Главная страница

Проповедь трезвости, как одна из форм миссионерского служения. Проповедь трезвости, как одна из форм миссионерского служения


НазваниеПроповедь трезвости, как одна из форм миссионерского служения
АнкорПроповедь трезвости, как одна из форм миссионерского служения.doc
Дата23.09.2017
Размер50 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаПроповедь трезвости, как одна из форм миссионерского служения.do
ТипДокументы
#17701
Каталог

С этим файлом связано 42131 файл(ов). Среди них: IMG-20160720-WA0002.jpg, IMG-20160720-WA0004.jpg, Sushim_tushku.pdf, Komplex_uprazhneniy_dlya_rastyazhki_na_shpagat.pdf, Fruktorianstvo_i_bodibilding.pdf, 17_pravil_khoroshey_rastyazhki.pdf, Szhigaem_zhir.pdf и ещё 42121 файл(а).
Показать все связанные файлы

Проповедь трезвости, как одна из форм миссионерского служения

http://trezvenie.org/trezvenie/ideology/pravoslavie/full/&id=827
Священник Георгий Балакин

Благочинный округа "Республика Алтай" Барнаульской Епархии

Настоятель Церкви Святаго Духа в с. Майма

Православная миссия сегодня

Всечестные отцы, дорогие братья и сестры!
Когда мы говорим о миссионерском служении, то у большинства людей возникает ассоциация, что миссионер - это человек, отправляющийся на край света к другим народам, проповедующий им Христа на неродном для себя языке и вынужденный жить в непривычной для себя обстановке. Этот стереотип в какой-то мере справедлив, но именно в какой-то мере.
Справедлив он в том, что миссионер действительно трудится на «чужой» территории, проповедует Христа тем, кто о Нем не знает или же напрочь забыл.
Но, если мы посмотрим на современные условия, то мы увидим, что для миссионерской работы открываются самые широкие горизонты и возможности не в чужых краях, а дома. Чтобы это пояснить я обозначу особенности миссионерского служения сегодня:

Много крещенных, но мало воцерковленных. Cегодня мы крестим детей. Взрослые, в основном все крещеные, но регулярно в церковь ходят единицы.

Инерция лет государственного безбожия – след безбожной жизни остается до сегодняшнего дня в основной массе народа и многие из тех, кто позиционируют себя как православные, по сути своей являются не верующими, а суеверными.

Как следствие этого – официальная и юридическая отделенность Церкви от государства. Но Церковь не отделена от народа, от культуры, от истории. Однако когда мы пытаемся об этот сказать – нам говорят, что «Церковь отделена от государства», что «наше государство светское».

Нам приходится жить и служить в условиях религиозного плюрализма: на канонической территории Православной Империи достаточно вольготно себя чувствуют различные религиозные традиции и даже не традиции, а деструктивные культы. И законодательно мы с ними находимся в равных правах.
Поэтому:

Миссия должна быть адресована не столько внешним, сколько внутренним – крещеным, но не воцерковленным.

Сегодня Церковь является союзником Российского Государства, но государство, к сожалению, не всегда союзник Церкви.

Надеяться, что появятся законы и властные решения, поддерживающие миссионерские инициативы Церкви – предпосылок нет. Следовательно, нам нужно как можно шире и активнее проявлять инициативу «снизу» - от рядовых прихожан, священников, приходов.

«Религиозный плюрализм» в обществе порождает такое явление, как конкуренция. И нам приходится жить в условиях этой конкуренции. Нравится нам или нет. Духовное и культурное богатство Православной Церкви бесконечно превосходнее, чем, например, традиция ислама, протестантизма и тем более – сект, но мы зачастую позволяем своим противникам ВЫГЛЯДЕТЬ в более выгодном свете. А это совершенно напрасно!
Здесь собрались православные трезвенники. И та проблема, которая нас собрала, объединила – ключ к разрешению многих проблем. Если мы будем заниматься трезвенной работой, мы как раз станем православными миссионерами, осуществляющими внутреннюю миссию Церкви, решающими важную государственную задачу по спасению страны от алкогольной катастрофы, развивающими народную инициативу. Но и немаловажно то, что утверждая трезвость мы «перекрываем кислород» нашим противникам – сектантам и иноверцам.

Задачи трезвой проповеди
Говорить о формах трезвенной работы я не буду, поскольку об этом уже до меня сказано много. Добавлю лишь, что осуществляя трезвенную проповедь нужно проявлять хлеборобскую тактику. У хлебороба две страды. Весенняя – посевная и осенняя – уборочная.
Многие из нас пристальное внимание уделяют «уборочной» страде – т.е. работе с теми, кто вошел в церковную жизнь. Это хорошо. Но мы не должны забывать о первой страде, о том, что нужно не только культивировать и собирать, но и пахать и сеять. Пахать, там, где было не пахано, и сеять Слово Божие там, куда оно еще не попадало. Мы должны обращать свое внимание на внешних. Т.е. мы должны в своей работе смотреть гораздо дальше, чем на один шаг.
Об этом хорошо говорил выдающийся педагог Сергей Александрович Рачинский в своих письмах к воспитанникам Казанской Духовной Академии. Казанская Духовная Академия была академией миссионерской.
«Миссионерское дело в России находится в условиях исключительных, единственных. Не в дальние, заморские страны приходится нам высылать отважных проповедников слова Божия. Дома, в пределах России, приходится нам обращать магометан и язычников, при чём, конечно ещё более, чем проповедью, нам приходится действовать примером истинно христианской жизни, обаяние коей неотразимо. Только этим путём могут быть увлечены массы. Вспомните историю первых веков христианства.
Дни язычества сочтены. Столь грубая форма богопочитания должна исчезнуть сама собою при более близком соприкосновении с христианским миром. Нельзя сказать того же самого о магометанстве. Это – сила организованная и живая, крепкая тою долею истины, которую содержит мусульманское учение. И с этою силою мы стоим лицом к лицу. Россия неудержимо, с ускоряющейся быстротой, врастает в мусульманскую Азию, и притом гораздо более обаянием свой высшей гражданственности, чем силою оружия.
Этому политическому успеху, изумляющему мир, далеко не соответствуют наши успехи в области духовной. Результаты нашей христианской пропаганды в мусульманском мире до сих пор ничтожны. Причины этого прискорбного явления, без сомнения многообразны и сложны. Но ближайшая обязанность Ваша, как воспитанника Казанской Академии, состоит в том, чтобы выяснить себе причины – ибо просвещение мусульманского Востока светом христианства – специальное призвание Академии Казанской.
Да будет мне позволено указать на одну из этих причин, несомненную, очевидную. Всякий искренний мусульманин абсолютно трезв. Мусульманский мир избавлен от одного из позорнейших бичей мира христианского. Пьянство христиан для мусульман – постоянный соблазн, не только потому, что оно есть нарушение вросшей в их плоть и кровь заповеди пророка, но прежде всего потому, что оно влечет за собою, на каждом шагу, наглое, отвратительное нарушение тех заповедей Христовых, которыя у нас на устах. Пока жизнь мусульман, домашняя, ежедневная, остается благообразнее и чище, чем жизнь соседей-христиан, ни о какой успешной пропаганде мы мечтать не в праве.
Что же сказать о впечатлении, которое производит на мусульман пьянство нашего духовенства? Мыслима ли успешная борьба пьянаго священника с абсолютно трезвым муллою? А ведь такая борьба есть прямая обязанность почти всякаго из священников, которых вы призваны воспитать?
Взвесьте громадную ответственность, которая лежит на Вас, будущем наставнике пастырей приволжского края, взвесьте неисчислимое добро, которое Вы можете принести и этому краю, и всей Церкви Христовой приготовлением священников, служащих образцами той жизни, которую они проповедуют! Ведь без соответствия между словом и делом невозможен успех проповеди христианства.»
Исходя из сказанного Сергеем Александровичем становится ясно, что перед православными трезвенниками два направления:

Проповедь трезвости в церковной среде.Некоторые считают толерантное отношение к спиртному чуть ли не показателем православности. Поэтому нужно говорить, что трезвость – традиционна для Православия, что вино на языке Библии и церковной традиции – это не спиртное, как таковое, а производное винограда, что его предназначение – укреплять и питать тело, а не опьянять разум, что именно Церковь стала инициатором трезвенного движения начала 20 века и «сухого акона» 1914 года. А главное – мы своим примером должны утверждать, что трезвость – это норма бытия, пребывая в которой человек ничего не теряет, а наоборот обретает полноту жизни временной и причастие Жизни Вечной!

Проповедь Христа, проповедь Веры людям, которые находятся за пределами церковной ограды. Сегодня бывает сложно прийти в школу или другое учебное заведение, чтобы сказать о Христе, о Церкви. Но если священник предложит педагогам беседы на темы социально-нравственного здоровья – то он становится в школе желанным гостем. А говоря о трезвости, нельзя не упомянуть о добродетели трезвения, говоря о добродетелях, невозможно не упомянуть о Источнике всякого блага – Боге.

О союзниках
Православным трезвенникам в одиночку не изменить ситуацию в стране.
Чтобы это сделать, нам нужны союзники и соратники. И стратегическая задача Братства Трезвение как раз и заключается в том, чтобы определить, кто может быть нашими союзниками, а кто нет. Чью помощь и поддержку мы с радостью примем, а от кого нам следует дистанцироваться.
Например, в Республике Алтай идею оздоровления общества вместе с православными поддерживают мусульмане, некоторые представители алтайской национальной интеллигенции…
Есть прекрасный пример взаимодействия разных общественных и религиозных организаций по оздоровлению населения в Татарстане, когда единым фронтом выступают представители Православных обществ трезвости, Союза Борьбы за народную трезвость, врачи, педагоги, общественные деятели, законодатели.
Здесь, как в известной притче про веник: пока прутики вместе – веник не переломить, но развязав – легко можно разломать прутики поодиночке. И сатана это знает, и именно поэтому сеет раздоры и разделения. Нам необходимо определиться с теми, кто наши соратники, кто наши союзники, а кто – наши противники. И если с противниками у нас не может быть ничего общего, то, по крайней мере, с теми, кого мы готовы назвать союзниками, нам нужно четко обозначить как точки соприкосновения так и то, что нас разделяет.
Я 26 января 2011г. был на конференции «Профилактика наркомании, алкоголизма, табакокурения среди молодежи», которую проводил Душепопечительский Центр Святого праведного Иоанна Кронштадтского под руководством игумена Анатолия Берестова. Замечательная конференция, прекрасные доклады о реабилитации, но резолюция конференции оставила странное ощущение: никаких конкретных рекомендаций священнослужителям, приходам о том, как действенно проводить профилактическую работу с молодежью, которая входит в «группу риска» .
Однако в резолюции есть слова: «При этом программы, противоречащие святоотеческим принципам борьбы со страстями, не несущие в себе катехизаторской нагрузки, размывающие стержень национальной самоидентификации личности, за редким исключением не приводящие в лоно Матери-Церкви, особенно «12-шаговые» программы целесообразно признать бесперспективными».
Я предложил исключить 4 слова: «особенно 12-шаговые программы». Потому что считаю, что определение о 12-шаговых программах в Проекте Концепции Русской Православной Церкви по реабилитации зависимых исчерпывающим:
««Программа 12 шагов», которую используют в своем сообществе Анонимные Наркоманы (АН), действительно, является эффективным инструментом в реабилитации алкоголе- и наркозависимых, с этим согласились специалисты во всем мире. Данная программа родилась в религиозной протестантской среде, имела христианское вдохновение, но, предоставляя возможность участия в группах сообщества далеким от веры страждущим, в том числе имеющим предубеждения против религиозной жизни, говорила о Христе прикровенно. ..
Немало чад Церкви, не сумевшие преодолеть свою зависимость с помощью церковных Таинств и аскезы, добились успеха, получив помощь в группах сообщества Анонимных Алкоголиков и Анонимных Наркоманов, участие в которых не оторвало их от полноценной церковной жизни.
При этом, «Программа 12 шагов» не является церковной программой в православном понимании уже хотя бы потому, что в ней нет таинств, нет священника не только как тайносовершителя, но даже в качестве пастыря и духовника. Программу можно несколько адаптировать к православию, но сделать ее в полном смысле церковной невозможно. Допуская и даже приветствуя участие своих страдающих от зависимости прихожан в группах, работающих по «Программе 12 шагов», Церковь должна сделать приоритетом развитие своей, в собственном смысле церковной системы реабилитации, успешные опыты которой уже имеются. Функционирование при приходах и монастырях групп самопомощи или реабилитационных центров, работающих по «Программе 12 шагов», не является препятствием для становления церковной реабилитации и может поощряться».
Но реакция организаторов конференции на мое предложение была такой, что у меня возникло ощущение, что главной целью написания данной резолюции было не столько распространение методов профилактики социальных пороков в молодежной среде, сколько стремление высказаться в очередной раз против 12-шаговых программ.
Если бы речь шла только о программах АА и АН в классическом виде, то, может быть, и в чем-то с ними можно было бы согласиться. Но известно немало примеров, когда люди приходили в Церковь, благодаря «12-шаговым» группам. Для них, на начальном этапе церковный порог был слишком высоким. А группа стала той ступенькой, благодаря которой им удалось прийти и в храм. Как мы можем от них отказываться и говорить, что все они подряд сектанты? Поэтому я предложил не конкретизировать, но, поддержки не нашел.
Нам же нужно наоборот стремиться к консолидации, как с теми, кто находясь в Церкви, может быть, сам еще не стал трезвенником, но сочувствует идеи трезвости и поддерживает трезвенническое движение, так и с теми, кто, будучи трезвенниками, находятся еще на пути к воцерковлению.
Рассмотрим ситуацию с Союзом борьбы за народную трезвость (СБНТ). Изначально, по отношению к Церкви, это была союзническая организация, которую возглавлял известный ученый, хирург, православный человек – академик РАМН Ф.Г.Углов. В Уставе СБНТ декларировалось уважение к Православию, многие члены СБНТ были православными, некоторые из них стали ядром Братства «Трезвение». Были в СБНТ и иноверцы, и сектанты, но их было меньшинство. После кончины академика Углова СБНТ возглавил проф. Жданов В.Г. – человек достаточно известный, активный и, временами, неаккуратный в высказываниях.
Ровно 2 года назад, на Рождественских Чтениях профессор Александр Леонидович Дворкин озвучил доклад, посвященный разбору ошибок и недочетов Жданова. В докладе значительное место было уделено разъяснению того, что умеренное употребление вина разрешается Церковными правилами и святоотеческой традицией. Но, к сожалению, не было ни слова сказано о том, что трезвость, как воздержание от употребление спиртного тоже традиционно для православных. И эта традиция освящена трудами и молитвами подвижников благочестия: святого Иоанна Предтечи, апостола Иакова, священномученика Владимира (Богоявленского), священномученика Андроника (Никольского) и многих других святых мужей и жен.
В результате в сознании многих утвердилась цепочка: трезвенник – значит «ждановец» – «ждановец» – значит «сектант и еретик».
Этим не преминули воспользоваться всевозможные недруги и хулители Церкви, построив свою лживую антицерковную пропаганду на утверждении, что якобы Церковь является противником трезвости, обвиняет любого трезвенника в гнушении и насаждает обязательное питие для верующих.
В результате вместо того, чтобы возглавить трезвенное движение, так как это было в начале 20 века, православные во многом отдали эти позиции мусульманам, представителям КПЕ, сектантам. В одном из последних интервью Жданов строго и последовательно говорит о своей православности, о том, что в Уставе СБНТ, несмотря на то, что это общественная организация, не регламентирующая религиозной принадлежности своих членов, зафиксировано уважительное отношение к Православию и это должно соблюдаться неукоснительно.
В этом же интервью Владимир Георгиевич сказал о традиционности применения вина для Православного богослужения, но высказал мнение, что даже небольшое употребление спиртного вне богослужения есть грех, поскольку может послужить для кого-то соблазном. Поскольку даже Президент страны Д.М.Медведев сказал, что
«Алкоголизм приобрел характер национального бедствия! В России на каждого человека, включая младенцев, приходится около 18 литров чистого алкоголя в год. Если это пересчитать на количество бутылок водки — дух захватывает! Больше нас не пьет никто!...».
Я думаю, если в дальнейшем В.Г.Жданов будет корректен и последователен в своих суждениях, ажиотаж вокруг него утихнет.

Православная Миссия в интернете
Все больше людей, нуждающихся в информации, обращаются к Интернету. В том числе и для поиска информации о церковной жизни. Поэтому сегодня миссионеру не обязательно куда-то идти с проповедью, достаточно удобно разместиться у монитора, взять в руку «мышку», нажать кнопку включения компьютера.
С одной стороны Интернет облегчает миссионерскую проповедь, с другой - иногда такая проповедь приносит совсем другие плоды, чем хотелось.
Печально, но факт, что православный интернет сегодня является пока местом «антимиссии» по отношению к трезвенникам.
Мне приходилось встречать много людей в сети, которые приходили на православные форумы людьми православными по крещению, но недостаточно воцерковленными, а уходили озлобленными, уходили от Веры и Церкви.
Почти всегда трезвенников (в том числе и православных) встречают эпитетами – сектант, ждановец, еретик и т.д.
Почему? Мне видятся две причины:

О первой причине я говорил ранее: это мысль о том, что если человек воздерживается от вина, то он нарушает церковную традицию, гнушается вином. Толерантное отношение е к спиртному считается чуть ли не показателем православности.

Иногда поведение самих трезвенников и их суждения не могут не вызывать справедливых нареканий как нецерковные и еретические …
К этому нужно добавить и то, что часто спорящие стороны позволяют себе оскорблять оппонентов, переходить на личности и т.д. и т.п.
Это весьма печально.
Потому что до тех пор, пока в православной среде не будет положительного отношения к воздержанию от вина ради духовного упражнения и ради соблазняющихся братьев, многие активные, неравнодушные люди - трезвенники будут проходить мимо Церкви.
Более того, если вал критики и обвинений в «ереси», «гнушении» обрушивается на человека воцерковленного, знакомого с учением Церкви по данному вопросу, то человек это воспринимает адекватно. Но если это случается с тем, кто только переступает церковный порог, то лозунг «трезвенник – значит сектант, еретик» он воспринимает как пинок из Церкви, и он уходит. Уходит к сектантам, пополняет ряды безбожников, приверженцев ислама или КОБ.
Чтобы этого не допускать, нам полезно вспомнить опыт сотрудников Алтайской Духовной Миссии 19 - начала 20 веков.
Сегодня Республика Алтай - 92 тысячи квадратных километров и 204 тысячи жителей. Т.е у нас можно по вполне хорошей дороге, на комфортабельном автомобиле долго ехать и не встретить ни одного населенного пункта. Во времена Миссии современных дорог не было, а населения было еще меньше, чем сейчас. Миссионеры шли, или ехали на лошадях верхом по тропам или бездорожью. Их поездки продолжались по нескольку дней и даже недель. Порой миссионер шел ради одного человека: ему говорили, что в отдаленном аиле алтаец желает принять крещение или причаститься перед смертью - и миссионер шел, не считаясь с трудностями и лишениями. Шел, исполняя заповедь Христову, о настоящей Любви, душу свою полагая за други своя.
Так вот, глядя на современное состояние миссионерства – будь это миссия в интернете, трезвенническая работа или какие-то миссионерские мероприятия – главным для нас должен быть человек. А главным в нашей деятельности – забота о всяком приходящем человеке. Нужно принимать человека таким, какой он есть, с его немощами и недостатками, но раз мы христиане – мы должны все усилия прилагать к тому, чтобы через эти немощи и недостатки привести человека ко Христу. И самим прийти к Нему.
перейти в каталог файлов
связь с админом