Главная страница
qrcode

Л., Залесская А. Э


Скачать 24.13 Kb.
НазваниеЛ., Залесская А. Э
Дата28.03.2019
Размер24.13 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаэссе зарубеж.docx
ТипДокументы
#44313
Каталог


«Коллекционер» и «Женщина французского лейтенанта»

В романе «Коллекционер» также находим

аллюзии к произведению Шекспира «Буря».

Имитация настоящей жизни, которой занимается Клегг и которой настойчиво пытается избежать Миранда, усиливается благодаря прямому указанию на текст Шекспира: Фредерик

Клегг представляется похищенной им девушке,

студентке-художнице Миранде как Фердинанд.

Он выбирает именно это имя, так как в шекспировской пьесе Фердинанд – сын могущественного неаполитанского короля Алонзо, и

оно, это имя как бы воплощает в себе высокий

статус и значимость. Клегг хочет, чтобы Миранда называла его не

Фредериком, а Фердинандом; Миранда же считает, что ему подойдет имя Калибан. В «Буре»

Калибан – воплощение образа дикаря. Когда

Просперо и Стефано пытаются научить его говорить на своем языке, у них ничего не выходит,

так как Калибан полагает, что знание языка вовсе

не благо. Он не желает подчиняться, и искренне недоумевает, почему он не может получить

Миранду. Калибан становится как бы лекалом

для образа Фредерика Клегга, которому тоже не

удается приобрести расположение своей Миранды. Фаулз рисует их внутренний мир, показывая,

как пуст и никчемен мир Фредерика, и насколько

обширен, многообразен мир Миранды. Фредерик Клегг, боготворя Миранду, покупает ей

все, что она любит и что ей необходимо: музыкальные пластинки, дорогие подарки и украшения, но прочитав ее дневник после ее смерти, он (сегодняшний Калибан) осознает, что

поклонялся обычному человеку, который его

ненавидел. Она называла его «half-creature» –

полуживотное. Сосуществование высокоинтеллектуального и банального заканчивается

смертью первого. Путь деградации второго

благодаря интертекстуальным параллелям кажется еще стремительнее: Фердинанд Клегг

и Калибан Клегг – это две разные ипостаси

одного человека.


Роман повествует о жизни одинокого

молодого человека, Фредерике Клегге,

который служит клерком в муниципалитете. В свободное от работы время молодой человек поглощен коллекционированием бабочек. В первой части романа

действия описываются от имени Клегга.

Он испытывает сильное влечение к девушке по имени Миранда Грей, студентке художественного училища. Однако у

Клегга есть недостаток, он не имеет достаточного образования, он не проявляет интереса ни к чему, кроме бабочек и у

него не хватает смелости познакомиться

с ней. Он восторгается Мирандой на расстоянии. Выиграв огромную сумму денег,

Клегг принимает решение «пополнить»

свою коллекцию Мирандой. Он детально продумывает ее похищение. Клегг

уверен, что, если девушка будет жить у

него дома, она сможет полюбить его.

Убогость внутреннего мира главного героя не позволяет ему даже понять,

не говоря уже о том, чтобы принять,

принципы и взгляды Миранды, не дает

ему возможности идти с ней наравне: «…

бедный Калибан, все тащится, спотыкаясь, следом за Мирандой, все не поспевает…» Он может постигнуть только ее внешнюю красоту, однако

ее внутренний мир для него непостижим

и от того безразличен: «Ему безразлично, что я говорю, что чувствую, мои чувства ничего для него не значат. Ему важно только, что он меня поймал. Словно

бабочку… Ему нужна я, мой вид, моя наружность, а вовсе не мои чувства, мысли,

душа, даже и не тело. Ничего, что есть

во мне одушевленного, человеческого» Огромное количество односоставных и неполных предложений привносит

описанию Миранды интонацию живой

речи, динамичность, эмоциональность.

С начала повествования Миранды нам

встречаются группы лексем, значение

которых часто связано со светом: «Прошу у него света. Буквально. Дневного света»

освещение...». Миранда ассоциируется с красотой,

светом, свежестью, чистотой. Миранда – это мир прекрасного. Ему противопоставлен мир Калибана – темнота, уродство, искусственность, ограниченность,

жестокость, насилие, зло. Как говорилось выше, жизни главных героев можно противопоставить, так как они находятся на совершенно разных уровнях

как по образованию и воспитанию, так

и по социальному статусу. В связи с этим

внутренний мир героев так же различен

и их взгляды, порой, прямо противоположны. Данные различия выражаются и

в том, какие слова в своей речи используют герои, а также их взгляд на понятие

«красота». Различность взглядов героев на понятие «красота» можно понять,

обратив внимание на цитату из произведения, в которой Миранда объясняется с ее мучителем.


В романе «Коллекционер» Фаулз, по собственному признанию, пытался проанализировать итоги такого противостояния. А так как проблема эта, как мы видим,

имеет как минимум два ракурса рассмотрения (социальный и экзистенциальный),

то и роман оказывается неоднозначным, предполагающим несколько вариантов решения поставленных вопросов. Отчасти автор транслирует собственные мысли через

рассуждения Миранды, которая понимает, что «немногие» — это прежде всего творческие люди, а не просто богатые, утонченные или высокоинтеллектуальные. Но

героиня заблуждается, относя к ним себя по той причине, что ходит в художественную

школу и общается с людьми творческих профессий. Ведь творчество не равно следованию гениальным образцам. Лишенная воздуха в прямом и переносном смысле

Миранда не может творить, тогда как Немногие «свободны по определению». И это

отличает их от массы, даже когда остальные маркеры утрачены.

Главного героя романа, недалекого аутичного молодого человека, который занимается лишь тем, что коллекционирует бабочек, зовут Клегг, хотя Миранда видит в

нем Калибана по ассоциации с невежеством и дикостью героя шекспировской «Бури».

Но в подобном сопоставлении кроется и иное значение, актуализированное и Шекспиром, — отстаивание естественного права и собственной правоты, протест против

неуважения и насилия, хоть и просвещенного. Миранда видит в Клегге представителя Многих и поэтому своего врага, она раз за разом убеждается, что борьба неизбежна. По замыслу Фаулза, почвой для этой борьбы является враждебность Клегга

(как символ Многих) и неоправданное высокомерие Миранды (признак Немногих).

Будучи заложницей Клегга, Миранда считает себя мученицей. Вместе с тем образ

героини неоднозначен. Притом что мы не можем не испытывать сочувствие к ее положению заложницы и жертвы, мы отчетливо видим интеллектуальную заносчивость

и эгоизм героини, также не чужды ей снобизм, гордыня и самолюбование. Миранда

с гордостью относит себя к Немногим, однако не способна осознать, что такого рода

принадлежность дает не только преимущества, но и ответственность. Оказавшись в

ситуации физической несвободы, метафорически отражающей положение Немногих

в мире Многих, Миранда отчаянно отстаивает свое право быть собой. Но она не признает право быть собой за Клеггом. Воспринимая неразвитость Клегга как оскорбление своему чувству прекрасного, Миранда ни разу не задумывается о том, что их

стартовые условия были не равны и что она, обладающая преимуществами материального и интеллектуального характера, могла бы сделать для бедного Калибана. И уж

Вестник РУДН, серия Литературоведение. Журналистика, 2015, № 2

64

конечно, Миранда и мысли не допускает, что, как ни странно, именно его, а не ее

действия продиктованы стремлением к красоте и свету.

Ведь Клегг в данной ситуации не только агрессор, но и жертва. Жертва плохого

образования, мертвой среды, сиротства. По мнению Фаулза, это доказывает «фактическую невиновность Массы» [5. С. 118]. Фаулз называет «трагедией XX века» неравенство, подпитываемое как Немногими, так и массой. Решение Фаулз видит в осознании Немногими своей ответственности. Создание прекрасного, нетленного — миссия Немногих. Их мироощущение, распространяясь вовне, способно «очистить» мир,

преобразить его. Немногие стремятся привнести в мир прекрасную истину, имеющую

в основе своей добро. Это стремление имманентно. «Долг искусства, — утверждает

он в статье «Вспоминая о Кафке», — пытаться изменить к лучшему все общество в

целом» [8. С. 18].

В этом отличие Миранды от тех, кого по-настоящему можно считать избранными.

Она мнит себя одной из Немногих. Она тянется к таким людям, но все, до чего низводятся ее интересы в конечном итоге, — самолюбование. Когда Ч. В. подводит Миранду к картине Рембрандта и беседует с ней, о чем она думает? Все мысли Миранды

сосредоточены на самой себе и на внешних обстоятельствах. («Я подумала, мы выглядим, как отец с дочерью», «Как будто я вообще ничего не знаю. Как будто он хочет

избавить меня от густого тумана ложных представлений об искусстве»). За рационалистическими построениями и эгоцентрическими побуждениями от героини ускользает свет истины. Чуть позже Ч.В. укажет ей на это: «Не старайтесь казаться такой же

взрослой, как мы. Это нелепо. Вы словно ребенок, который тянется заглянуть за

высокий глухой забор». Миранда этих слов не понимает. «Его злило, что я ему нравлюсь», — это все, что она была способна понять. Поэтому отраженный свет, которым

она светила, в заточении исчезает, и вместо прекрасной Миранды в подвале остается

ожесточенное, некрасивое, желчное существо: «Ненавижу Бога. Ненавижу силу, создавшую этот мир. Людей. Сделавшую возможным существование Калибана. Возникновение таких ситуаций, как эта. Если Бог существует, то Он — огромный отвратительный паук, во тьме плетущий свою сеть» [8].

Аристос свободны. Свободны от крайностей, штампов и условностей. В своей

духовной свободе они не противопоставляют себя Многим намеренно. Миранда,

напротив, даже находясь в заточении, не пересматривает взгляды на жизнь. События

ничему ее не учат. Она по-прежнему категорична и в своей категоричности ограниченна. «Ненавижу невежество и необразованность. Напыщенность и фальшь. Злобу

и зависть. Ворчливость, низость и мелочность. Всех заурядных мелких людишек,

которые не стыдятся своей заурядности, коснеют в невежестве и серости».

В отличие от Миранды Клегг пытается стать лучше. Он стремится к свету, но не

находит способа этого света достичь. Клеггу кажется, что обладание Мирандой как

экспонатом коллекции, т.е. элементарное «наличие» Миранды в его доме, даст ему

возможность стать лучше. Он действительно читает роман «Над пропастью во ржи»,

который ему дает заложница, однако обсудить книгу у них не получается: Миранда

непреклонна в своем снобизме. С детской непосредственностью Калибан обращается к Миранде: «Мне кажется, вы просто забываете, что и у меня есть сердце» [8].

Если Немногие, судьбой и случаем вознесенные над большинством, являются

действительно умнее, добрее и духовнее, то не ради ли того, чтобы делиться своим

светом с остальными? Миранда не только не готова дарить тепло и свет своей души,

к концу романа она становится отвратительна — и внутреннее, и внешне. Соглашаясь отказаться от прежних нравственных императивов ради свободы физической, она теряет свободу духовную. Не менее страшен становится в финале и Калибан, как

огромный паук, расчетливо выбирающий новую жертву.

«Коллекционер» — роман-трагедия, но не социального, а нравственного масштаба. Социальное неравенство является лишь отражением омертвения человеческих

душ. Настоящей проблемой современного общества, считает Фаулз, становится его

дегуманизация, острая нехватка человечности.

Миранда только с помощью жестокого опыта заключения в особняке коллекционера и маньяка Клегга экзистенциально прозревает, видя недостатки в том числе и своего прежнего образа жизни: деньги и вседозволенность объединяют и жертву, и палача. Символично, что герой Фаулза выиграл свои деньги в тотализаторе, то есть не приложил никаких усилий для обретения богатства. Это сближает его с Мирандой, которая была богата «случайно», благодаря происхождению, и была воспитана в убеждении, что «…биологическое превосходство – это состояние существования, а не


перейти в каталог файлов


связь с админом