Главная страница

Культура Руси XIV - XVI веков. Литература. Русская литература второй половины XIV первой половины XV в


НазваниеЛитература. Русская литература второй половины XIV первой половины XV в
АнкорКультура Руси XIV - XVI веков.doc
Дата25.09.2017
Размер42 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаКультура Руси XIV - XVI веков.doc
ТипДокументы
#19615
Каталог

Литература. Русская литература второй половины XIV — первой половины XV в.,
как и прежде, обращалась к особенно важной в это время теме — борьбе русского народа за свержение ордынского ига. Особенно выделяются произведения Куликовского цикла, посвященные победе Дмитрия Донского над Мамаем. Первым откликом на эту битву была поэтическая «Задонщина». Существует предположение, что первоначально это была песня, которую сразу после битвы создал рязанский боярин Софоний. Обе дошедшие до
нас редакции «Задонщины» воспевают Дмитрия Донского, его двоюродного брата
Владимира Андреевича и всех «удальцов русских», подчеркивают важность
единства сил для отпора врагу. Вместе с тем глубокой скорбью проникнут
плач по погибшим в этой битве.
Во многих редакциях дошло до нас «Сказание о Мамаеве побоище» (прим. первая половина XV в.) В целом «Сказание» проникнуто чувством глубокого патриотизма и восхищения подвигами русских воинов.
Во второй половине XV в. новое рождение переживает старый жанр «хождений» — описаний путешествий. Это явление отражает растущий интерес образованных людей Руси того времени к другим странам, развитие экономических и культурных связей с ними. Особенно интересно «Хождение за три моря» тверского купца Афанасия Никитина. Попал он в Индию случайно: в конце 60-х гг. XV в. Афанасий поехал на Северный Кавказ для торговли, но стал жертвой грабителей. Возвращение домой означало полное разорение и холопство. В надежде поправить свои дела Афанасий Никитин отправился в Иран, а оттуда — в Индию. Только через 8 лет тяжелобольной, умирающий Афанасий вернулся на Русь. Его произведение, написанное простым, безыскусным языком, содержит множество интересных наблюдений о жизни и быте Индии.
Новый культурный подъем вызвало создание единого государства. В
первой половине XVI в. создается культурный кружок вокруг новгородского
архиепископа, а с 1542 г. — вокруг митрополита всея Руси Макария. Макарием
и его сотрудниками были созданы Великие Четьи-Минеи. «Четьими» назывались
книги, предназначенные для чтения, в отличие от «служебных», т. е. богослужебных. «Минеями» же называли сборники, где произведения распределены по тем дням, в которые их рекомендуется читать.

Важным достижением было начало книгопечатания. В 1564 гг. Иван Федоров, дьякон одной из кремлевских церквей, и его помощник Петр Мстиславец создали на Печатном дворе на Никольской улице в Москве первую печатную книгу «Апостол»
В центре внимания русской письменности второй половины XV — XVI в.
стоят коренные вопросы жизни страны. В «Сказании о князьях Владимирских»
подчеркивалась идея преемственности власти московских государей от
византийских императоров. Мало того, их род выводили даже от римского
императора Августа. Псковский монах Филофей в послании Василию III
утверждал, что Москва — это «третий Рим». Собственно Рим пал из-за ересей,
«второй Рим» (Византия) — из-за унии с католичеством. «Два Рима падоша, а
третий стоит, а четвертому не быти», — писал Филофей.
Общественная мысль. Одной из главных тенденций русской общественной мысли XVI в. было освобождение от пут церковного мировоззрения, апелляция к разуму. Этот процесс принят о называть секуляризацией (от латинского слова saecularis — мирской, светский) или обмирщением культуры.

В конце 40-х — начале 50-х гг. XVI в. писал известный публицист Иван Семенович Пересветов. Выходец из русской шляхты Великого княжества Литовского, он служил во многих странах — Польше, Венгрии, Чехии, Молдавии, пока не приехал на Русь. Пересветов с негодованием пишет о боярах, «ленивых богатинах», которые «люто против недруга смертною игрою не играют», обвиняя их в трусости и недостатке служебного рвения.
Поток «обмирщения» захватывал порой даже ортодоксальных церковных авторов. Характерен в этом отношении «Домострой», автором которого был Сильвестр. Слово «домострой» в переводе на современный язык означает «домоводство». В этом произведении нашли отражение наставления церковного характера, и советы, как воспитывать детей и наказывать жену, хранить запасы и просушивать платье, когда покупать товары на рынке и как принимать гостей. Но исполнение религиозных обрядов
и следование практическим советам в равной степени являются долгом — и
нравственным, и религиозным.
Церковь. Шло время острых религиозных споров. Ереси и вообще религиозное вольнодумство были всегда результатом самостоятельного, без оглядки на авторитеты поиска истины. Тем самым подрывается важнейший принцип религиозно-церковного мировоззрения: беспрекословного повиновения иерархии. Попытки еретиков и вольнодумцев найти рациональные обоснования религии и отвергнуть те догматы, которые не выдерживают рациональной критики, противоречили основе всякой религии — слепой вере, не основанной на знании. Поэтому, ереси были, по сути,
враждебны церкви и несли в себе элементы социального протеста. Это полностью относится к возникшей в 70-х гг. XIV в. в Новгороде ереси стригольников (происхождение названия неясно), распространившейся среди низшего духовенства и ремесленников. Стригольники с позиций разума критиковали Библию и сочинения «отцов церкви», отвергали церковные обряды. Церковь и государство преследовали стригольников, многие из них были казнены.
Их прямыми наследниками были сторонники новой ереси, которую церковники окрестили ересью «жидовствующих»: их обвиняли в переходе в иудаизм. Игумен Волоцкого (т. е. Волоколамского) монастыря Иосиф Волоцкий написал множество сочинений против еретиков.
Монастыри увеличивали свои владения за счет вотчин служилых людей. Иосиф Волоцкий и его сторонники (иосифляне) доказывали, что церковь не только имеет право, но даже обязана владеть населенными землями. Противоположную позицию занимали нестяжатели во главе с монахом одного из окраинных монастырей Нилом Сорским, но они были скорее мыслителями-созерцателями, чем борцами. Проповедь еретиков против церковной иерархии и монашества дала бы оправдание для конфискации церковных земель. К тому же иосифляне, воинствующие церковники, порой заявляли, что церковная власть превосходит светскую, а это беспокоило великого князя.
Еще более радикальные позиции занимал постригшийся в монахи беглый холоп Феодосий Косой. Он отрицал не только обряды и священство, но даже христианскую символику, заявлял, что крест — орудие казни Христа — негоже обожествлять. Он пошел и дальше: говорил, что у христиан не должно быть властей, а потому призывал не платить налогов и не повиноваться феодалам. Феодосий проповедовал равенство всех народов, что резко противоречило характерной для средневековья религиозной и национальной обособленности. Идеи Феодосия разделяли многие его ученики. От преследований он бежал в Великое княжество Литовское, где продолжал распространять свое учение
среди украинских и белорусских крестьян и горожан.

Архитектура. В XIV в. в Новгороде строится много посадских, сравнительно небольших
храмов, из которых наиболее известны церкви Спаса на Ильине улице и Федора Стратилата на Федоровом ручье. В XV в. идет интенсивное строительство в Москве. Столицу великой державы хотели сделать парадной и монументальной. Иван III привлекает для работы итальянских архитекторов — самых умелых в то время. Среди них выделяется болонец Аристотель Фиораванти, не только архитектор, но и пушечный мастер-литейщик и чеканщик монет. В 1475 — 1479 гг. под его руководством в Кремле был построен Успенский собор — кафедральный храм митрополита всея Руси. Фиораванти обязали взять за образец Успенский собор во Владимире — тем самым как бы подчеркивалось, что столицей Руси стала Москва. Итальянскому архитектору действительно удалось создать храм в русском национальном стиле. Вероятно, Фиораванти составил проект и новых кремлевских стен, которые были сооружены в 1485 — 1516 гг. под руководством нескольких итальянских мастеров. Они заменили
обветшавшие белокаменные стены времен Дмитрия Донского, построенные в
соответствии с военной техникой своего времени, кирпичными, на
белокаменном фундаменте. В Кремле были возведены Грановитая палата для торжественных приемов, Архангельский собор — усыпальница московских великих князей и царей, домовая церковь государей — Благовещенский собор (построен псковскими мастерами) и т. д.
Строительство московских укреплений продолжалось в течение всего XVI в. При Елене Глинской к Кремлю пристроили полукольцо укреплений Китай-города, защищавшее центральную часть посада. В конце XVI в. «городовых дел мастер» Федор Савельевич Конь возвел кольцо укреплений «Белого города» длиной ок. 9,5 км с 27 башнями (проходило по линии нынешнего Бульварного кольца). Ф. С. Конь построил также кремль в Смоленске, считается, что он воздвигал стены Симонова (в Москве) и Пафнутьева (в Боровске) монастырей. В самом конце XVI в. была создана последняя внешняя линия укреплений Москвы — «Скородом», деревянные стены на Земляном валу (проходил по линии нынешнего Садового кольца).
Со второй трети XVI в. в каменное зодчество проникает из народной деревянной архитектуры шатровый стиль. Его шедевром и одновременно наиболее ранним образцом является церковь Вознесения в селе Коломенском, построенная в честь рождения сына и наследника Василия II – Ивана IV.

В 1554 — 1561 гг. архитекторы Постник Яковлев и Барма закончили на Красной площади строительство собора Покрова, что на Рву, посвященного взятию Казани (Казанью русские войска овладели на следующий День после праздника Покрова). Эту церковь по одному из позднее пристроенных приделов чаще называют храмом Василия Блаженного. Это вершина русского зодчества XVI в. Вокруг огромного центрального шатра — восемь
глав, в чем-то похожих и вместе с тем разнообразных. Как Москва объединила вокруг себя разные земли Руси, так и центральный шатер объединяет в нерасторжимое целое красочное разнообразие отдельных главок.
Живопись. Во второй половине XIV — первой половине XV в. работали два великих русских художника — Феофан Грек и Андрей Рублев. Феофан, выходец из Византии, во второй половине XIV в. работал в Новгороде, а затем и в Москве. Для стиля фресковых росписей Феофана и его икон характерна особая экспрессивность, эмоциональность. Феофан не всегда тщательно прорисовывал свои изображения, но достигал огромной силы воздействия на чувства зрителя. Этот характер живописи соответствовал и темпераменту художника.

Иной характер носит живопись Андрея Рублева (ок. 1360 — 1430). Великолепный колорист, Андрей Рублев создавал умиротворенные композиции. В годы кровавых феодальных междоусобиц, вражеских набегов он отразил в живописи народную мечту о мире, спокойствии, благополучии, человеческой близости. Эти черты особенно ярко проявились в его самом знаменитом произведении — «Троице». На иконе изображены трое прекрасных юношей, ведущих неторопливую, дружескую и вместе с тем печальную беседу. Андрей Рублев работал и в области книжной миниатюры.

Традиции Андрея Рублева продолжались в живописи второй половины XV —
XVI в. Особенно выделяются фресковые росписи Дионисия (лучше всего они
сохранились в Ферапонтовом монастыре в Белозерском крае), не только своеобразные по композиции, но и с неповторимо нежным колоритом.

Во второй половине XVI в. в живописи появляются уже и первые портретные изображения — «парсуны».
перейти в каталог файлов
связь с админом