Главная страница

Искрин В.И. Кузнец кушал щавелевые щи. Кузнец кушал щавелевые щи


НазваниеКузнец кушал щавелевые щи
АнкорИскрин В.И. Кузнец кушал щавелевые щи.doc
Дата03.11.2017
Размер41 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаИскрин В.И. Кузнец кушал щавелевые щи.doc
ТипДокументы
#30645
Каталог

Кузнец кушал щавелевые щи
Бывает, в памяти на долгие десятилетия остаётся какое-то совершенно незначительное событие.

О начальной школе, в которой я учился лет шестьдесят назад, у меня остались лишь отрывочные и довольно-таки расплывчатые воспоминания. Но один урок я почему-то помню очень хорошо. Это был урок русского языка. Мы прошли части слова, и, видимо, для закрепления материала учительница дала классу задание придумать несколько однокоренных слов. Первому придумавшему пять таких слов была обещана пятёрка.

Через полминуты Юра, славившийся своей скоропалительностью, уже тянулся вслед за своей рукой к учительскому столу. Вот его бесхитростный набор: ёж, ёжик, ежиха, ежонок и ежевика. Условие было соблюдено, и в дневнике моего товарища красными чернилами была выведена очередная пятёрка.

По шкóльным меркам это был солидный набор слов с корнем «ёж» («еж»). К нему (набору) можно было добавить лишь четыре или пять однокоренных слов (не знаю, употребляется ли где-нибудь слово «ежевичник»). Найдите их сами, читатель. Только не заглядывайте в орфографический словарь.

По нáшим меркам юрин набор представляет собой лишь мизерную часть весьма многочисленной группы слов данного корня. Взгляните, пожалуйста, на заголовок. Возможно, он вам кажется нелепым и неуместным. Однако он составлен со смыслом. В заголовке я собрал четыре родственных «ежу» слова. Вскоре я аргументирую их родственную связь.

Теперь из школы мы перенесёмся в вуз. Помните, по философии вы изучали так называемые пáрные категории: причину и следствие, сущность и явление, количество и качество, содержание и форму…

Однако дробить мир на пáры люди умели задолго до появления современной философии, в глубокой и, возможно, глубочайшей первобытности. И делали они это, во-первых, руководствуясь своими непосредственными житейскими интересами, и, во-вторых, на несравненно более низком, чем нынешние философы, уровне обобщения. Первобытная «философия» противопоставляла малое большому (великому), мягкое – твёрдому (крепкому), закруглённое – острому, широкое – узкому… Каждому из данных и других «философских понятий» соответствовали множившиеся в ходе истории и претерпевающие допустимую в языке трансформацию родственные (однокоренные) слова.

Под допустимой в языке трансформацией я подразумеваю чередование, перестановку и утрату в основе (корне) слова определённых звуков, как гласных, так и согласных.

Что касается последних, приведу один пример. В основе, без всякого сомнения, однокоренных слов «пожар» и «погорелец» взаимозаменяемыми являются звуки «ж» и «г». Возьмём этот факт на заметку. Не исключено, что в каких-то родственных «ежу» словах мы можем встретить и звук «г». И не только. Замещающими «ж» звуками (а на письме – буквами) служат также «з», «с», «ш» и «щ» (вы заметили три из них в словах заголовка?). Так что поищем слова-родственники «ежа» и с этими звуками.

Таким образом, первым критерием отбора родственных «ежу» слов будет у нас наличие в корнях этих слов перечисленных взаимозаменяемых звуков.

Вторым критерием, и, я думаю, это исключительно важно, будет сущностное родство обозначаемых найденными словами вещей и явлений.

Такой набор критериев является, на мой взгляд, необходимым и достаточным для выявления родственной группы слов современного русского языка (в скобках замечу, что для того, чтобы не загромождать работу, я ограничусь бытующими ныне словами, разумеется, учитывая при этом слова, вышедшие из употребления, лексику народных говоров и других, прежде всего, славянских, языков).

В этой статье мы будем заниматься такой «философской категорией», как узкое. По всей видимости, в словесном оформлении данного понятия, скорее всего, обнаружится что-то сужающее, сужаемое, суженное (тесное), сузившееся (тонкое), съёжившееся…

Со съёжившимся нам помог Юра. Таким образом, в нашем активе – пятёрка найденных им слов (и ещё четвёрка найденных вами) плюс такие слова, как собственно «узкий», «узко», «узколобый» и т.д.

Между прочим, съёжиться значит, вообще-то говоря, сузиться. Животное с иголками как раз такой способностью обладает.

Рядом со словом «узкий» мы найдём ещё, по крайней мере, четыре слова того же корня со звуком «з». Одно из них окрашено позитивом («узы»), два несут на себе печать негатива («узилище», «узник»).Четвёртое слово («узел») я бы назвал нейтральным. Такой – полный – спектр демонстрирует широчайшие смысловые возможности одного неизменного корня.

Вы видели когда-нибудь кузов (уменьшит. – кузовок)? Я имею в виду ёмкость, используемую при сборе грибов и ягод. Такие ёмкости бывают двух видов. Во-первых, это высокий цилиндр из бересты, прутьев или дранки и, во-вторых, прилегающая к спине корзина на лямках. И то и другое, несомненно, - узкие предметы.

В ряд с этими словами просится встать и слово «кутузка». В поисках происхождения этого слова литература отсылает нас к фамилии «Кутузов» (имеется в виду обер-полицмейстер Санкт-Петербурга Павел Васильевич Голенищев-Кутузов, при котором кутузкой стали называть тесный закуток для арестантов). Пусть так, но у меня сразу же возникает вопрос: каково, в свою очередь, происхождение фамилии «Кутузов»? В русском языке имеется слово «кутуз». Так, в «Словаре русских народных говоров» приводятся целых четыре его значения. Может быть, их и больше, и от какого-то «кутуза», обозначающего нечто узкое, где-то было образовано прозвище, чтобы позже стать фамилией. Если у вас есть желание, читатель, поищите что-то узкое с этикеткой «кутуз». И будьте внимательны. Мы нанизываем на «узкий стержень» слова русского языка. Казалось бы, подходящий по всем параметрам к исследуемой группе найденный вами «кутуз» может оказаться тюркским по своему происхождению.

Вернёмся к слову «съёжиться». Оказывается, есть ещё одно слово, также характеризующее телесную динамику. Только не группировку всего тела, а сведение глазных век. Это слово – «щуриться» или, если можно так сказать, «щелиться» (звуки «р» и «л» являются взаимозаменяемыми). Прищуривщийся человек, не до конца сведя веки, смотрит сквозь узкие щёлки (извините за тавтологию).

Любая щель имеет длину, многократно превосходящую её ширину. Грандиозная щель в горах называется ущельем.

Возможно, слово «щель» (точнее, схожее по произношению с ним праслово) стало одним из исходных в исследуемой нами группе. Попробуйте произнести это слово. Вы выдохните его сквозь щель между верхними и нижними зубами. Выходит, как собственно щель, так и обозначающее её слово, на какой-то миг отображаются у нас во рту, первая – в виде картинки, второе – в форме звука. Вы, конечно, знаете, уважаемый читатель, что звукоподражание сыграло огромную роль в формировании человеческой речи.

Ещё одно принадлежащее к нашей группе слово со звуком «щ» написано на вашем лице. Оно обозначает тонкую или, если хотите, узкую (не толстую) его часть. Это - «щека».

Так же называют скалистые обрывы, сжимающие реку. Скальные массивы при этом могут уходить на десятки километров влево и вправо от её русла. Понятно, что щёками считаются только тонкие каменные поверхности, теснящие реку.

Звук «щ» встречается, по крайней мере, в трёх «пищевых словах» исследуемого нами корня. Такими словами являются «щи», «борщ» и «щавель». Щи и борщ («борщ» – сложное слово; корнем «бор», о котором мы ещё будем говорить, обозначается, скажем так, мощь блюда, густого, наваристого и сытного) заправляются нарезанными овощами и листьями, причём нарезанными не какими-нибудь квадратиками или кружочками, а узкими полосками. О такой нарезке скажет и её продемонстрирует любая хозяйка. Что касается щавеля, он имеет удлинённые узкие листья.

Кроме ежа, который, если можно так выразиться, сужается, есть ещё просто узкие животные. Такими являются уж, щука, ящерица, угорь, а также – с перетянутой «талией» – оса.

Со звуком «г» к являющейся предметом нашего внимания группе однокоренных слов, по всей вероятности, относится и слово «угол», обозначающее нечто сужающее пространство.

Обратимся напоследок к заголовку данной статьи. Со «щами» и «щавелём» мы разобрались. Остались неприобщёнными к группе два первых слова.

Что делает кузнец при ковке металла? Ударяя молотом по раскалённой заготовке, он делает её тоньше, т.е. сужает. Кузнец значит «узящий», суживающий. Естественно, что место, где работает кузнец, называют кузницей или кузнейлюбителя попрыгать в траве, стрёкот которого чем-то напоминает звуки кузницы, именуют кузнечиком).

Когда кузнец или кто-то другой что-то откусывает, он зубами сжимает, сужает пищу, вплоть до отделения её части, т.е. куска. В ближайшем родстве с этими словами состоят «кусать», «кушать», «кус», «вкус», «привкус», «послевкусие», «прикус» и т.д. Думаю, что вы без труда найдёте ещё «кусачие словечки».

Впрочем, если у вас есть силы и желание, вы можете предаться чтению различных словарей. Выскребая из них оставшиеся за кадром лексические единицы, вы соберёте богатую коллекцию слов заинтересовавшего нас корня. Перед вами, уважаемый читатель, открываются широкие горизонты – я не исчерпал, да и не собирался этого делать, исключительно многообразную (в плане взаимозамещения согласных) «узкую тему».

Тем не менее свою работу я считаю выполненной. На мой взгляд, мы рассмотрели самые показательные слова «узкого» корня. Их я выделил полужирным курсивом. Как видите, однокоренных слов у нас набралось немало.

Наверное, мы заработали пятёрку. Правда, если бы Юра назвал наши слова, учительница поставила бы ему двойку. А, может быть, пожалела и отправила бы домой.
перейти в каталог файлов
связь с админом