Главная страница
qrcode

Результаты опроса АКСИО-4. Отношение граждан России к изменениям семейного законодательства в Российской Федерации


НазваниеОтношение граждан России к изменениям семейного законодательства в Российской Федерации
АнкорРезультаты опроса АКСИО-4.pdf
Дата14.09.2019
Размер1.3 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаRezultaty_oprosa_AKSIO-4.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипЗакон
#59391
Каталог

ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ЗАЩИТЫ СЕМЬИ
РОДИТЕЛЬСКОЕ ВСЕРОССИЙСКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ
РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ПО ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ
Сайт: http://r-v-s.su
E-mail: rvs-irk@bk.ru
Тел. +7 (9021) 75-11-17
РЕЗУЛЬТАТЫ
всероссийского социологического опроса общественного
мнения АКСИО-4 на тему:
«Отношение граждан России к изменениям семейного
законодательства в Российской Федерации»
Агентство по культурно-социальным исследованиям общества
2
В феврале 2014 года центром АКСИО был проведен масштабный опрос общественного мнения – было опрошено 43687 человек из всех регионов Российской Федерации. Опрос проводили активисты «Сути времени», ВКСВ, «Родительского Всероссийского Сопротивления», а также многие люди, не состоящие ни в одной из этих организаций – просто граждане, обеспокоенные тем, в каком направлении в последнее время меняется российское законодательство, связанное с проблемами семьи, детства и традиционных ценностей.
В данном отчёте представлены краткие результаты проведённого опроса общественного мнения.
Подробные результаты опубликованы в газете «Суть времени»: http://gazeta.eot.su/issue/71
http://gazeta.eot.su/issue/72
http://gazeta.eot.su/issue/73
http://gazeta.eot.su/issue/74
Под давлением Запада – различных международных организаций: ООН, ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, Совета
Европы и т. д. и т. п. – в российское законодательство упорно продвигают законы, которые прямо противоречат и традициям нашей страны, и общественному мнению, и требованиям общественности.
Запад пытается чуть ли не силой внедрить у нас все те «наработки», с помощью которых уже почти разрушены общество и культура Запада. Это и ювенальные подходы в законодательстве о семье и детстве, против внедрения которых в России борются «Родительское Всероссийское Сопротивление» и другие родительские организации. Это и требование разрешить гей-парады вместе с требованием узаконить однополые браки, и секспросвет в школах и детских садах. Тут и пресловутый «гендер», и требования узаконить проституцию и легкие наркотики, и бесконечные призывы к «толерантности»...
Что думают граждане России о том, каков должен быть порядок принятия законов в сфере семьи и детства, законов, затрагивающих наши ценности и принятые у нас нормы сосуществования? Этой теме были посвящены последние вопросы анкеты. Результаты оказались следующие:
Рисунок 1. Генеральное распределение ответов на вопрос №21:
«Во многих странах законодательство, касающееся семьи и детства, меняется, принимаются новые законы, а старые отменяются. Как Вы думаете, каким образом в России должны приниматься решения об изменениях в законодательстве по вопросам семьи и детства?»
Рисунок 2. Генеральное распределение ответов на вопрос №22:
«В России намечаются значительные изменения в отношении законодательства относительно семьи и детства. Как Вы считаете, нужно ли в связи с этим провести референдум о приемлемости этих изменений?»
Из рис.
1
видно, что граждане России в большинстве доверяют только себе: только 11% опрошенных считают, что решение таких важных вопросов, как изменение законов в сфере семьи и детства, можно доверить депутатам Государственной Думы, и всего 5% думают, что такие законы можно менять на региональном и местном уровне.
Характерно, что проводить референдум в нынешней ситуации считает необходимым и большинство тех, кто «теоретически» предполагает, что возможно доверить принятие законов о семье и детстве депутатам или даже «спустить» это решение в регионы и муниципалитеты. Так, из тех, кто на 21-й вопрос ответили насчет регионов, 88% (см. рис.
2
) считают необходимым проведение референдума, а из тех, кто на 21-й вопрос ответили про Думу – 75%. То есть мнение о необходимости референдума является почти что единодушным. И трудно с этим мнением не согласиться: если угроза изменения законов «как на Западе» существует, а отношение к ним у нас совсем не «как на Западе», то референдум необходим. И срочно.
3
Отношение к легализации гомосексуализма и однополых браков
Отношение граждан России к легализации гомосексуализма и однополых браков (под легализацией имеется в виду выведение гомосексуализма и однополых браков из сферы частной жизни, где каждый волен вести себя как хочет, в сферу нормативно, законодательно определенную, в которой гомосексуальное поведение и однополые семьи объявляются нормой, уравниваются в правах с гетеросексуальным поведением и обычными семьями, а их какая-то бы то ни было – реальная или мнимая – дискриминация преследуется по закону) выяснялось в вопросах №№14.1; 14.2; 14.3; 14.10; 14.15;
14.21. Результаты представлены на рис.
3

8
Рисунок 3. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.1:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, разрешающего однополые браки и уравнивающего однополые семьи с обычными»
Рисунок 4. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.2:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, устанавливающего уголовную ответственность за гомосексуализм (однополые сексуальные отношения)»
Рисунок 5. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.3:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, разрешающего однополым семьям усыновлять или воспитывать приемных детей»
Рисунок 6. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.10:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, устанавливающего уголовную ответственность за публичное высказывание негативного отношения к гомосексуализму
(однополым сексуальным отношениям)»
Рисунок 7. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.15:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, устанавливающего уголовную ответственность за пропаганду гомосексуализма (однополых сексуальных отношений), в том числе проведение гей-парадов и пр.»
Рисунок 8. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.21:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, запрещающего употребление слов «мать» и «отец» и заменяющего их обозначения «родитель №1» и «родитель №2»
Мнение граждан России насчет легализации гомосексуализма и однополых браков совершенно ясно и не вызывает никаких разночтений – оно отрицательное. Но не такое уж кровожадное – легко видеть, что в вопросах 14.2 и 14.10, которые предлагают введение уголовной ответственности за гомосексуализм и за оскорбление гомосексуалистов
(не действием! – а только словом), монолитное большинство в 80 и более процентов, категорически отрицательно воспринимающее гомосексуалистов, неожиданно уменьшается до 60 и даже до 50 процентов. Но вот как только речь заходит о легализации гомосексуализма на «семейном» и «детском» направлении, то большинство, которое против, резко вырастает – до 88–92%. То есть большинство граждан России считают, что гомосексуализм invitro еще можно как-то терпеть, но вот когда он начинает вылезать наружу и пытаться распространиться на сферу семьи, да еще и воспитывать «под себя» детей – этого уже терпеть никак невозможно.
4
Отношение к педофилии и педофилам
Общественное мнение в России в отношении педофилии вопросов не вызывает. Однако мы включили исследование соответствующих проблем в опрос – потому, что есть и явные, и косвенные признаки того, что вопрос о педофилии хотят пустить по тому же «маршруту», по которому «запускали» проблему гомосексуализма. Тревожит еще и то, что стала хорошо заметна некоторая повышенная активность в
«продвижении» вопросов, напрямую связанных с педофилией. Особенно хорошо эта активность просматривается в событиях, связанных с внедрением ювенальных подходов в законодательстве по семье и детству. В обществе даже заговорили о существовании некоего «педофильского лобби», якобы направляющего законодательные усилия ювенальщиков. Так или иначе, соответствующие вопросы в нашем опросе были поставлены – это вопросы №№14.4; 14.5; 14.6; 14.7; 14.33; 14.34. Результаты представлены на рис.
9

14
Рисунок 9
.
Генеральное распределение ответов на вопрос №14.4:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, устанавливающего за педофилию (сексуальные отношения с несовершеннолетними любого возраста) наказание вплоть до высшей меры»
Рисунок 10
.
Генеральное распределение ответов на вопрос №14.5:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, разрешающего добровольные сексуальные отношения с несовершеннолетними с 14 лет»
Рисунок 11. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.6:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, разрешающего добровольные сексуальные отношения с несовершеннолетними с 10 лет»
Рисунок 12
.
Генеральное распределение ответов на вопрос №14.7:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, разрешающего добровольные сексуальные отношения с несовершеннолетними с любого возраста»
Рисунок 13. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.33:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, устанавливающего уголовную ответственность за распространение детской порнографии (с изображением детей) и порнографии среди несовершеннолетних»
Рисунок 14. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.34:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, разрешающего свободное, без возрастных ограничений, распространение порнографии, включая детскую»
Тут, собственно, нечего комментировать. Отношение к педофилии и педофилам в России – вот такое, и в обозримом будущем оно вряд ли изменится. Вывод, в общем, ясен: дай народу волю (например, в форме проведения референдума) и он примет такие законы против педофилов, что мало не покажется. И хотя такое отношение к педофилам вполне можно было подозревать и до опроса, тем не менее полученные данные все-таки удивляют – своим единством, отсутствием противоречий, жуткими цифрами, во многих случаях приближающимися к нереальным по любым другим вопросам 100%.
5
Отношение к легализации эвтаназии и смене пола
Далеко не по всем вопросам граждане России демонстрируют такое же единодушие, как в отношении к педофилам. Вот, например, в отношении к эвтаназии и произвольной смене пола никакого единодушия в
России нет, и это внушает определенную тревогу. Потому что эти вопросы – такое же оружие в идеологической войне против России, традиционных ценностей и здорового общества, как легализация гомосексуализма и намечающиеся попытки оправдания педофилии. Однако эти вопросы значительно менее известны гражданам, значительно менее понятны и потому опасность их существенно выше, чем у знакомых всем до отвращения вопросов о педофилии, например.
Отношение граждан России к легализации эвтаназии и произвольной смене пола (эти вопросы были для удобства анализа объединены в одну группу – в соответствии с тем, что в них затрагиваются проблемы, так сказать, произвольного вмешательства в промысел Божий: в одном случае это произвольное прерывание жизни, а другом – изменение пола) выяснялось в вопросах №№14.8; 14.9; 14.12; 14.20. Результаты представлены на рис.
15

18
Рисунок 15. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.8:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, разрешающего эвтаназию (медицинскую помощь в уходе из жизни для больных людей – по их желанию)»
Рисунок 16. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.9:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, разрешающего детскую эвтаназию (медицинскую помощь в уходе из жизни для больных детей любого возраста – по их желанию)»
Рисунок 17. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.12:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, устанавливающего уголовную ответственность за публичное высказывание негативного отношения к транссексуалам
(людям, меняющим свой пол с помощью хирургических операций)»
Рисунок 18. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.20:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, устанавливающего, что пол человека не задан от рождения, а является следствием воспитания, и поэтому должен определяться свободным выбором родителей (опекунов) или самого ребенка, а затем выбранный пол должен обеспечиваться необходимыми медицинскими мерами (операциями и пр.)»
Как видно из рисунков, выраженное единодушие в ответах есть только по вопросу 14.20 – где прямо в формулировке вопроса есть слова «что пол человека не задан от рождения», которые прямо указывают респонденту на то, что предлагаемый «закон» предполагает, что человек волен вмешиваться в то, что дано ему природой или Богом. В остальных трех вопросах уже привычного для нас единства мнений о «законах» не видно.
Опрос однозначно демонстрирует недостаток информированности населения по исследуемым вопросам.
Люди не могут выбрать ни один из однозначных ответов и выбирают нейтральное «Не уверен». Это говорит о насущной необходимости широкого и подробного информирования населения по этим проблемам.
6
Отношение к фостерным семьям
Еще одной группой вопросов, в отношении которых у большинства граждан России нет явно выраженной позиции (и тоже, как и по проблемам эвтаназии и смены пола, – в силу недостаточного знания и понимания проблемы), оказались вопросы, посвященные «законам» о фостерных семьях (фостерная семья – это семья «профессиональных приемных родителей», работающих по найму, с которыми государство заключает контракт на воспитание ребенка). «Законам» о фостерных семьях были посвящены вопросы
№№14.22; 14.24; 14.25; 14.26. Распределения ответов на эти вопросы представлены на рис. 19–22.
Рисунок 19. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.22:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, запрещающего получение зарплаты за воспитание приемных детей в семье без усыновления»
Рисунок 20. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.24:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, устанавливающего зарплату для семей, воспитывающих детей без усыновления»
Рисунок 21. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.25:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, запрещающего отказ от ребенка, взятого на воспитание в семью без усыновления, или обмен детей, взятых на воспитание в семью без усыновления»
Рисунок 22. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.26:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, по которому право на воспитание приемных детей в семье предоставляется ТОЛЬКО при усыновлении детей или установлении опеки над ним»
Бросающаяся в глаза особенность генеральных распределений по всем вопросам, связанным с регулированием фостерных семей, – значительная доля ответов «Не уверен» – от 31% до 45%. Повидимому, большинство респондентов никогда не слышали о фостерных семьях и проблемах, с ними связанными. Это и не удивительно, так как важнейшая реформа, касающаяся судеб 650 000 российских сирот, из которых 70% являются «социальными» (то есть родители которых отказались от детей или лишены родительских прав), тихо ведется вот уже более 10 лет без, казалось бы, необходимого в таких случаях широкого общественного обсуждения, и, главное, общественного участия.
И всё же большинство граждан России – 56%– считают, что право на воспитание приемных детей в семье должно предоставляться только при условии усыновления детей или установления опеки над ними.
И это, по сути, является явной и главной оценкой нашим обществом практики фостерных семей. Большинство российских граждан считают, что, независимо от финансовых и прочих проблем, воспитание приемных детей в семье возможно только на основе любви и ответственности. Если за такое воспитание государство будет платить – хорошо. Но нельзя доверять воспитание детей людям, которые на этом только зарабатывают, не беря на себя никакой ответственности (которая задается усыновлением и установлением опеки), и не испытывая любви к ребенку.
И еще важный вывод: всем, кто обеспокоен судьбой детей-сирот в России, необходимо резко усилить информационную, разъяснительную работу среди населения. Потому что слишком многие не знают и не понимают современной обстановки и современных проблем воспитания детей-сирот.
7
Отношение к «сексуальному просвещению несовершеннолетних»
Повальный секспросвет– это, надо сказать, одно из самых современных «завоеваний «прогресса». Если раньше (практически всю историю человечества, от начала до самых последних времен) считалось, что детям, особенно маленьким, совершенно не нужно знать все детали ответа на вопрос «откуда берутся дети?», то теперь «прогрессивная западная общественность» решила, что знания по этому вопросу настолько важны для детей, что их надо передать буквально в первую очередь: до того, как маленькие люди узнают, что такое хорошо и что такое плохо, до того, как они научатся читать и писать, и до того, как они хоть что-нибудь начнут понимать в жизни. И если еще не во всех детских садах такие занятия ведутся, то это следствие только нехватки «квалифицированных» кадров – еще немного и, если общество не скажет решительное «нет», секспросвет станет повсеместным. Особенно в свете подписанной Россией
«Европейской Конвенции о защите детей...», которая просто требует вводить секспросвет в России.
«Законам» о секспросвете были посвящены вопросы №№14.16; 14.17; 14.18. Распределения ответов на эти вопросы представлены на рис. 23–25.
Рисунок 23. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.16:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона об обязательном включении в программу школьного образования занятий по сексуальному просвещению»
Рисунок 24. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.17:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона об обязательном включении в программу подготовки дошкольников занятий по сексуальному просвещению»
Рисунок 25. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.18:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в России
Закона, запрещающего сексуальное просвещение несовершеннолетних в системе образования»
Как легко видеть из рисунков, однозначно отрицательную реакцию у граждан России вызывает идея
«сексуально просвещать» дошкольников – 80% опрошенных высказались категорически против обязательного включения секспросвета в программу подготовки дошкольников и только 5% поддерживают эту инициативу. Очень важно, что нежелание так специфически просвещать маленьких детей – солидарное общественное мнение: ответы всех социально-демографические групп распределены практически одинаково – и старые, и молодые респонденты, и богатые, и бедные, и с полным средним, и с высшим образованием, и сельские жители, и жители мегаполисов – все одинаково против.
Однако, к сожалению, «положительные» результаты промывания мозгов на тему необходимости секспросвета налицо и хорошо видны при ответах на вопросы 14.16 и 14.18. Хотя большая часть опрошенных (42% и 37%) выступает против секспросвета и старших детей, а не только совсем маленьких, но когда дело касается школьников, очень сильно растет и число неуверенных в том, как лучше (35% и
34%), и число поддерживающих практику секспросвета в школах (22%) и в системе образования в целом
(27%). Очевидно, идею о необходимости сексуального просвещения детей успешно удалось вбить в головы достаточно большого числа (почти четверть населения!) граждан России. А еще треть граждан сомневается: смогут ли дети, просвещенные на уровне аистов и капусты, а также рассказов сверстников, быть потом полноценными взрослыми? Типа, нам-то всем это как-то удалось, но, может, это случайность?
8
Отношение к защите информации о детях и семьях
Ползучее внедрение ювенальных технологий в нашей стране не может обходиться без постоянного сбора приватных данных о детях и семьях. Несмотря на существование в России реальных законов (а не
«законов», как в нашем опросе) о защите персональных данных и неразглашении персональной информации, полученной в ходе выполнения профессиональных обязанностей (например, врачами), персональные данные о детях и семьях постоянно под разными предлогами собираются и передаются в руки организаций и граждан, которые не могут нести ответственность за их сохранность, да и не стремятся ее обеспечить, скорее наоборот.
Чего стоит хотя бы широко известная история с попыткой внедрения так называемого «Паспорта здоровья школьника», которая продолжается сейчас менее широко известной историей «Портфолио школьника»?Внедрение «Паспорта» было запланировано на 2011 год, но неожиданно встретило массовое сопротивление родителей. Неожиданно «оказалось», что 43-страничный «Паспорт здоровья школьника», в случае его внедрения, будет противоречить всем действующим законам, касающимся сбора и хранения персональной информации.После того, как к проекту «Паспорта» было привлечено всеобщее внимание, эксперты единодушно заключили, что этот проект не столько направлен на заботу о здоровье детей, сколько является довольно откровенной попыткой сбора максимального количества разнообразной и тенденциозной информации о ребенке и его семье под видом опроса.
В опросе «законам» о защите индивидуальных данных были посвящены вопросы №№14.11; 14.23; 14.27.
Распределения ответов на эти вопросы представлены на рис. 26–28.
Рисунок 26. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.11:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в России
Закона, устанавливающего уголовную ответственность за намеренные и непреднамеренные утечку и распространение любых сведений о детях и семьях, в том числе сведений медицинского, экономического и психологического характера»
Рисунок 27. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.23:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, устанавливающего уголовную ответственность за неправомерный сбор и хранение любых сведений, в том числе медицинских, о детях без ведома и разрешения родителей»
Рисунок 28. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.27:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в России
Закона, устанавливающего уголовную ответственность за неправомерное вмешательство в семью (сбор сведений о семейных отношениях, проведение опросов детей о ситуации в семьях, проведение рейдов по наблюдению за семьями и пр.)»
Как легко убедиться из рисунков, большинство граждан России (никак не меньше 60 %) категорически против неправомерного сбора и хранения индивидуальных данных о детях и семьях, а уж тем более – против утечки таких данных или их распространения. Большое количество «не уверенных в необходимости
«законов» об ответственности за сбор таких данных, на наш взгляд, объясняется тем, что люди, задумываясь над таким вопросом, сразу вспоминают о случаях, когда некоторые данные все-таки нужны.То есть люди, выбравшие такой вариант ответа, просто не очень хорошо информированы о том, как, кем и в каких целях собирается подобная информация в современной России. А вот те, кто информирован, в большинстве своем отмечают о своей полной поддержке «законов», которые бы устанавливали уголовную ответственность за неправомерные сбор и хранение информации, ее намеренную или непреднамеренную утечку и уж, тем более, распространение.
9
Отношение к изъятию детей из семей
Почему Министерство образования и науки, опека, а также многочисленные, якобы некоммерческие, организации и прочие фонды так борются за возможность свободно собирать разнообразную информацию о детях и их семьях? Может быть, они это делают ради каких-нибудь высоких целей? Может, помочь хотят?
Полно! Каждый человек в нашей стране, хоть мало-мальски знакомый с обсуждаемой проблематикой прекрасно понимает, что вся эта информация нужна исключительно для того, чтобы иметь возможность изъять детей из семьи. И каждый это понимает не потому, что он такой злобный, что в силах предполагать только самые злостные намерения у всех окружающих, а потому, что такова реальность, данная нам в ощущениях: действительно, по большей части информация о детях и семьях, попадающая к органам опеки, используется для попыток взлома семей и изъятия из них детей.
В нашем опросе изъятию детей из семей были посвящены вопросы №№14.37; 14.38; 14.39; 14.40.
Распределения ответов на эти вопросы представлены на рис. 29–32.
Рисунок 29. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.37:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, устанавливающего возможность изъятия детей из семьи только
ПОСЛЕ решения суда, кроме случаев доказанной непосредственной угрозы жизни и здоровью детей»
Рисунок 30. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.38:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, требующего изъятия детей из семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации (нехватка средств на воспитание детей, потеря жилья, потеря работы родителями, болезнь или смерть одного из родителей и пр.)»
Рисунок 31. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.39:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, требующего изъятия детей из семей с пониженным уровнем жизни (недостаток одежды и/или игрушек, недостаточная жилплощадь, недостаток фруктов в рационе и пр.)»
Рисунок 32. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.40:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, требующего изъятия детей из семей с пониженным уровнем психологического комфорта (пьянство одного из родителей, применение обычных семейных наказаний: шлепки, подзатыльники, лишение сладкого и т.п., принуждение детей к выполнению домашних обязанностей, гигиенических норм или занятиям музыкой, иностранными языками и пр.)»
Как легко видеть, граждане России единодушно и резко против изъятия детей во всех случаях, если только проживание в семье не сопряжено с непосредственной угрозой жизни и здоровью детей. Единственный вопрос, по которому выявилось чуть меньшее единодушие, – это вопрос №14.40 – в нем только 53 % (а не
80 %, как в других вопросах) высказались против изъятия детей. Полагаем, что причина здесь в том, что в качестве одного из оснований для изъятия был включен пункт «пьянство одного из родителей».
Впрочем, все равно и в этом вопросе большинство все-таки против изъятия (люди в большинстве понимают, что лучше пьющие, но родные и любящие родители, чем изъятие).
10
Отношение к другим «западным ценностям»
Рисунок 33. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.13:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, разрешающего сексуальные отношения внутри семьи
(например, отца с дочерьми, братьев и сестер и пр.) по взаимному согласию»
Рисунок 34. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.28:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона о суверенитете семьи в вопросах воспитания и образования детей, передачи им семейных традиций и представлений, включая религиозное воспитание, устанавливающий уголовную ответственность за воспрепятствование процессу и содержанию семейного воспитания»
Рисунок 35. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.30:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, устанавливающего отдельные «права детей», имеющие большее значение, чем «права родителей» и воспитателей»
Рисунок 36. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.31:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, легализующего (объявляющего законным делом) проституцию»
Рисунок 37. Генеральное распределение ответов на вопрос №14.32:
«Пожалуйста, выразите свое отношение к возможности введения в
России Закона, устанавливающего уголовную ответственность за проституцию и сутенерство»
Что можно сказать по этим распределениям? Если не углубляться в осмысление отдельных вопросов
(которые читатели вполне могут адекватно понять сами, без посторонней помощи), то главный вывод, который прямо-таки напрашивается – это «Как же мы отстали!». Но это не может не радовать. Наши граждане оказываются весьма устойчивы к пропаганде «нетрадиционных» ценностей и крепко держатся за наши традиционные представления.
11
Что такое хорошо и что такое плохо
Главной задачей нашего опроса было исследование сферы ценностей современного российского народа.
Большую часть анкеты составляли вопросы, в которых респондентов просили выразить свое отношение к несуществующим, гипотетическим «законам», которые поддерживают или вступают в конфликт с традиционными ценностями россиян.
Нам понятно, что жизнь богаче схем, что не всё можно втиснуть в прокрустово ложе законов и что поставленные перед опросом задачи – изучение общественного мнения граждан России по вопросу традиционных ценностей – требуют для своего решения существенно более сложных и многомерных подходов. Поэтому ради получения более «объемной» картины понимания людьми системы ценностей в опрос были включены «табличные» вопросы №19 и №20.
В вопросе №19 респондентов просили соотнести каждое из сведенных в общую таблицу 26 «проявлений поведения» с рядом понятий: «Норма», «Болезнь», «Ошибка», «Легкомыслие», «Преступление» и
«Героизм». Вопрос звучал таким образом: «В таблице ниже приведены различные особенности
поведения и образа жизни, которые по-разному воспринимаются людьми в разных странах.
Пожалуйста, отметьте в каждой строке, как, с Вашей точки зрения, воспринимается данное
поведение БОЛЬШИНСТВОМ жителей России?».
Необходимо описать понятия, которые мы предлагали выбирать респондентам. Далее они приведены в порядке увеличения ответственности за свои действия.
«Норма». «Героизм». Думая о том, чем отличались для респондентов «норма» и «героизм» из нашего опроса, можно предположить, что к «норме» люди относили поведение характерное или привычное для них в быту – в их повседневности то как «должно быть». В то время как к «героизму» было отнесено поведение, крайне для них желательное, но почему-либо не реализуемое или недостижимое. То поведение, которое характеризует образ «идеального Я», как говорят психологи.
«Болезнь». Необходимо отметить, что в общем списке категорий «болезнь» выделятся тем, что в обыденном понимании этого явления почти отсутствует представление об ответственности больного. Когда человек болеет, он как бы «не виноват», он является вроде бы пассивной стороной, которую «настигла» болезнь, и поэтому за свою болезнь не отвечает.
«Ошибка». Мы рассчитывали, что, определяя то или иное действие как «ошибку», респонденты будут иметь в виду определенное отклонение от нормы, ответственность за которое, хоть и лежит на отклоняющемся, но в обычной ситуации (а не на военной службе) не в полной мере может быть квалифицировано как его вина.
«Легкомыслие». Респонденты, определяющие поведение как легкомысленное, явно имеют в виду что-то нехорошее. В данном случае речь уже не идет ни о каком заблуждении. Легкомысленный человек не дает себе труда задуматься о последствиях, в то время как ошибающийся просто о них не догадывается – коннотация вины тут очевидна.
«Преступление». Понятие «преступление» было конкретизировано в нашей анкете как деяние, «которое должно быть наказано».
Теперь мы готовы к тому, чтобы приступить к анализу результатов по вопросу №19.
12
Что такое хорошо и что такое плохо.
Воспитание
Вопросам воспитания в анкете были посвящены вопросы №№19.1; 19.2; 19.3; 19.4.
Рисунок 38. Генеральное распределение ответов на вопрос №19.1:
«Пожалуйста, отметьте, как с Вашей точки зрения, воспринимается данное поведение БОЛЬШИНСТВОМ жителей России?»
Рисунок 39. Генеральное распределение ответов на вопрос №19.2:
«Пожалуйста, отметьте, как с Вашей точки зрения, воспринимается данное поведение БОЛЬШИНСТВОМ жителей России?»
Рисунок 40. Генеральное распределение ответов на вопрос №19.3:
«Пожалуйста, отметьте, как с Вашей точки зрения, воспринимается данное поведение БОЛЬШИНСТВОМ жителей России?»
Рисунок 41. Генеральное распределение ответов на вопрос №19.4:
«Пожалуйста, отметьте, как с Вашей точки зрения, воспринимается данное поведение БОЛЬШИНСТВОМ жителей России?»
Современные психологи-популяризаторы упорно пытаются доказать, что бить детей очень плохо (как будто это само по себе не очевидно). Утверждается, что травма, нанесенная ребенку рукоприкладством, грандиозна: чувство беспомощности и обиды, которое переживает в такой момент ребенок, неизбывно. Всё это, конечно, верно, но, как это часто бывает в современной науке, не имеет с реальной жизнью ничего общего. В реальной жизни ребенок не бессловесное животное, он обладает аналитическим аппаратом, развитым зачастую не хуже, чем у некоторых психологов. Ребенок вполне способен отличить заслуженное наказание от незаслуженного, понять его масштаб и форму, дети (как это ни удивительно) умеют соразмерять масштаб проступка с наказанием.
Если взрослый незаслуженно избивает ребёнка – это действительно ужасно травмирует.
С другой стороны, в знаменитой «Педагогической поэме» явным образом показано, что успешное развитие описанной там коммуны смогло начаться только после того, как Макаренко – педагог с очень высокими принципами, убежденный, что бить детей нельзя, – был вынужден ударить воспитанника... В общем, в жизни всё сложнее, чем на бумаге у современных пропагандистов новой морали от психологии (а может, и от ювенальной юстиции). И наш народ эту сложность повидимому хорошо понимает. Из рис.
38
видно, что половина (51%) граждан считает такое ограниченное применение силы нормой. Только 5% респондентов ответили, что за наказания в семье «шлепками и подзатыльниками» в общем случае должны следовать некие социальные последствия (лечение или наказание).
Из рис.
39
хорошо видно, что наш народ не одобряет порку как основу воспитания – меньше трети (30 %) респондентов считают это «нормой». А вот «ошибкой» воспитание с помощью ремня называют 37 % респондентов и еще 14 % – «легкомыслием». Очевидно, что, хотя нормой такое воспитание считают далеко не все, большинство уверено, что это ситуации, не требующие вмешательства со стороны общества, на что хотелось бы обратить внимание любителей лезть со своим уставом в чужой семейный монастырь.
Условную группу вопросов, связанных с наказанием в воспитании детей, завершал вопрос об отношении к
«наказанию детей лишением сладкого или другими запретами» (см. рис.
40
). Как видно из распределения ответов, наказание детей с помощью разного рода запретов кажется подавляющему большинству граждан России не только нормальным, но и правильным: на долю «нормы» и «героизма» приходится почти 62 % ответов. Еще раз подчеркнем, что в подавляющем большинстве случаев система наказаний, принятая в конкретной семье (даже система, достойная осуждения) не кажется нашим респондентам поводом для активного вмешательства общества.
И об этом следует твердо помнить всем тем, кто занимается или думает, что занимается, семейной политикой и охраной детства.
С учёбой (см. рис.
41
) всё однозначно. Подавляющее число респондентов считает «принуждение к учёбе» нормой.
Подавляющее большинство родителей не только думают, что надо принуждать детей к учебе, но и делают это.
Ценность образования в нашей стране настолько велика, что даже многолетние усилия правительства по уничтожению всей образовательной системы не могут ничего с ней (ценностью) поделать.
13
Что такое хорошо и что такое плохо.
Должны ли у детей быть домашние обязанности
Как все мы знаем, упорно внедряемая на Западе и пытающаяся заползти в Россию ювенальная юстиция провозглашает, что у детей есть свои отдельные права, которые выше прав родителей и прав семьи. И что эти детские «права» нужно защищать во что бы то ни стало (пусть хоть весь мир провалится в тартарары или семья распадется!). Поэтому нынче, в случае нарушения «естественного права» ребенка сутками напролет играть в компьютерные игры, он, ребенок, может и даже должен пожаловаться... на родителей.
Ну там, школьному психологу, в органы опеки, в милицию. Оператору местной «горячей линии», наконец, телефоны которых так настойчиво рекламируют во многих регионах. И добрая ювенальная юстиция в лице соединенного десанта полиции и опеки немедленно прилетит и всё исправит – запретит родителям нарушать права ребенка, а чтобы их не соблазнять на новые преступления – просто ребенка отберет.
Вопросу о домашних обязанностях был посвящён вопрос №19.5 – см. рис. 42.
Из рис. 42 видно, что в России родители еще не боятся доносов своих детей и практически все убеждены, что, когда ребенок делает какую-то работу по дому – это норма жизни. Очень важно, что во всех без исключения социально-демографических группах доля тех, кто считает выполнение детьми работы по дому нормой, очень стабильна – с небольшими отклонениями она составляет 90%. То есть это совершенно консолидированное мнение российского общества.
Еще один очень важный вопрос, касающийся воспитания детей – это вопрос № 19.15 об отношении к
«воспитанию детей, в традициях семьи, в том числе религиозных» – см. рис.
43
Этот вопрос очень важен для граждан России – об этом говорят 10 % ответов «героизм, образец для подражания». Да еще при том, что 81 % респондентов считают традиционное воспитание
«нормой». Это, в общем, означает, что участники
опроса уверены, что российские дети должны
воспитываться в традициях семьи, и что
большинство граждан России думает так же, как
они.
Теперь давайте посмотрим на все пункты из вопроса № 19, касающиеся воспитания детей, вместе – см. рис.
44
Рисунок 44. Генеральное распределение ответов на вопросы №№19.1-19.5; 19.15
Мы видим, что представления россиян о воспитании совершенно традиционны и при этом едины.
Подавляющее большинство граждан России считают, что детей надо приучать к труду дома, что детей
необходимо заставлять учиться, что бы сами дети об этом ни думали, и что детей очень
важно воспитывать в традициях семьи, какие бы препятствия этому ни мешали.
Рисунок 42. Генеральное распределение ответов на вопрос №19.5:
«Пожалуйста, отметьте, как с Вашей точки зрения, воспринимается данное поведение БОЛЬШИНСТВОМ жителей России?»
Рисунок 43. Генеральное распределение ответов на вопрос №19.15:
«Пожалуйста, отметьте, как с Вашей точки зрения, воспринимается данное поведение БОЛЬШИНСТВОМ жителей России?»
14
Что такое хорошо и что такое плохо.
Лечить нельзя наказывать
Следующие два пункта в 19-м вопросе анкеты были посвящены гомосексуализму – см. рис. 45 и 46.
Рисунок 45. Генеральное распределение ответов на вопрос №19.6:
«Пожалуйста, отметьте, как с Вашей точки зрения, воспринимается данное поведение БОЛЬШИНСТВОМ жителей России?»
Рисунок 46. Генеральное распределение ответов на вопрос №19.7:
«Пожалуйста, отметьте, как с Вашей точки зрения, воспринимается данное поведение БОЛЬШИНСТВОМ жителей России?»
Из рисунков можно видеть, что больше половины граждан России считают гомосексуализм
«преступлением, которое должно быть наказано», а 30 % в обоих вопросах считают гомосексуализм
«болезнью, которую нужно лечить». В целом представления народа заключаются в том, что гомосексуализм ни при каких обстоятельствах нельзя считать нормой – так думают более 98% опрошенных.
Гомосексуализм, с точки зрения граждан России, ненормален. Следовательно, его распространение, а тем более пропаганда – вредна.
Таким же монолитно-негативным, как и к гомосексуализму, является отношение граждан России к педофилии и инцесту – см. рис.
47
и
48
. Разница только в том, что оно значительно более жесткое, чем к гомосексуализму. Если там около трети опрошенных склонны думать, что гомосексуализм – это болезнь (а значит, «больные» не несут ответственности за свое поведение), то в отношении педофилии и инцеста таких «либералов» всего 10 % и 14 % соответственно. И совсем нет таких граждан, которые бы считали эти виды поведения нормальными.
Рисунок 47. Генеральное распределение ответов на вопрос №19.8:
«Пожалуйста, отметьте, как с Вашей точки зрения, воспринимается данное поведение БОЛЬШИНСТВОМ жителей России?»
Рисунок 48. Генеральное распределение ответов на вопрос №19.9:
«Пожалуйста, отметьте, как с Вашей точки зрения, воспринимается данное поведение БОЛЬШИНСТВОМ жителей России?»

перейти в каталог файлов


связь с админом