Главная страница

Лучшие известия из биографии Ибн Теймийи


Скачать 2.14 Mb.
НазваниеЛучшие известия из биографии Ибн Теймийи
АнкорBiografiya_ibn_Teimiyi.doc
Дата10.05.2018
Размер2.14 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаBiografiya_ibn_Teimiyi.doc
ТипДокументы
#40092
страница2 из 12
Каталог

С этим файлом связано 42066 файл(ов). Среди них: и ещё 42056 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Его выдающиеся знания, работы и прекрасная память



Если говорить о его выдающихся знаниях, то сюда можно отнести знание наук Священного Корана, его способность извлекать малейшие и самые тонкие пользы из него. Его знания постановлений ученных в объяснении их, его способность использовать эти постановления, в качестве доказательства, равно как Аллах дал ему способность понимать чудеса Корана, красоту его постановлений, его редкостные и прекрасные драгоценности, языковые чудеса и его очевидную благодать.

Во всем этом он был первым и примером, которому каждый стремился подражать.
Если кто-либо читал какой-нибудь аят Священного Корана на одном из его занятий, то он продолжал объяснять его, и занятие заканчивалось на этом. Его занятия, длились большую часть дня, и он не требовал от ученика, чтоб тот читал определенные аяты, к которым он приготовился. Наоборот, любой человек, который посещал его занятия, читал то, что было легко для него и Ибн Теймийя затем объяснял то, что было прочитано.

Он обычно говорил без пауз, разве что присутствующие в аудитории знали, что если бы не нехватка времени, то он тщательно и с разных точек зрения рассмотрел все то, что объяснял. Однако он останавливался, чтоб его слушатели отдохнули.

Например, он выпустил Тафсир: "Скажи: Он -Аллах, Один". Сура аль-Ихляс 1 аят что заняло целый большой том. Также его Тафсир: "Милостивый вознесся на Трон" Сура Таха, 5 аят занимает около 35 томов, и мне говорили, что он начал составлять Тафсир, который бы занял пятьдесят томов, если бы он закончил его.

Что касается его знаний и понимания Сунны Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, его постановлений, поступков, событий в жизни, сражениях, чудес которые Аллах дал ему, его знания, что достоверно было передано от него и что недостоверно. Его знании о высказываниях и поступках, событиях и правовых суждений Сподвижников, да будет доволен ими Аллах, их борьбы ради Религии, их достоинствах, которые были присущи только им среди Уммы, - во всем этом он был самый щепетильный и имел большой опыт и квалификацию, и был самым быстрым в нахождении какой-либо необходимой ему информации.

Он никогда не упоминал хадис или фатву, которую использовал как доказательство без того, чтоб не указать источник и ссылку на шариатский текст, или указать является это "Сахих"9 или "Хасан"10 и т.п. Или обязательно упоминал имена Сподвижников, которые передали это, и его редко спрашивали о передатчиках, несмотря на это он мог пояснить их происхождение и подробную биографию.

И самый потрясающий случай, который произошел, был тот, который произошел во время его первого судебного процесса в Египте, когда его схватили и посадили в тюрьму так, что у него не было никакого доступа к его книгам. За это время, он написал много книг, маленьких и больших, и упомянул в них огромное количество хадисов, рассказов, постановлений сподвижников, имена ученых по Хадисам, авторов и их работы, и указал к каждому из них соответствующий источники, и конкретизировал по именам. Он также упомянул названия книг, в которых каждое сообщение было взято, и также где именно в книге их найти. Все это было только по памяти, поскольку в то время у него не было ни одной книги с собой, чтоб использовать как источник. Позже эти книги опубликовали и проверили, и хвала Аллаху – в них не было найдено ни единой ошибки, и ничего не надо было изменять в них.

Среди этих книг "ас-Сорим аль-Маслуль аля Шатим ар-Расуль"11 и это одно из качеств, которое Аллах даровал ему12.

Также Аллах благословил его способностью знать разные мнения среди ученных, их постановлений, иджтихад в различных вопросах, и что было записано по сильному, слабому, общепринятому и отвергаемому мнению каждого ученого каждой эры.

У него были глубокие познания в том, какие из их мнений были самыми правильными и близкими к правде. Он был даже способен приписывать каждому ученому, в какой местности тот пришел к каждому своему мнению.
Это было подобно тому, как если бы его спросили о чем-либо, то каждое отдельное высказывание Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, его Сподвижников, и ученных – от самых первых до самых последних из них – словно проецировались картинками в его голове, и он брал то, что желал и оставлял, то что желал.

И любой, кто видел его, или знакомился с его знанием, был охвачен чувством собственного невежества и желанием согласиться с ним.

Что касается его книг и рукописей, то их гораздо больше, чем я могу упомянуть или вспомнить все их названия.

На самом деле я даже сомневаюсь, что кто-либо сможет назвать их все, поскольку их количество столь велико, и все они различаются по объему.
Некоторые их них состоят из 12 томов, такие как «Талкхис ат-Талбис аля Асас ат-Такдис» и др.

Некоторые по объему состоят из 7 томов, такие как «аль-Джам’ байна аль-‘Акль ва ан-Накль».

Некоторые из них из 5 томов, такие как «Минхадж аль-Истикама уаль-Итидаль». Некоторые из 3 томов, такие как «ар-Радд ‘аля ан-Насара». Некоторые из 2 томов, такие как «Никах аль-Мухаллиль», «Ибталь аль-Хияль» и «Шарх аль-‘Акида аль-Асбаханиййа».

Некоторые только в объеме одного тома или меньше, и их очень много, чтоб охватить. Однако я попытаюсь упомянуть несколько, чтоб удовлетворить любопытство тех, которые хотят знать:

«Тафсир Сурат аль-Ихлас», его книги «ас-Сорим аль-Маслуль ‘аля Шатим ар-Расуль», «аль-Фуркан аль-Мубин Байна ат-Талак уаль-Йамин», «аль-Фуркан Байна Аулийа’ ар-Рахман уа Аулийа’ аш-Шайтан», «Икътида’ ас-Сират аль-Мустаким фи Мухалафат Асхаб аль-Джахим», «аль-Калим ат-Таййиб», «Исбат аль-Камаль», «Накд Акъуаль аль-Мубтади’ин», «Минхадж аль-Истикама», «ад-Дурр аль-Мултакит», «Ахкам ат-Талакъ», «ар-Рисаля», «И’тикад аль-Фиркъа ан-Наджийа», «Раф ‘аль-Малам ‘ан аль-А’имма аль-А’лям», «Такърир Маса’ил ат-Таухид», «аль-Истигаса уаль-Тауассуль», «аль-Маса’иль аль-Хамауиййа»,
«аль-Маса’иль аль-Джазриййа», «аль-Маса’иль аль-Муфрада».

Достаточно упомянуть несколько этих его работ, иначе мы могли бы составить список из более чем 200 названий, но сейчас не время и не место делать это.

А что до его фетв и ответов, которые он давал на различные вопросы, то их больше, чем можно перечесть. Однако в Египте семнадцать томов из них были собраны и сортированы по темам Фикха, и это широко известный и популярный сборник.

Также его соратники собрали более 40.000 вопросов, на которые он отвечал. Редко случалось так, что происходило нечто, о чем его спрашивали, и он бы не отвечал в присущей только ему быстрой и незамедлительной манере.13
Этот ответ затем превращался в книгу, и чтоб собрать подобную, кому-нибудь другому потребовалось бы тщательное рассмотрение многих справочников, и даже после этого они все еще не смогли бы тягаться с ним в компетенции и умении отвечать на вопросы.14

Праведный Шейх Тажуд-дин Мухаммад, известный как Ибн ад-Даури, который посещал один из уроков Ибн Теймийи, рассказывал, что один иудей задал ему вопрос о "Кадаре" (Предопределении). Иудей предоставил свой вопрос в форме стихотворения, состоящего из 8 строк. Ибн Теймийя посмотрел на него, немного подумал про себя, и затем начал писать. Он продолжал писать, и мы думали, что это будет разрозненный и неорганизованный ответ. А когда он закончил, и его товарищи посмотрели на то, что он написал, то увидели, что это был стих, состоящий из 184 строк, со вставленными строками вопрошающего.
В этом стихе его знания представлялись настолько очевидными, что если кто-либо захотел объяснить только этот стих, то ему потребовалось бы написать два больших тома с комментариями. Это только один из примеров его экстраординарных способностей. Ах сколько же еще много подобных его ответов остаются не имеющими себе равных!
Что касается его занятий, то я никогда не пропускал ни одного из них во время моего пребывания в Дамаске. Он ничего специально не готовил для объяснения. Напротив, после молитвы в два ракаата он садился и восхвалял Аллаха, прося благословения и мира для Его посланника, да благословит его Аллах и приветствует, в такой сладкой и приятной манере, которую я никогда не слышал от кого-либо, и затем он продолжал говорить.

Аллах раскрывал ему многие знания, драгоценные скрытые блага, детали, описания, источники доказательств из аятов и хадисов, положений ученых и сравнений между ними, равно как и способность дополнять сказанное старой арабской поэзией, и иногда он даже упоминал автора поэмы.


И каждый раз его речь была плавной, подобно течению реки, и его движения были подобны океанским волнам. С начала и до конца своей речи он, казалось, пребывал в другом мире, его глаза закрывались. Это все он делал ненамеренно, и он не пытался говорить в особой манере, чтоб произвести такой эффект.
Наоборот, в этом было что-то из божественного благоволения к нему, что-то неземное изумительное, очевидное каждому слушающему или смотрящему, и он продолжал оставаться в таком состоянии до конца своего повествования.


Я видел его в такие моменты, и он выглядел, словно находился в присутствии кого-то, ограждающего его от всего прочего15. И когда это с ним происходило, то у него был настолько потрясающий вид, что это заставляло содрогаться и колотиться наши сердца и захватывало все наше внимание.


И он никогда не упоминал посланника Аллаха, да благословит Аллах его и приветствует, без того, чтоб не попросить мира и благословения для него. И клянусь Аллахом, я никогда не видел никого, кто чтил посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, или стремился подражать ему и сохранял то, с чем он пришел, как это делал Ибн Теймийя.


Когда бы он ни упоминал хадис по определенному вопросу, и если он был уверен, что тот не был отменен другим хадисом, то он действовал согласно ему, судил и выносил фетвы в соответствии с ним, и не обращал внимания на утверждения кого-либо из людей, кем бы они ни были.


Он, да будет доволен им Аллах, говорил: "Каждый человек должен приводить доказательства на свои утверждения, и его утверждение не будет само по себе доказательством, кроме как если это Слова Аллаха и Его посланника да благословит Аллах его и приветствует".


Когда он заканчивал свой урок, то открывал глаза и шел общаться с людьми с радостным и приветливым лицом, как будто он встречался с ними впервые, и он иногда извинялся перед некоторыми из них, полагая что может был какой то недостаток в его речи. Каждое занятие, которое он давал в те дни, занимало много конспектов.


То, что я рассказал о его уроках16 – это общеизвестный факт и любой, кто посещал их, согласился бы со мной, и хвала Аллаху, таких людей много и их число не может быть посчитано: ученые, руководители, чтецы Корана, Мухаддисы, Факъихи, поэты и обычные мусульмане.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

перейти в каталог файлов
связь с админом