Главная страница

Устинова Анна, Иванов Антон - Загадка американс... Повесил на вешалку пальто и шапку. Обстановка была самая располагающая, но мальчика почему-то продолжало трясти от страха. Куда и зачем я попал мучился он от неизвестности


Скачать 1.27 Mb.
НазваниеПовесил на вешалку пальто и шапку. Обстановка была самая располагающая, но мальчика почему-то продолжало трясти от страха. Куда и зачем я попал мучился он от неизвестности
АнкорУстинова Анна, Иванов Антон - Загадка американс.
Дата17.09.2017
Размер1.27 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаУстинова Анна, Иванов Антон - Загадка американс...doc
ТипДокументы
#13123
страница1 из 17
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

child_det

Антон Иванов

Загадка американского родственника

Что может быть странного в неожиданном появлении у кого-нибудь американского родственника? В ходе расследования компания с Большой Спасской выясняет, что один и тот же человек представляется внуком сразу нескольких одиноких бабушек, неужели им грозит опасность, и ребята не смогут предотвратить запланированное преступление?

Глава I

ВЕЩИЙ СОН

Коридор был длинный, узкий и совершенно темный. И жара там стояла, как в тропиках. Или в ванной после горячего душа. Тема в пальто и шапке обливался потом. Ему было тесно. Из-за узости пространства двигаться приходилось боком. Но мальчик упорно шел вперед и вперед.

Время от времени во тьме с писком проносились летучие мыши. Одна из них даже мазнула Тему крылом по щеке. Тема вздрогнул, но не остановился и продолжал путь. Как его занесло сюда и куда он сейчас направляется, мальчику было совершенно не ясно.

Коридор кончился так же внезапно, как и возник. Тьма сменилась светом. Стены расширились. Удушающей жары тоже не было. Теперь мальчик стоял посредине просторной прихожей. От лампы под потолком лился мягкий уютный свет. Стены обклеены кремовыми обоями в мелкий рисунок.

Из прихожей видна комната с обеденным столом.

— Рада, что ты пришел, — послышался из комнаты женский голос. — Раздевайся и проходи.

Тема повесил на вешалку пальто и шапку. Обстановка была самая располагающая, но мальчика почему-то продолжало трясти от страха. «Куда и зачем я попал?» — мучился он от неизвестности.

Ему очень хотелось удрать домой. Да никто его и не останавливал. Однако Тема, словно бы повинуясь чьему-то немому приказу покорно вошел в комнату.

Там в мягком кресле сидела старушка. Седые волосы аккуратно завиты и уложены. Лицо открытое и располагающее.

— Здравствуй, Тема, — весело проговорила хозяйка дома. — Замечательно, что ты пришел. Сейчас будем пить чай. У меня тут и тортик есть.

Только сейчас мальчик заметил, что стол уже полностью накрыт. Из носика блестящего чайника вьется кольцами пар. Вокруг стоят чашки. А рядом с ними высится разноцветный торт со множеством украшений из крема и взбитых сливок.

Старушка легко поднялась с кресла и пересела за стол.

— Ну же, чего ты стесняешься, — поторопила она. — Садись скорее. Надеюсь, ты не забыл, как меня зовут?

Тема впервые видел старушку. Тем не менее рот его сам собою раскрылся, и он с уверенностью произнес:

— Естественно, не забыл.

— Ах, ты мой милый! — похоже, растрогалась хозяйка квартиры. — За это тебе положу самый лучший кусок торта.

— Да, — подтвердил Темыч. — Я хочу е той стороны, где посыпано шоколадом.

Старушка села напротив Темы. Он уже подносил ко рту солидный кусок торта, когда вдруг из угла комнаты появился страшный человек в черном. Лицо его было мертвенно-бледно. Тонкие губы кривились в злобной усмешке. Он начал подкрадываться на цыпочках со спины к старушке.

Та, ничего не подозревая, продолжала ласково болтать с Темой.

— Осторожно! Там!.. — попытался предупредить ее мальчик.

Но было поздно. Руки в черных перчатках уже клещами сомкнулись на шее старушки. Несчастная захрипела. Тело ее забилось в конвульсиях.

Тема рванулся вперед на помощь. Но руки и ноги у него сделались словно ватные.

Каждый шаг давался с огромным трудом. Он все же сумел дойти до ужасного незнакомца. Заметив мальчика, тот глухо захохотал и ударом ноги отбросил Тему в сторону.

Удар был страшен. Тема попробовал встать, но снова упал. Руки и ноги почти не двигались. «Наверное, он мне сломал позвоночник, и у меня теперь навсегда паралич», — пронеслась в голове горестная догадка. Теме так стало жалко себя, что он закричал… И от собственных воплей проснулся.

В комнате было темно. Только на стенах колыхались блики от фонарей со двора. Тема ошалело мотал из стороны в сторону головой. Он лежал на полу, запутавшись в одеяле. «Вот почему руки и ноги не двигались», — сообразил он.

Кое-как выпутавшись из одеяла, мальчик снова залез в постель и, совершенно вымотанный, проспал до утра.

Утром, едва проснувшись, Тема вспомнил ночной кошмар. Он думал о нем и пока чистил зубы, и за завтраком. «Странный какой-то сон», — вертелось у него в голове.

На первой же перемене мальчик не выдержал и поделился со своим другом Олегом.

— Действительно, странно, — выслушав его, согласился Олег. — Обычно все эти ночные кошмары бывают несвязные. А тут прямо какой-то фильм-ужас.

— Вот я и говорю, — задумчиво произнес маленький щуплый Тема. — Никогда раньше мне таких снов не снилось. И, главное, из головы никак не идет.

— Чего это там у тебя из головы не идет? — подошли тем временем к ним Женька, Катя и Таня.

Дружба всех пятерых началась давно. С младшей группы детского сада. Затем они вместе пошли в школу номер 2001. А теперь вот дожили до тринадцати лет и учатся в восьмом «В» классе.

— Да вот, — поправил очки на переносице Олег. — Темычу вчера сон приснился.

— Нашли что обсуждать. — Катя откинула назад прядь длинных черных волос. — Мне, может быть, тоже сны каждый день снятся. Иногда даже цветные.

— А ты их запоминаешь? — обиделся Тема.

Катя вечно над ним подтрунивала. Темыча это очень расстраивало. Он был давно уже тайно влюблен в нее.

— Когда запоминаю, когда и нет, — пожала плечами Катя. — Сны — вообще полная чепуха.

— В общем-то, ты права, — согласился Олег. — Обычно так и бывает. Дом, например, превращается ненавязчиво в шляпу или еще какая-то полная чушь привидится. Но у Темыча сон совсем другой. Расскажи им, — повернулся он к другу.

— Но им же неинтересно, — с мрачным видом уставился тот на Катю.

— Кончай выпендриваться, — тихо проговорила светловолосая голубоглазая Таня.

Она вообще слыла в этой компании тихоней. Однако все с ней считались. А Олег в трудные моменты обращался за советом именно к ней. Он считал, что у Тани «феноменальная интуиция».

— Ну, если вам интересно…

Напустив на себя равнодушный вид, Тема повторил в подробностях рассказ о ночном кошмаре.

— Секреты-секретики! Разговорчики-пересудики! Преступленьица-детективчики! — ухмыляясь, приблизился к пятерым друзьям Лешка Пашков.

— Слушай, Пашков. Почему ты всегда так не вовремя появляешься? — без особого дружелюбия посмотрела на него Катя.

— Подумаешь, могу и уйти, — покорно отчалил Пашков в другую сторону коридора.

Вообще-то он был неплохим парнем, но с «шилом в заднице». Поэтому пятеро друзей давно уже знали: там, где Пашков, жди обязательно неприятностей.

— Слава Богу, ушел, — выждав, когда Пашков удалится на безопасное расстояние, сказал Олег. — Я уже Темке говорил: его сон прямо как фильм-ужас.

— Наверное, насмотрелся чего-нибудь на ночь! — захохотал Женька. — Темыч, когда его предки уходят из дома, всегда перед сном гоняет видак!

— Ничего я вчера не гонял, — принялся сопеть от обиды Тема.

— Значит, Костянский навеял, — высказала другое предположение Катя.

— Это запросто, — снова заговорил Женька. — Ты, Темыч, у сатанистов в плену побывал. Теперь, наверное, у тебя шок на всю жизнь. Вот всякая гадость и снится.

История в Костянском переулке произошла месяц назад. Ребята накрыли там жуткую банду.

— Костянский тут ни при чем, — вновь стал возражать друзьям Тема. — То подземелье я действительно не забуду никогда в жизни. И во сне бы его моментально узнал. Нет, коридор, по которому я пробирался к старушке, совсем был другой. А главное, меня удивила сама старушка. Словно бы я с ней сто лет знаком. А в действительности ее никогда не видел.

— Мало ли старушек на свете, — сказал Олег.

— Вообще-то много, — ответил Тема. — Но ты бы видел мою.

— По-моему, Темыч у нас окончательно сбрендил, — покрутила пальцем у виска Катя.

— Сама ты сбрендила, — пробубнил Темыч. — Между прочим, вы зря смеетесь. Сегодня ведь у нас пятница?

— Ну, да, — подтвердили друзья.

— А сон с четверга на пятницу — вещий! — продолжал Тема.

— Точно! — потеребил задумчиво пятерней черную кудрявую шевелюру Олег.

— Вот я и говорю, — победоносно выпятил грудь маленький Темыч. — Чует мое сердце, теперь нам снова придется кого-то спасать.

— Ладно, скоро звонок. Пошли, — поторопил друзей Олег. — У нас сейчас Роман. Он и так вечно злющий.

Пожилой учитель литературы Роман Иванович уже много лет работал в школе номер 2001. И умудрился вселить в несколько поколений учеников стойкую нелюбовь к своему предмету. Обычно его питомцы начинали читать лишь после того, как получали аттестат. Или читали совсем не то, что входило в школьную программу.

Войдя в класс, пятеро друзей застали такую картину. Романа Ивановича еще не было. Мишка Сидоров, Марат Ахметов и Боря Савушкин двигали по направлению к двери солидных размеров шкаф. Лешка Пашков стоял рядом. Размахивая руками, как дирижер симфонического оркестра, он громко руководил операцией.

— Давай, Мишка, левее! Да нет, не туда! Плохо встанет!

— Зачем это? — заинтересовался Олег.

— Зачем! Зачем! — словно бы дело было совершенно очевидным, еще сильней замахал руками Лешка. — От Романа сейчас забаррикадируемся. Он дверь откроет, а за ней как будто доской забито. Я все уже точно прикинул. Этот шкаф полностью закрывает дверной проем. И тяжеленный! Роман сколько ни будет биться, все равно его с места не сдвинет. У меня все тут до мелочей рассчитано. Как в компьютере, — продолжал Пашков.

— У тебя всегда до мелочей, — сказал Марат Ахметов.

Класс засмеялся. Все помнили случай с химичкой Алевтиной, когда невинная шутка Пашкова обернулась пожаром в химическом кабинете. Хорошо еще, что никто не докопался до причины.

— Зря хохочете, — ответил Пашков. — Любой эксперимент может закончиться неудачей. Но теперь все точно сработает, как задумано.

— Чего у тебя там задумано-то? — уже прыгал на месте от нетерпения Женька.

Чувствуя, что приковал всеобщее внимание, Пашков с достоинством произнес:

— А задумано так. Роман, значит, к нам идет на урок, а дверь вроде бы как забита. Ну, он там, конечно, царапается, скребется — шкаф ни с места. Тут наш Роман, естественно, свирепеет, сами знаете, он с пол-оборота заводится, и к директору. Ну, а пока он бегает и директора к нам ведет, мы шкафчик на место отодвигаем и садимся такими паиньками. Мол, странно, звонок прозвенел, а учителя до сих пор нету.

Чем дальше развивал идею Пашков, тем большее вдохновение охватывало восьмой «В». Только Тема, который славился с малых лет осторожностью, с сомнением проговорил:

— Может, не будем?

— Ну, ты и трус! — фыркнула Катя.

— Да я просто так, — немедленно сдался Темыч. — Надо, так надо.

— Естественно, надо! — крикнул Пашков. — Вы слушайте дальше. Роман, значит, является с директором. Мы сидим. Все тихо. У директора шары на лоб. Роман возмущенно бормочет про забитую дверь. Директору кажется, что Роман чокнулся. Роман не сдается, качает права. Ну, так весь урок и пройдет. А не хотите, будем слушать нудьгу Романа про образ Мцыри в повести Пушкина «Капитанская дочка».

— Мцыри у Лермонтова, — усмехнувшись, поправил Олег.

— Какая разница! — отмахнулся нетерпеливо Пашков. — У Романа про всех одинаково скучно.

— И вообще, хватит болтать, — призвал всех к порядку Женька. — Звонок через полминуты.

— Тогда навались! — принялся подавать команды Пашков.

Восьмой «В», всецело захваченный замыслом Лешки, дружно навалился на тяжелый шкаф. Работа кипела. Теперь слышалось лишь напряженное сопение.

— Раз, два — взяли! — покрикивал на одноклассников Лешка. — Правей! А теперь левее! Олег, заводи на себя!

Тема изо всех сил навалился на тяжеленный шкаф сзади. Работал он добросовестно, но чисто автоматически. В голову ему снова полез ночной кошмар. Лицо несчастной старушки, искаженное предсмертными судорогами, встало в памяти, как живое. «Все-таки интересно, к чему этот сон?* — размышлял Тема.

Шкаф уже почти полностью закрыл дверной проем, когда в коридоре нарисовался Роман Иванович.

— Атас! — крикнул Марат Ахметов, которому было ведено бдительно наблюдать за окружающей обстановкой.

Ребята разом отпрянули от шкафа.

— Эх, жаль, не успели! — воскликнул разочарованно Пашков.

Но он зря расстраивался. Тема был столь глубоко поглощен судьбой погибшей в ночном кошмаре старушки, что крики Марата Ахметова прошли мимо его ушей. Тема продолжал давить изо всех сил на шкаф. Конечно, ему одному никогда бы не справиться со столь громоздким сооружением. Но старый рассохшийся шкаф, не выдержав, видимо, напряженной физической нагрузки, откинул вдруг неожиданно сразу две ножки. Причем именно те, которые находились в непосредственной близости от оставшегося свободного пространства в проеме двери.

Шкаф накренился. Теперь даже усилий одного Темы оказалось вполне достаточно.

Едва румяный от легкого морозца Роман Иванович проник с первыми трелями звонка в восьмой «В», как на него вывалился шкаф.

Позже Пашков уверял одноклассников, что, если бы не его предварительные расчеты, эксперимент мог бы кончиться куда хуже.

— Романа ведь только узкой стороной шкафа придавило, — оправдывался Лешка. — Потому что вы под моим руководством правильно двигали. А другой бы дурак так двигал, что шкаф на Романа плашмя бы свалился. Тогда нашему литератору вообще бы полный каюк. Хуже, чем гипсовым бюстам.

Тут следует уточнить, почему этот шкаф был таким тяжелым. Целую полку в нем занимали гипсовые бюсты великих писателей, ученых и мыслителей прошлого. Когда шкаф свалился на Романа Ивановича, все бюсты до одного пострадали.

Может быть, в словах Пашкова была доля истины. Роман Иванович принял шкаф прямо в объятия. Он всегда хвастался, что длительный стаж работы преподавателем развил в нем такие навыки, которые позволяют выйти целым и невредимым из абсолютно любой критической ситуации. Сил Романа хватило всего на несколько секунд. Дальше гипсовые мыслители прошлого одержали верх над пожилым учителем. Зато литератор сумел рассчитать путь к отступлению. Его прыжок был достоин самого кенгуру. К тому времени, как шкаф рухнул туда, где, по идее, должен был находиться учитель, тот уже очутился на середине класса.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

перейти в каталог файлов
связь с админом