Главная страница

Руководство по самозащите Боевая машина 1 ocr djvu Ego Боевая машина Руководство по самозащите


Скачать 10.13 Mb.
НазваниеРуководство по самозащите Боевая машина 1 ocr djvu Ego Боевая машина Руководство по самозащите
АнкорTaras_A_-_Boevaya_mashina.rtf
Дата13.01.2017
Размер10.13 Mb.
Формат файлаrtf
Имя файлаTaras_A_-_Boevaya_mashina.rtf
ТипРуководство
#4422
страница1 из 7
Каталог

С этим файлом связано 42066 файл(ов). Среди них: и ещё 42056 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7



Анатолий Ефимович Тарас

Боевая машина: Руководство по самозащите
Боевая машина – 1


OCR_djvu Ego

«Боевая машина: Руководство по самозащите»: Харвест; Минск; 1997

ISBN 985 433 162 8
Аннотация
В этой книге исчерпывающим образом раскрыты проблемы психологии, тактики и техники самообороны от хулиганских и преступных посягательств. Главный акцент сделан при этом на выработке умения входить в надлежащее психическое состояние и на использовании в качестве оружия не только своего тела, но и различных предметов, оказавшихся под рукой.

По своей информативности книга не имеет себе равных ни в отечественной, ни в зарубежной литературе. Она рассчитана на самые широкие слои населения, вынужденного жить в условиях криминального беспредела. Все содержащиеся в книге рекомендации неоднократно проверены на практике.
Анатолий Тарас
Боевая машина: Руководство по самозащите
РАССТРЕЛ НА МЕСТЕ!
Вероятно, сегодня нет смысла доказывать, что размах криминального террора в России перешел все допустимые пределы, и единственное спасение ребенка, рожденного сегодня в России — незамедлительная эвакуация (эмиграция) для нормальной жизни и получения образования за пределами гангстерски беспредельного пространства, именуемого нашим Отечеством…

Наиболее частыми выражениями в нашей криминальной хронике являются термины «неоднократно судимый» и «нигде не работающий». Массовое внедрение рецидивистов в мирную жизнь страны — примечательное явление нашей российской действительности. Детская беспризорность, нарастающая люмпенизация общества, бродяжничество, агрессивный бомжизм также имеют у нас четкую тенденцию к бурному росту.

Создается впечатление, что можно насиловать, наносить своим жертвам режущие и колющие удары; можно разбивать черепа и расстреливать в подъездах своих сограждан, взрывать автомобили предпринимателей, вырезать половые органы и расчленять трупы — совершенно безнаказанно.

Должны ли стать вечными и непотопляемыми полчища наших рецидивистов, ежедневно калечащих и убивающих безоружных людей ? Ведь даже самое строгое наказание, случающееся крайне редко, на деле не выполняется, и изувер очень часто через 2 3 5 лет выходит на свободу для более изощренного продолжения своей изуверской деятельности. Может быть, в таком случае, официально разрешить нашим бандитам совершать вооруженные налеты на квартиры, дачи, офисы и обменные пункты, скручивая и уродуя людей, но не более двух раз кряду? Может быть, совершив третье изуверство, рецидивист должен быть все лее осужден на пожизненное заключение, в особых случаях — к смертной казни? Разумеется, речь идет только о преступлениях против жизни и здоровья граждан.

Меня могут заподозрить в излишней кровожадности те, кто не видел последствия психических стрессов, сплющенных черепов, изуродованных трупов, залитых кровью подъездов. Меня может осудить тот, у кого не угоняли автомобиль, на который он копил всю свою жизнь.

Кстати, по существующему законодательству это не тяжкое преступление, а милая «шутка» с последующим укором, но отнюдь не суровым наказанием.

Сегодня россиянин, как правило, не может обеспечить безопасность своих детей и близких. Специальная военизированная охрана, притемненные окна автомобилей, покупка оружия и получение на него разрешения, установка особых защитных устройств в подъездах и квартирах — увы, слишком дорогие удовольствия, что доступны лишь крайне узкому кругу граждан, — государственным служащим из высшего эшелона власти, депутатам российского парламента и некоторым бизнесменам.

Все это подвигает нас к мысли, что пока мы не можем жить по законам цивилизованных стран и отпускать наших детей одних в школу. Последнее вынуждает уповать на путь временного ужесточения законов, во имя спасения нашей культуры, нравственности, жизни наших жен и детей, не говоря о собственной.

Опыт мировой истории говорит о том, что, когда государство попадает в экстремальную ситуацию, эдакий общественно политический катаклизм, здоровые силы общества и его руководство пытаются найти спасение, прибегая в том числе и к временному изменению (ужесточению) общепризнанных норм демократического законодательства.

Когда жизнь государства и самих его граждан оказывается в смертельной опасности, для пресечения особо вопиющих, противоправных и демонстративно бандитских акций вводится понятие, близкое к «расстрелу на месте».
Марк ЗАХАРОВ,

художественный руководитель

Московского театра Ленком

«ИЗВЕСТИЯ», 27 октября 1995 г.
Мнение знаменитого деятеля культуры о гарантиях личной безопасности граждан (точнее, о полном их отсутствии) высказано здесь в резкой формулировке: «расстрел на месте!» Именно так я понимаю суть самообороны в современных условиях. Раз государство не может и не хочет защищать рядовых граждан от преступных посягательств, нам не на что надеяться, кроме как на самих себя. При этом жизнь заставляет нас быть жестокими и беспощадными. Специфика моей книги лишь в том, что слова о расстреле надо понимать здесь иносказательно. Ведь стараниями государства мы, за редкими исключениями, лишены огнестрельного оружия. Преступники же вооружены до зубов. Поэтому мы должны уметь использовать в качестве оружия свое тело и любые предметы, оказавшиеся под рукой. О том, как это надо делать, рассказывается на последующих страницах.

Автор
1. ПРЕДИСЛОВИЕ
Моя книга рассчитана на самых обыкновенных людей, отнюдь не мастеров рукопашного боя. Но не избавленных, несмотря на это, от необходимости защищать себя и своих близких от двуногих хищников. Разумеется, те читатели, которые являются специалистами в области боевых искусств, тоже могут использовать эту книгу, если найдут в ней что то интересное для себя. Однако в процессе работы над текстом я меньше всего думал о таких знатоках.

Доказано на практике, что стать первоклассным бойцом может любой нормальный человек. Для этого требуются три условия: хороший учитель, упорство и несколько лет серьезных тренировок. Только где же найти сведущего наставника тому «среднему» читателю, к которому я обращаюсь? Возраст его отнюдь не юношеский, место жительства в большинстве случаев — глухая провинция, опыта занятий единоборствами никакого. Между тем, владеть навыками самообороны жизненно важно.

Моя книга как раз и призвана заменить опытного инструктора. В какой мере возможна такая замена? Это зависит от ваших способностей, желания и опыта. Важно понять, что книга такого рода не есть сборник детальных инструкций на все случаи. Жизнь безгранична в своем разнообразии. Предусмотреть все без исключения варианты экстремальных ситуаций невозможно. Но если вы овладеете методом их решения, то сможете сами находить правильный алгоритм действия при любом стечении обстоятельств. Я надеюсь, что вы не просто прочтете текст, не ограничитесь рассматриванием имеющихся здесь иллюстраций. Приобретая собственный опыт тренинга, вы будете вновь и вновь возвращаться к пройденному материалу и обнаруживать каждый раз, что теперь понимаете его иначе, нежели при первом знакомстве.

Прежде, чем приступить к систематическому изложению материала, хочу кое что пояснить. Во первых, о чем бы ни. шла речь в книге, предполагаются разные уровни тренинга, различающиеся между собой по сложности техники и по объему тренировочных нагрузок. В зависимости от своих возможностей и желания, вы можете делать то, что наиболее подходит именно вам. Например, приведенные здесь нормативы общефизической подготовки наверняка покажутся большинству читателей фантастически высокими, Но они — всего лишь идеал, та «верхняя планка», достигать которую совсем не обязательно. Обязательный минимум сводится к выполнению посильных общеразвивающих упражнений хотя бы два раза в неделю.

То же самое относится к технике. Ее здесь показано довольно много. Но я уверяю вас, что для надежной самообороны даже в ситуациях вооруженного группового нападения вполне достаточно двух трех, максимум пяти приемов. Правда, при одном крайне важном условии: если вы в самом деле ими владеете! Аналогичен подход к организации тренинга: самый простой вариант тот, при котором вы занимаетесь в одиночку, без тренажеров, не более двух трех раз в неделю. Самый сложный — ежедневные тренировки в условиях, максимально приближенных к «боевым»: группа партнеров, пересеченная местность или городские строения, обычная одежда, жесткий контакт, настоящее, а не учебное оружие, и прочее в том же духе. Между этими двумя полюсами существует целый веер промежуточных ступеней. Повторяю: вы сами выбираете свой вариант подготовки.

Во вторых, необходимо с самого начала понимать, что в искусстве самозащиты нет и не может быть единых рецептов. Все люди очень разные по своим психическим особенностям и физическому развитию. Поэтому каждый человек должен создавать свой собственный комплекс приемов и уловок самообороны. Мало ли что делают другие. Важно то, что лучше всего получается именно у вас. Потому что защищать свою честь, свое имущество, свое здоровье и свою жизнь придется именно вам, а не этим «другим». Как я уже сказал, такой комплекс может быть невелик по числу составляющих его технических и тактических элементов. В ситуациях «средней экстремальности» хватит и минимума.

Если же вы намерены превратить себя из обычного человека в совершенное живое оружие, в настоящую «боевую машину», сметающую все и всех на своем пути, то минимумом не обойтись. В этом случае практика боевого искусства должна стать вашим образом жизни. И сколько бы вы ни потратили на нее лет, никогда не наступит тот день, в который можно будет сказать себе: «я постиг все»! По названию книги ясно, что в общем то я надеюсь именно на такой вариант действий своих заочных учеников. Вполне возможно, что начав с малого, они увлекутся и встанут на тот путь, по которому давно идет автор. А начать никогда не поздно, и в 25 лет и в 50.

В этой связи отвечу на вопрос, возникающий практически у каждого читателя подобной литературы. Откуда автор узнал то, что он советует здесь другим? Насколько он компетентен в вопросах самозащиты? В какой мере проверены жизнью его рекомендации? Должен сказать, что предлагаемая система не является моей личной выдумкой. Она основана на опыте прикладной подготовки спецподразделений советской военной разведки. Она не раз выручала меня и моих товарищей в разных местах земного шара. Но, разумеется, я внес ряд изменений. Ведь вам не надо сходиться в рукопашной схватке с вражескими «коммандос», идущими по следу группы разведчиков диверсантов. Вряд ли вам предстоит снимать часового, бить штык ножом и прикладом, использовать «пилу Джигли»…

Ваш наиболее вероятный противник — это несколько пьяных скотов, вздумавших покуражиться над одиноким и, как они думают, беззащитным прохожим (пассажиром, посетителем). Чтобы гарантированно справиться с ними, да так, чтобы надолго отбить охоту «наезжать» на мирных граждан, требуется знать и уметь не столь уж многое. Гораздо более сложную задачу представляет схватка с бандой отпетых уголовников. Однако и вероятность ее раз в сто меньше, чем столкновение с обычной уличной шайкой. Таким образом, суровая действительность нашей жизни сама указывает на два уровня владения искусством самозащиты. Нижний, это тот, который позволяет отбиться от трех четырех приблатненных юнцов, хотя и вооруженных кастетами либо ножами, но чаще всего нетрезвых и трусливых, что сильно ограничивает их боевые возможности. Верхний — это умение полностью обезвредить (вплоть до физического уничтожения) группу вполне трезвых «отморозков», умеющих владеть «пером», «попрыгунчиком», удавкой и прочими приспособлениями. Чтобы такое стало возможным, требуется быть Мастером.

Я стремился изложить в этой книге сведения, необходимые и достаточные для создания каждым из читателей своего личного комплекса самообороны. Ограничиться при этом минимумом, или же устремиться к максимуму, решать вам самим.
Анатолий ТАРАС, 13 февраля 1997 г.
Часть 1

ТЕОРИЯ
2. ЧТО ТАКОЕ РЕАЛЬНЫЙ БОЙ?
Есть искусство маневренного боя, поединок равных по принципу «пусть победит тот, кто сегодня лучше». И есть уличный мордобой, не знающий пощады и правил, где все скопом кидаются на одного.

Представители «лингвистической философии», популярной на Западе в 30 ые годы XX века утверждали, что большинство проблем и недоразумений в науке, политике и обыденной жизни возникает из за того, что разные люди по разному понимают смысл одних и тех же слов. Не знаю, как там насчет политики и науки, но в отношении боевых искусств это абсолютно верно. В самом деле, что можно увидеть на любом фестивале таких искусств? Вот, например, девушка в белоснежном костюме красиво скользит по татами, выделывая руками странные движения. Она каратистка, у нее черный пояс. Неужели это изящное существо способно убить здорового мужика одним ударом? А вон попрыгун акробат из китайского ушу, запросто крутит переднее, заднее и боковое сальто, машет ногами в воздухе, словно ветряная мельница. Может быть ему по плечу за тридцать секунд размазать по стенам троих пьяных жлобов с кольями? Да никогда в жизни!

Ну, если от этих показушников в бою мало толку, то видимо надо держаться подальше от питомца школы тхэквондо. Он голыми руками переколол целый кубометр сухих досок, а теперь взялся за штабель черепицы. Тоже не боец?

Интересно… Тогда вот эти двое, осыпающие друг друга на ринге яростными ударами рук и ног. Это кикбоксеры, это уж точно современные гладиаторы. Увы! Иной раз такие атлеты все в шрамах, а ударом кулака способны убить лошадь. Да вот острого ножа, как ни странно, боятся. Двух ножей тем более. О трех и говорить не хочется…

Да, и кик боксинг, и каратэдо, и ушу чан цюань, и тхэквондо, и многие другие дисциплины, подчас очень мало похожие друг на друга, все они «числятся» под рубрикой боевых искусств. В том, что совершенное владение своим телом является искусством, сомнения нет. Только вот боевое ли оно?

Спросите любого питомца любой школы спортивных или традиционных единоборств, не имеет значения, западная она либо восточная по своей ориентации:

— Готов ли он к тому, что нападающие «на улице» ведут себя совсем не так, как в спортивном зале (хотят избить, искалечить, может быть, даже убить)?

— Готов ли отражать нападение сразу нескольких человек, из которых хотя бы один стремится зайти сзади?

— Готов ли к тому, что противник обязательно применит оружие (ножи, дубинки, кастеты, цепи, разбитые бутылки)?

— Готов ли он драться в парке на скользкой после дождя траве, в темном подъезде, в захламленном дворе, в набитой пассажирами электричке?

Если ваш собеседник человек честный и не дурак, то ответ может быть лишь отрицательным. Но, в таком случае, при чем здесь этот термин — БОЕВОЕ ИСКУССТВО?

В этой связи процитирую H.H. Ознобишина, знаменитого эксперта НКВД по рукопашному бою. Вот что он сказал более 65 лет назад, характеризуя многочисленные школы джиу джитсу конца двадцатых годов: «Предприниматели… учитывая вкус и наклонности „деликатно воспитанной“ публики, подсунули ей ловко скомбинированные гимнастические упражнения, задрапировав их в помпезную мантию „самозащиты“.

Таким образом, все заинтересованные стороны были удовлетворены. Буржуа, увидев, что посещение модных зал не грозит ему даже «фонарем» под глазом, столь, казалось бы, естественным в подобных обстоятельствах, в свою очередь охотно раскрыл свой кошелек аферистам предпринимателям. Преподаватели же «самозащиты», имея возможность широко черпать из этого источника, совершенно не заботились о том, чтобы сделать настоящих стальных бойцов из всех этих «папенькиных и маменькиных сынков».

Результатом явилось то, что в Европе искусство самозащиты, не преследуя практических целей (т.е. подготовки к серьезному бою), выродилось в гимнастику самозащиты»1.

Это написано как будто сегодня.
Война «всех против всех» долгое время была нормальным состоянием человечества. Почитайте «Исландские саги». Их герои, реально существовавшие в средние века люди, только и делают, что убивают друг друга по малейшему поводу. И без всякого повода тоже, просто под настроение. Так было везде, на всех континентах, в течение нескольких тысяч лет. Поэтому все без исключения племена и народы планеты создавали свои собственные приемы ближнего боя с оружием в руках и без оружия.

Однако в наши дни прежние боевые искусства повсеместно утратили ориентацию на реальный бой. Тому есть много причин, не стану отвлекаться на их рассмотрение. Важен результат. Извратившись до поединков «по правилам», пусть даже в «полный контакт», а тем более выродившись в «танцы» (формальные упражнения, ката) и в «разгон воздуха» (отработку техники, кихон), они утратили право считаться Боевыми Искусствами — с большой буквы.

За подобные определения упорно держатся только учителя, нуждающиеся в рекламе, и невежественные ученики (как же, льстит самолюбию). То, что много веков подряд было самым важным на свете умением, ибо от него зависело, как долго ты проживешь, сейчас стало игрой, развлечением, соревнованием. Но жизнь в нашем несовершенном мире далеко не игра и не спорт. В ней по прежнему плохо соблюдают все правила, за исключением одного: кто то обязательно становится жертвой. Для меня важно (полагаю, что и для вас тоже) чтобы после схватки на земле оставались лежать другие, но не я.

Конечно, кое кто может мне возразить: мол, я беру крайние случаи — убийства, разбой, злостное хулиганство, и не учитываю значение огнестрельного, газового, электрошокового оружия, делающего ненужным хитроумные приемы мордобоя. Отвечу тем, кто так думает, следующим образом: почитайте криминальную хронику в любой местной газете. Впечатление такое, словно возобновилась древняя война всех против всех. Людей избивают, режут, душат, топят, насилуют, калечат, уродуют, грабят где угодно, в том числе прямо в собственных квартирах. Что то при этом о самообороне с оружием не слышно. Мало у кого есть хотя бы хороший нож, не говоря уже об электрошокере. К тому же нельзя гарантировать, что он будет у вас всегда при себе, круглые сутки, в любом месте. А вот искусство самозащиты включает в себя умение превращать в оружие любые предметы, оказавшиеся под рукой.

Сегодня никто из нас не застрахован от встречи с подонками общества. Столкновение с ними может произойти в любом месте — на улице и в магазине, в кафе и в салоне общественного транспорта, на пляже и в подъезде жилого дома. Современные «крутые» — это, как правило, молодые мужчины, юноши либо подростки, одурманенные алкоголем или наркотиками, побуждаемые низменными инстинктами. Обычно они налетают стаей и не знают пощады к своим жертвам. В этом смысле жизнь у нас почти не изменилась за последние триста лет. По прежнему надо уметь в одиночку противостоять шайке негодяев, вооруженных холодным, а иной раз и огнестрельным оружием. По прежнему в такой схватке нет и не может быть никаких компромиссов: либо вы победите, либо вас изувечат или убьют.

Для того, чтобы остаться невредимым в подобной ситуации, тем более — чтобы выжить, хороши любые средства, любые приемы, любые хитрости. Меньше всего имеет значение, красиво вы действуете в бою или коряво, работаете «по школе» или каким то диким способом, ведете себя по рыцарски или «подло». Важен только результат и его цена. Все остальное — пустая болтовня. Исходя из сказанного, можно дать определение: Самозащита — это использование человеком любых приемов и действий, помогающих ему сохранить самоуважение, свои права, имущество, здоровье и жизнь в ситуациях реального, а не условного нападения.
Взяв это определение в качестве критерия, нетрудно разделить все существующие сегодня единоборства, и западные, и восточные, на две основные группы — игровые и прикладные. В свою очередь, среди единоборств игрового направления можно выделить чисто условные, фактически ставшие разновидностями военизированной гимнастики, и спортивные. Объединяет их между собой то, что любая игра основана на традициях и на соблюдении тех или иных правил.

Единоборства прикладного направления правил не признают, на традиции тоже не склонны обращать внимание, там главное — эффективность. Однако эффективность можно понимать по разному. Например, в одних случаях требуется взять противника живым и невредимым, в других — как можно быстрее и надежнее вывести его из строя. Соответственно, прикладные единоборства целесообразно разделить на стили ограниченного боя и тотального.

Коротко рассмотрим суть тех и других. Начнем с условных стилей. Их больше всего, и каждый год появляются все новые и новые. Практически все они либо восточного происхождения (например, японский Сётокан, китайский Чан цюань), либо подражают Востоку (например, американское Кэнпо каратэ или украинское Кэмпо дзюцу). Но хотя их называют школами самозащиты, боевого каратэ или кунфу, фамильного джиу джитсу, по сути дела там только играют в боевые искусства. Внешняя эффектность давно стала в таких стилях главным свидетельством мастерства. «Чистота» техники и строгое соблюдение канонов школы — вот что здесь ценится превыше всего.

Адепты подобных стилей сосредоточились на практике формальных упражнений, составляющей основу основ тренировочного процесса. Для получения очередной степени (внешним признаком которой является пояс определенного цвета) они должны, в первую очередь, четко и красиво («правильно») продемонстрировать очередную форму, очередные связки условного боя «с тенью». Да к тому же в искусственном ритме, заданном устным счетом или звуками барабана. А то, что наиболее важно для подготовки к реальному бою — спарринг в жесткий контакт в «рваном» ритме — либо вообще отвергается, либо играет самую незначительную роль.

У американцев есть хорошее слово «стилист». Так называют они тех энтузиастов, которые стремятся овладеть техникой, созданной основоположниками различных стилей, точно в том самом виде, в каком она существовала десятки, и даже сотни лет назад. Их не смущает, что социальные, психологические и материальные условия жизни непрерывно меняются. За сорок пятьдесят лет все становится совершенно иным: одежда, оружие, характер преступности. Что уж говорить о двух или трех веках. Я бы сравнил таких «стилистов», подвизающихся в «условно боевых» школах, с чудаками, гордо марширующими по улицам в старинных мундирах и с кремневыми ружьями, на радость детворе. Они солдаты? Да, только бутафорские. Можно ли сегодня убить человека из кремневого ружья? Конечно. Но куда ему до автомата Калашникова!

Это еще не все. В классических формальных упражнениях многие приемы предназначены для противодействия давно исчезнувшим видам холодного оружия, давно забытой тактике нападения. Последовательность их движений основана на священной нумерологии (мистической взаимосвязи чисел). «Стилисты» старательно повторяют эту архаику. А как же, ведь они считают, что таким образом семимильными шагами движутся по пути физического и духовного совершенствования. Не спорю, замысловатые «па» подобной гимнастики дают хорошую нагрузку всем частям тела. Повторишь раз тридцать какую нибудь «ката» и чувствуешь, что глаза уже вылезают на лоб. Но вот что касается психики…

Зачем нам, европейцам, пытаться стать китайцами или японцами по духу? Драться от этого лучше не станешь, а вот свихнуться умом вполне можно. Все хорошо в свое время и на своем месте — такова абсолютная истина.

Заканчивая характеристику условных «боевых искусств» (каковыми являются многие из распространенных сегодня стилей «восточных» и псевдовосточных единоборств) сравню их по основным параметрам с реальной самозащитой:

Я здесь упомянул о так называемой «энергетике». В этой связи подчеркну два обстоятельства: во первых, восточные методы энергетического тренинга по настоящему хороши только для людей, с детства воспитанных в духе буддизма или даосизма; во вторых, они требуют аскетического образа жизни и ежедневных усердных занятий в течение многих лет. Мы, за редким исключением, не буддисты и не даосы, у нас вечная нехватка времени и аскетизм, особенно половое воздержание и «сухой закон», мы не приветствуем. Выводы сделайте сами.
Рассмотрим теперь спортивные варианты единоборств. То есть те, где имеет место достаточно жесткий телесный контакт ради «победы» в рамках строго определенных правил соревнования. Это англо американский и французский бокс, а также саньда (китайский бокс) и муай тай (тайский бокс). Сюда же относятся тхэквондо, дзюдо, самбо, кик боксинг, контактное и «полуконтактное» каратэ, классическая, вольная, национальная борьба.

В отличие от «условно боевых» стилей, тренировки и особенно соревнования по спортивным единоборствам неразрывно связаны с травматизмом. Кровоточат носы и губы, брови и скулы, ушибы чередуются с растяжениями, вывихи — с переломами… Тем не менее, все виды спортивных единоборств представляют собой относительно безопасные аналоги систем реального боя. В них существует масса ограничений, направленных на уравнивание шансов противников, на то, чтобы свести к минимуму возможность превращения друг друга в инвалидов. Да, такое иногда случается. Бывает даже, что спортсмен погибает на ринге, но подобные происшествия справедливо квалифицируют как несчастные случаи.

В спортивных единоборствах бойцам приходится предельно напрягать свои мышцы, испытывать боль, преодолевать страх… Поэтому они намного ближе к жизненным реалиям, чем условные стили. И все же любой спортивный бой — только игра, пускай грубая, это фехтование руками и ногами под присмотром судей, которые часто бывают необъективными. В них нет и не может быть «дыхания смерти», ощущения подлинной угрозы для своей жизни. Спортсмены единоборцы доказывают судьям, зрителям и, конечно, друг другу свою волю, силу, мастерство, но их «спор» между собой не является суровой необходимостью реального столкновения с настоящим врагом.

В техническом арсенале спортивных единоборств предельно ограничены приемы шокового и травмирующего воздействия. Акцент сделан на наиболее зрелищных, внешне эффектных. То есть таких, которые можно достаточно четко «обозначить» спортсменам, легко заметить и оценить судьям и зрителям. Стремление к такой манере ведения поединка, которая не допускала бы расхождений в мнениях судей при оценке, полностью нивелирует различия между школами. В результате из широкого спектра разнообразных, непохожих одна на другую школ каратэ, джиу джитсу, ушу сформировались синтетические виды единоборств вроде фулл контакт каратэ, кик боксинга, саньда…

Различия в методах тренинга между спортивными и прикладными стилями фундаментальны. Многие приемы, наиболее эффективные для поражения противника, в спорте категорически запрещены. Например, удары головой, броски с «оттягом» и на голову, удары по суставам и позвоночнику, атаки в глаза, горло, виски, пах. Нельзя бить лежачего, нельзя добивать согнувшегося в нокдауне, нельзя ломать конечности, нельзя использовать палку или нож. По существу, спортсмен способен вести бой только в игровой манере, потому что именно эта манера закреплена у него в психике через автоматизированные двигательные «клише». Для реального боя требуются более простые и в то же время значительно более опасные тактико технические действия.

Эту истину часто затемняют различия в росто весовых данных и в уровне подготовки. Например, если вы на голову выше своих противников, если руки ноги у вас длиннее, если вы тяжелее каждого из них килограммов этак на пятнадцать и, к тому же, года три занимались боксом, кик боксингом, самбо, то вы «задавите» их без особых проблем. Ну, а если перед вами окажутся парни, ни в чем вам не уступающие? Или более массивные? Тогда что? Искусство самозащиты в том и состоит, чтобы гарантировать победу более слабого над сильным, одного над несколькими, старого над молодыми, безоружного над вооруженным. Надо не обыграть нападающих, а надежно «вырубить» их. Такая возможность не дается природой, она является плодом человеческого ума, ее обеспечивает только хорошо продуманная подготовка.

Сравним между собой основные параметры спортивных единоборств и реального боя:

Сказанное здесь о непригодности спортивных единоборств для самозащиты не означает отказа от участия в соревнованиях. Ведь если вы не можете уверенно противостоять всего одному единственному противнику в поединке по правилам, то чего ждать от вас в жестокой драке без правил с несколькими врагами? Важно только не «зацикливаться» ни на одном из видов спорта. Участие в соревнованиях должно быть для вас лишь способом психологического и тактического тренинга.
Уличная драка — это бой без правил с использованием самых коварных уловок, самых жестоких приемов. Смешно ожидать от людей «благородства» тогда, когда они нападают или защищаются на улице, особенно если угроза для жизни велика. Поэтому на улице нужна совершенно иная тактика действий, нежели на ринге или на татами. Что же касается техники, то она должна быть, с одной стороны, весьма действенной, а с другой — очень простой.

Выученные однажды приемы самозащиты должны «работать» и через пять — десять — пятнадцать лет. Именно по этой причине неприемлема сложная техника типа ударов ногами в прыжке или по верхнему уровню. Мало того, что ее эффективность сомнительна, она к тому же попросту непрактична. Большинство людей продолжает занятия боевыми искусствами недолго и не может годами поддерживать физическую форму на высоком уровне. Они нуждаются в обретении таких навыков самозащиты, которые останутся при них на всю жизнь, как умение плавать, кататься на коньках, ездить на велосипеде. Так что не надо путать практичное с театральным.

Снова процитирую H.H. Ознобишина. Касаясь подготовки к реальному бою, он в своей замечательной книге говорил: «Неправильный подбор приемов и оторванность их от требований действительной жизни — вот в чем заключается зло, с которым приходится бороться на пути к созданию новой системы самозащиты».2

Какие приемы, в таком случае, следует считать «правильными»? И что означает соответствие их требованиям жизни? Ознобишин ответил на эти вопросы вполне определенно. Он писал: «Для серьезных людей, работающих в области криминалистики, самозащита явилась серьезным делом. Особые консультанты и научные сотрудники специальных отделов департамента тайной полиции провели ряд изысканий в области самозащиты. Были перерыты архивы наиболее крупных национальных библиотек и найден ряд ценных древних рукописей… Был собран огромный материал, явившийся следствием наблюдений над рукопашным боем в обыденной жизни. Уголовная хроника и статистика ночных нападений, поножовщин и просто драк и скандалов, обильный материал для которых дали крупные городские центры, послужили предметом тщательного изучения экспертами».3

В результате в разных странах Европы удалось создать ряд систем самозащиты из элементов различных видов единоборств. Так, специалисты НКВД в начале 30 х годов включали в свою систему технику кулачных ударов английского бокса, ударов ступнями, локтями и коленями из французского бокса «сават», бросково болевые и удушающие приемы джиу джитсу и кэтча, работу с тростью и финским ножом. Важно не происхождение техники, а принцип сочетания разнородных технических элементов. Например, в наши дни можно использовать арсеналы таких стилей как дуаньда и чаньтун, арнис и пенчак силат, хапкидо и сават, боевое самбо и бандо…

Иными словами, практичная, по настоящему эффективная система самозащиты может быть только комбинированной. Именно эту истину, доказанную практиками еще в начале века, до сих пор не хотят признавать преподаватели условных стилей и спортивные тренеры. Послушать их, так чемпион по кик боксингу или обладатель высокого дана в каратэ и есть настоящий боец. Увы! Жизнь убедительно опровергает подобные мнения. Мало того, что игровой метод в подготовке уличного бойца неприемлем сам по себе, так еще важно и то, что нет ни одного «чистого» стиля, который был бы хорош для всех случаев. Есть стили, эффективные в ближнем бою, но непригодные для поединка на дальней дистанции. Для схватки в партере не подходят приемы, удобные в стойке. Если противник лежит на земле и оттуда бьет ступнями по коленям или в пах, вряд ли удастся использовать против него технику «липких рук». И что особенно удивительно, так это то, что почти во всех «условно боевых» школах учат сражаться только с одним противником!

Кроме того, практичная и эффективная система самозащиты должна быть индивидуализированной. Ведь техника и тактика, дающие преимущества в бою одному человеку, совсем не обязательно подходят другому. Только при том условии, что они соответствуют его характеру и темпераменту, телосложению и моторным качествам, он сможет минимальными средствами достигать максимальных результатов. Однако, как известно, слишком многие верят в необыкновенные достоинства тех стилей, которые они практикуют. По существу, они возлагают на технику данного стиля такие надежды, оправдать которые не в состоянии не только она, но и любая другая, В действительности важна не сама техника, а способы ее применения в соответствии с возможностями конкретного человека. Ее надо подобрать и подогнать под человека, а не наоборот человека подгонять под некий технический эталон.

Именно из за игнорирования этого важного требования приверженцы «чистых стилей» становятся легкой добычей людей, значительно уступающих им по уровню подготовки, зато мыслящих категориями реального боя. (Разумеется, речь идет об уличной драке. В поединке по правилам того стиля, который практикует «стилист», уличный боец вряд ли выиграет). По той же причине заходят в тупик любители экзотики. Они всю жизнь заняты поиском или реконструкцией все более редких, все более древних школ боевых искусств. То бразильская капоэйра начинает их волновать, то бурятский синсимак, то индийский каляри ппаятт. И невдомек им, что нет на свете и быть не может «секретных супер систем». Ведь люди везде одинаковы по своей анатомии, физиологии и биомеханике. Именно поэтому так похожи приемы боя, созданные в разные исторические эпохи разными людьми в разных регионах планеты. Секреты эффективности любой системы не в технике. Они — в основополагающих принципах, в психологической подготовке, в методах тренинга. Для того, чтобы разобраться в этих вопросах применительно к нашему месту и времени, совсем ни к чему отправляться на край земли и втираться там в доверие к примитивным аборигенам. Это пустая трата времени, не говоря уже о личном достоинстве и деньгах.
К числу стилей ограниченного боя в группе прикладных единоборств можно отнести те из них, где учат нейтрализовать противника, не уничтожая его и даже, по возможности, не причиняя тяжких телесных повреждений. Нападающих пытаются обездвижить, ошеломить болевым шоком, взять на болевой контроль, бросить на землю. Такие нюансы наиболее значимы для сотрудников органов правопорядка и государственной безопасности, для работников частных охранных фирм, которые почти во всех случаях обязаны задерживать преступников, а не уничтожать их и не калечить.

Поэтому в стилях ограниченного боя основную роль играет не ударная, а бросково болевая техника. Соответственно, у стражей правопорядка всех мастей наиболее популярны самбо, дзюдо, джиу джитсу (дзю дзюцу), хапкидо, циньна, — те искусства, где альфой и омегой является захват атакующей конечности руками. Для самообороны от вооруженного группового нападения эти стили не годятся. Пока будешь хватать и бросать одного врага, второй или третий тебя самого «нейтрализует».

К стилям тотального боя я отношу школы, воспитывающие свих адептов в духе поединка на уничтожение противника, поединка, не ограниченного какими либо правилами, моральными нормами, требованиями законов. В моем понимании, только такие стили имеют право называться сегодня БОЕВЫМИ ИСКУССТВАМИ. Мы живем в слишком жестокую эпоху чтобы позволять себе роскошь отражать нападение вооруженного бандита, тем более — целой шайки, заботясь о том, как бы не причинить ему (или им) особого вреда. Кстати, статья закона о необходимой самообороне была в России недавно изменена именно в таком духе: если на вас напали, вы имеете полное право применить все средства и способы защиты, вплоть до убийства нападающего. При этом не следует мучаться вопросом о том, насколько принятые вами меры защиты адекватны степени реальной угрозы здоровью и жизни. С позиций здравого смысла так и должно быть: «не лезь!»

Таким образом, вырисовывается следующая иерархия стилей боевых искусств по степени их значимости для самозащиты от реального нападения:

Боевой (или тотальный) стиль самозащиты — это комбинированный рукопашный бой. Его суть заключается в решительных безжалостных действиях по надежному выведению из строя всех нападающих, сколько бы их не было. Для этого надо успевать в кратчайшие промежутки времени причинять максимальный ущерб каждому из противников. Чтобы такое стало возможным, необходимо соблюдение следующих условий:

♦ Технический арсенал бойца должны составлять приемы травмирующего воздействия, запрещенные или редко употребляемые в спортивных единоборствах. В основном это связки ударов;

♦ Эти приемы должны быть объединены в личный комплекс, максимально соответствующий индивидуальным психическим, физическим и моральным особенностям бойца;

♦ Приемы, в виде коротких связок ударов и захватов с ударами (на два три движения), необходимо отработать до полного автоматизма в разнообразных типовых ситуациях;

♦ Психика бойца должна быть свободна от любых тормозящих эмоций и чувств: неуверенности, страха, гнева и производных от них. Надо научиться сражаться в бою без участия рассудка, на «автопилоте»;

♦ Эффективность тактико технических действий в бою обеспечивается высоким уровнем развития двигательных способностей: ловкости, быстроты, ориентации в пространстве, выносливости.

Отсюда — исключительное значение хорошо продуманной программы тренинга, а также использования тренировочных методов и средств, адекватных этой программе
Этот раздел книги я хочу завершить словами Ю.Ю. Сенчукова из его блестящего исследования, посвященного прикладным стилям:

«Любой прием… предназначенный для самозащиты, так или иначе рассчитан на причинение нападающему более или менее тяжких повреждений — иначе в нем просто не будет никакого смысла. Какая польза будет вам с того, что вы вновь и вновь бросаете наземь противника, если он после этого в состоянии встать и снова напасть на вас?

Его надо просто бить, бить больно и жестоко, калечить его руки и ноги, невзирая на то, какую технику он применяет… Эффективность удара или захвата расценивается прежде всего с позиций максимальной болезненности, приведения противника в состояние, когда о продолжении боя нет и речи.» (Сенчуков Ю.Ю. Дацзешу — искусство пресечения боя. М., 1995, с. 16 17.)
  1   2   3   4   5   6   7

перейти в каталог файлов
связь с админом