутоляющие средства, реже обращаются к врачу и берут больничный
[171]
. Они лучше переносят боль и не дают ей разру- шить свою жизнь. Офицеры полиции, которые до поступления на службу пережили хотя бы одно травматическое событие, проявляют большую стойкость в трудные моменты, например когда становятся свидетелями смертельной автокатастрофы или гибели сослуживцев
[172]
Они реже отмечают у себя симптомы посттравматического стресса и обычно переживают травму с позитивными результатами – в частности, начинают больше ценить жизнь. Когда судьба проверяет вас на прочность, вы должны обрести уверенность в том, что справитесь и с будущими трудностями, а ваш прошлый опыт предоставит вам необходимые ресурсы.
Из любопытства я тоже решила пройти тест Сири. Оказалось, что в моей жизни – как и у многих моих учеников и людей, с которыми я работаю как психолог, – число негативных событий больше идеального, если следовать анализу Сири. Согласно его данным, я могла бы быть здоровее или счастливее, если бы пережила меньше таких потерь. И тем не менее,
хотя я и не попадаю в статистически идеальную зону устойчивости, эти открытия все равно вдохновляют меня. Теперь, когда я переживаю сложный период, то нахожу в прошлом опыте средство, чтобы справиться с кризисом.
Это один вывод, который следует сделать из работ Сири. Однако порой люди, глядя на его данные, сосредоточиваются на крайнем правом участке U-образной кривой, в кото- рый попадают те, кто перенес наибольшее количество травматических событий. Такие люди чаще поддаются депрессии или имеют проблемы с физическим здоровьем, чем те, кто стра- дал меньше. Некоторые люди, знакомясь с работой Сири, считают, что в каком-то месте на его графике существует переломная точка. То есть если вы пережили определенное число страданий и трудностей, то неизбежно сломаетесь. Я спросила у Сири о такой интерпрета- ции полученных им данных. Согласен ли он с ней? Считает ли свое исследование доказа- тельством существования границы: некоторое количество страданий необходимо, но стоит пересечь эту черту и жизнь покатится под откос?
Его ответ удивил меня. Во-первых, он отверг идею о том, что его открытия подтвер- ждают существование некоего оптимального количества негативного жизненного опыта. «Я
скорее вижу в них доказательство того, что даже события, которые однозначно негативны,
не должны продолжать вредить вам на протяжении всей оставшейся жизни. В этом скрыва- ется посыл надежды для каждого».
Во-вторых, Сири сказал мне, что его модели не могут служить прогнозом для людей с наиболее тяжелым прошлым. Их ситуация очень отличается от среднестатистической, и в любое исследование их попадает немного, поэтому невозможно дать уверенную оценку воздействию такого опыта. Хотя нельзя сказать, что такие люди обязательно показывают наихудшие результаты в сравнении с другими участниками его исследований. У некоторых в жизни все прекрасно. «Даже у того, кто пережил много трагедий и травм, есть возможность не дать своей жизни разрушиться бесповоротно, – говорит он. – Я не могу точно сказать,
какова вероятность такого исхода, но то, что она есть, – это бесспорно».

К. Макгонигал. «Хороший стресс как способ стать сильнее и лучше»
110
Как нацелить сознание на движение вперед?
Напротив меня на сдвинутых вместе диванах и креслах сидят 13 молодых людей,
только что поступивших в колледжи. Мы собрались в подвале спортивного магазина в Сан-
Франциско. Был конец лета, и студенты собирались разъехаться по разным университетам
Соединенных Штатов, чтобы начать свой первый учебный год. Все 13 были членами органи- зации ScholarMatch, которая предоставляет консультации и стипендии перспективным сту- дентам из района Сан-Франциско-Бэй.
Я должна была провести с ними семинар на тему «Как достичь успеха в колледже?».
Позже им предстояла практическая консультация по различным вопросам, начиная от управ- ления личными финансами и заканчивая общением с профессорами. Студенты старших кур- сов были готовы поделиться с новичками практической мудростью. Но начать день им пред- стояло с моего семинара по переориентации модели мышления.
Я начала с рассказа об одном из моих любимых студентов Стэнфорда. Несколько лет я совместно с другими преподавателями читала курс введения в психологию, который был очень популярен у первокурсников, поэтому я узнала не одну сотню студентов. Луис выде- лялся из всех. Все началось с того, что он провалился на первом экзамене. Когда такое происходит, я всегда посылаю письмо с предложением прийти ко мне в приемные часы. Я
рассказываю студентам о тех ресурсах, которыми мы – я, ассистенты, старшие студенты –
располагаем, чтобы помочь им. Но многие, к сожалению, так и не приходят на встречу и не получают хорошей оценки за курс, если сдают его вообще…
Луис ответил незамедлительно, и было понятно, что он в панике. Он усердно зани- мался и не мог понять, почему не сдал экзамен. Потом он пришел ко мне со своей тетрадью и записями, чтобы рассмотреть экзаменационные вопросы. Мы просмотрели его лекционные записи и поговорили о том, как более эффективно слушать и записывать все необходимое.
Мы обсудили стратегии подготовки к экзамену по учебнику. Но этой встречей все не окон- чилось. Луис продолжал ходить ко мне раз в неделю. Иногда мы говорили о других вещах,
например о других предметах, которые он изучал, о его жизни в Стэнфорде и о том, как ему не хочется разочаровывать свою семью.
В конце концов Луис получил за мой курс четверку – это был единственный случай в моей карьере, когда студент, провалившийся на первом экзамене, продемонстрировал такое быстрое и уверенное улучшение. Я рассказала ребятам из ScholarMatch, что много вложила в этого парня и это было очень важно для меня. Когда ему потребовалось рекомендательное письмо, я с удовольствием написала его. Когда он хотел получить место для летней стажи- ровки, я всегда была готова его поддержать. Я стала его наставником и защитником. И это произошло не потому, что он был от природы суперзвездой, которой все легко удавалось, а потому, что он сумел превратить проблему в возможность. Получив двойку, он привлек все свои силы, которые позволили ему поступить в Стэнфорд, и смог развить в себе навыки,
которые были необходимы, чтобы успешно окончить университет.
Представьте себя на его месте, сказала я студентам из ScholarMatch. Можете вообра- зить, что неудача на первом вашем экзамене в колледже окажется одним из лучших событий,
которые с вами происходили?
Я выбрала эту историю, потому что она не совпадает с тем, что обычно говорят молодым людям о неудачах. Они привыкают избегать их любыми возможными способами,
потому что если у них что-то не получится, то все поймут, что они недостаточно умны или талантливы. Этот образ мышления проникает всюду, мешая нам развиваться, не давая осу- ществлять перемены, которые кажутся нам выходящими за пределы имеющихся у нас сей- час возможностей. Слишком часто неудачи служат нам сигналом остановиться – мы думаем,

К. Макгонигал. «Хороший стресс как способ стать сильнее и лучше»
111
что они означают, что с нами или нашими целями что-то не так. И легко вступаем в пороч- ный круг, сомневаясь в себе и опуская руки. Когда я собиралась проводить этот семинар в
ScholarMatch, все сотрудники еще находились под впечатлением истории, произошедшей с одним из студентов.
Этот юноша получил стипендию для обучения в частном университете в другом конце страны. Во время поездки туда летом он не попал на нужный авиарейс. И эта мелкая вроде бы неудача – в которой не было его вины – показалась ему знаком. Он убедил себя в том,
что пропущенный рейс означает, что он не должен ехать учиться в этот университет. Он позвонил в офис ScholarMatch из аэропорта в полном смятении чувств. Он говорил, что хочет отказаться от стипендии, остаться в Калифорнии и пойти в муниципальный колледж. Когда он вернулся домой, консультанты убедили его не отказываться от своей мечты. Но что бы случилось с ним, если бы он не имел такой поддержки?
Поэтому мне хотелось помочь будущим первокурсникам сформировать мышление,
ориентированное на рост; осознать, что неудачи неизбежны, а препятствия на пути озна- чают лишь, что нужно призвать на помощь все имеющиеся ресурсы. Вопрос не в том, чтобы никогда не попадать в трудные ситуации в колледже, а в том, что делать, когда они случатся.
Критический отзыв на статью, плохая оценка на экзамене – это на самом деле моменты,
которых нужно ждать. Они могут послужить вам толчком для обеспечения себя необходи- мой поддержкой, как это и произошло с Луисом. Когда он обратился за помощью и прило- жил дополнительные усилия, то внес вклад в свой будущий успех, и я тоже помогла ему в этом. И в итоге он не просто получил хорошую оценку, но и приобрел дружбу тех, кому был небезразличен и кто всегда был готов прийти ему на помощь.
Потом я познакомила участников семинара с упражнением на рассказывание историй.
Я попросила их вспомнить момент, когда они потерпели неудачу, но не сдались. Может быть,
у них были проблемы с каким-то предметом, но в результате они смогли гордиться тем, чего добились. Может, с ними обошлись несправедливо, но это не сбило их с пути. Или, может быть, они поссорились с кем-то важным для них, но смогли восстановить отношения. Я при- вела им пример из собственной жизни, рассказав о том, как едва не бросила магистратуру.
Перед концом моего первого года в Стэнфорде я анализировала данные, собранные нашей лабораторией за этот год. И тут ассистент заметил какое-то несоответствие в файле. Я
сравнила файл, который мы анализировали, с оригинальными данными и поняла, что больше двух месяцев назад допустила техническую ошибку, объединив несколько источников. Эта ошибка нарушала достоверность файла, который мы анализировали, и выходило, что все результаты, которые мы получили, неточны и являются продуктом искаженного набора дан- ных.
Я была в ужасе и подумала, что моя ошибка означает, что доктора наук из меня не выйдет. Этот страх был для меня не нов; весь год я переживала о том, что мне не хватает чего-то важного для получения такой высокой степени. В отличие от большинства студен- тов, которые повсюду гордо носили майки и свитера с университетской символикой, я так и не приобрела ни одной вещи с логотипом Стэнфорда. Я представляла себе, как мне будет стыдно, если провалюсь и буду вынуждена покинуть университет, и мне не хотелось выгля- деть глупо из-за того, что я купила себе фирменный преподавательский балахон.
Рассказать о своей ошибке руководителю было одним из самых трудных поступков в моей жизни. Мне казалось, что проще все бросить и исчезнуть. (Один из моих товарищей по магистратуре в первый год уехал домой на зимние каникулы и не вернулся. Потом он прислал своему руководителю письмо, в котором говорилось: «Извините, психологические исследования – это не для меня!») Но вместо, того чтобы спрятаться или сбежать, я объяс- нила, что случилось. К чести моего руководителя, он не стал бранить меня за допущенную ошибку, а рассказал о том, что и с ним в начале его карьеры случилось подобное. Он помог

К. Макгонигал. «Хороший стресс как способ стать сильнее и лучше»
112
мне исправить файл и вернуть проект в нормальное русло. На самом деле вся лаборатория помогала мне в завершении проекта, и я получила гораздо больше сочувствия и участия,
чем осуждения, которого так страшилась.
После того как я поделилась своей историей с ребятами из ScholarMatch, я предложила им письменно рассказать об их собственном опыте неудач. Что произошло и почему это было для них важно? Что помогло им выстоять – к каким убеждениям или личным качествам они обратились в трудную минуту? (Лично я в рассказанной ранее истории решила положиться на мои ценности – честность и отвагу.) И наконец, воспользовались ли они помощью и под- держкой извне (как той, что я получила от моего руководителя и коллег по лаборатории)?
Когда все закончили писать, мы разбились на маленькие группы, в которых студенты делились друг с другом своими историями. Я услышала рассказы о стойкости в условиях расовой дискриминации, школьных неудач, тяжелых семейных обстоятельств и разрыва дру- жеских отношений.
После этого участники каждой группы рассказали всем о том, какие темы показались им общими. Одна группа сказала, что общим для всех стало ощущение причастности к миру. Хотя все истории были разными, все члены группы пережили неудачи, разочарования и столкновения с препятствиями. Другая группа отметила, что самое важное для ее участ- ников – это помощь окружающих. В третьей группе пришли к выводу, что трудности повы- шали их позитивную мотивацию и стимулировали работать усерднее.
Через несколько месяцев после семинара я получила письмо от одной из участниц, в котором девушка призналась, что сложность жизни и обучения в колледже превзошли ее ожидания, однако она не сдается, потому что уяснила для себя, что просить помощи – это нормально.
Было показано, что программы, подобные ScholarMatch, помогают студентам и школь- никам более эффективно справляться с трудностями в обучении. Например, после аналогич- ных практик, которые проводили Дэвид Йегер и его единомышленники из Колумбийского университета в общественных школах Нью-Йорка и его пригородов, ученики стали чаще принимать предложения улучшить свои оценки и реже отказывались от помощи учителей.
Благодаря этому их успеваемость улучшилась
[173]
Мировоззрение, в основе которого лежит стремление к росту, может порождать устой- чивость и в более широком смысле, особенно у тех, кто пережил травматический опыт на раннем этапе жизни. Эдит Чен, психолог из Северо-Западного университета, описала стра- тегию, которую назвала «Гибкость и упорство»
[174]
. Эта стратегия защищает людей от типич- ных проблем со здоровьем, которые нередко возникают у тех, кто вырос в бедной и небез- опасной среде. Гибкость в данном случае – это сочетание принятия стресса и изменения отношения к его источнику. Ее часто измеряют, спрашивая у людей, согласны ли они с утвер- ждениями типа «Я думаю о том, чему меня может научить эта ситуация, или о той пользе,
которую можно из нее извлечь». Упорство – это способность сохранять оптимизм, необ- ходимый для преследования значимых целей даже при столкновении с трудностями. Она измеряется согласием с утверждениями типа «Я думаю, что в будущем все станет лучше» и
«Я чувствую, что моя жизнь имеет смысл».
Люди, переживающие трудные времена благодаря гибкости и упорству, испытывают гораздо меньше негативных последствий тяжелого детства. Чен изучала детей, подростков и взрослых разного возраста из разных регионов США, выросших в так называемой зоне риска. Во всех возрастных группах те, кто использовал при взаимодействии со стрессом стратегию «гибкости и упорства», оказались более здоровыми физически. Чен использовала различные биологические показатели, которые принято считать отражающими накаплива- ющееся вредное влияние стресса на организм, в том числе артериальное давление, уровень холестерина, степень ожирения и воспалительных процессов. Хотя тяжелое детство иногда

К. Макгонигал. «Хороший стресс как способ стать сильнее и лучше»
113
служит прогностическим фактором для нездорового уровня этих показателей, это не отно- сится к людям, которые видят в стрессе смысл и верят в свои способности обучаться и расти в трудных обстоятельствах. Они оказываются не менее, если не более здоровыми, чем те,
чье детство было куда благополучнее.
Будет ли человек использовать стратегию гибкости и упорства при столкновении со стрессом, зависит от многих условий, в том числе от того, были ли рядом с ним в детстве взрослые, демонстрировавшие пример мышления, ориентированного на рост. Но культиви- ровать его можно на любом этапе жизни, главное – осознать, как трудности помогают раз- виваться.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   18

перейти в каталог файлов


связь с админом