Главная страница
qrcode

С. В. Жарникова. «Сборник статей. Выпуск 3» 2017 год. СВ. Жарникова Сборник статей. Выпуск Издательские решения


НазваниеСВ. Жарникова Сборник статей. Выпуск Издательские решения
АнкорС. В. Жарникова. «Сборник статей. Выпуск 3» 2017 год.pdf
Дата22.12.2017
Размер2.7 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаS_V_Zharnikova__Sbornik_statey_Vypusk_3_2017_god.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипЛитература
#33326
страница1 из 17
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
СВ. Жарникова
Сборник статей. Выпуск Издательские решения

Жарникова С. В.
Сборник статей. Выпуск 3 / СВ. Жарникова — Издательские решения,
ISBN Книга статей выдающегося ученого СВ. Жарниковой посвящена исследованию культуры и этнографии индоевропейских народов.
Зарождению их обрядов и традиций. Открывает тайны ведической истории 978-5-4485-0847-9
© Жарникова СВ Издательские решения
СВ. Жарникова. Сборник статей. Выпуск 3»
4
Содержание
Нет пророка в своем Отечестве
6
О некоторых архаических мотивах вышивки
9
Обрядовые функции северорусского женского народного костюма
18
Предисловие
19
Глава I. О прялке, пряже и нити жизни
20
Глава II. Рубашка, передник, пояс
24
Глава III. Головные уборы
32
Литература
40
Гусли – инструмент гармонизации вселенной
42
Единые корни домашних обрядов индославов в России и Индии
45
О подлинности «Велесовой книги»
52
Древний праздник Масленица
53
О празднике Купала
59
Зимняя ЯгРа. Историко-культурологическая справка
63
Исторические корни образа Деда Мороза на Русском Севере
66
Мир образов русской прялки
85
Рекомендуемая литература
108
Принятые сокращения
110
История и этнография восточных славян
120
Обратная перспектива, как художественный метод изображения пространства в византийской и древнерусской живописи
СВ. Жарникова. Сборник статей. Выпуск Сборник статей
Выпуск СВ. Жарникова
Иллюстратор Светлана Васильевна Жарникова
Редактор Алексей Германович Виноградов
© СВ. Жарникова, 2017
© Светлана Васильевна Жарникова, иллюстрации, 2017
ISBN Создано в интеллектуальной издательской системе Книга статей выдающегося ученого СВ. Жарниковой посвящена исследованию культуры и этнографии индоевропейских народов. Зарождению их обрядов и традиций. Открывает тайны ведической истории
СВ. Жарникова. Сборник статей. Выпуск Нет пророка в своем Отечестве ноября 2015 года ушла из жизни Светлана Васильевна Жарникова, крупный отечественный ученый-этнолог, благодаря трудам которой был совершено прорыв в исследовании вопрос, связанных с орнаментальными мотивами Русского Севера итак называемой теорией о прародине индоевропейских народов. Мне посчастливилось долгие
годы работать рядом со Светланой Васильевной. В своей книге «Заднесельские оско-
ренки» я посвятил деятельности ученого специальную главу. Сегодня в память о Светлане Васильевне я предлагаю читателям вспомнить об этом выдающемся ученом,
потеря которого, действительно невосполнима для этнологии…
С. В. Жарникова
«В мои студенческие годы кафедра истории СССР Вологодского пединститута была профилирована по истории северного крестьянства. Все поголовно преподаватели были аграриями, крушили мозг студентов данными о развитии деревни. Разумеется, превозносились успехи социалистического строительства и всячески порицался самодержавный строй.
Написать, что в каком-то году до революции, что-то было хорошо – считалось идеологическим преступлением.
К делу и не к делу цитировали фразочку Ленина К северу от Вологды… идут необъятные пространства, на которых уместились бы десятки громадных культурных государств,
и на всех этих пространствах царит патриархальщина, полудикость и настоящая дикость».
Факты о том, что, несмотря на все плохое, в русских деревнях росло население, увеличивалось количество деревень и объемы обрабатываемой земли – как то во внимание не принимались. Что уж говорить о культуре северной деревни, если сам классик марксизма написал про дикость!
Не трудно представить, что среди студентов аграрные проблемы интересом пользовались только у юных карьеристов и активистов, которым необходима была положительная характеристика для последующей партийной и советской работы. О науке, понятно, никто из них не думал.
После армии, когда я позову сердца пошел работать в краеведческий музей, не смущаясь зарплатой в 112 р. 50 копеек, место молодому историку нашлось только в методическом отделена должности ответственного за общественные музеи. Туда просто никто не шел,
работа неопределенная, командировки по районам, никаких перспектив. Но именно там я впервые соприкоснулся с культурой северного крестьянства, которая в реальности оказалась совсем не такой, как ее описывали наши аграрные светила
СВ. Жарникова. Сборник статей. Выпуск До того, как эта территория стала называться Северной Фиваидой», славной своими монастырями, здесь процветали дохристианские культы, сохранившиеся и до сих пор в народных традициях и памятниках крестьянской культуры. Сейчас об этом знают многие и о русском язычестве не рассуждает только ленивый.
В х годах прошлого века в эпоху загнивающего развитого социализма это была запретная тема. Этнографы, которые изучали народную культуру, как правило, говорили о каких-то абстрактных, почти былинных сюжетах на традиционных вышивках, ткачестве и,
применительно к Заозерью-Кубенскому, даже в крестьянском кружеве. Было принято писать о боге Солнце, Матери Сырой Земле и Ветре и прочих природных ипостасях.
Но в это, же время работали и ученые, которые наполнили древние сюжеты новым содержанием, связав их с конкретной культурой.
Одним из таких людей была младший научный сотрудник Вологодского краеведческого музея, кандидат исторических наук Светлана Васильевна Жарникова. Яне ошибся,
именно так звучала должность человека, труды которого выходили в престижных академических журналах и даже научных сборниках, публиковавшихся под эгидой ЮНЕСКО.
В Вологде Светлана Васильевна имела репутацию, как минимум, странной женщины.
Дирекция музея ее всячески унижала, чего стоит сама постановка вопроса, когда единственный в учреждении кандидат наук прочно занимал нижнюю ступеньку в музейной иерархии.
Многие сотрудники из числа любимчиков директорши подсмеивались над Жарнико- вой, а она год за годом просто делала свое дело.
Посмотрев материалы моей экспедиции в Усть-Кубинский район г, той самой,
образцы кружев которой сейчас составляют гордость экспозиции профильного музея, она сказала Вы, молодой человек, даже не догадываетесь, какие важные для понимания культурной идентичности населения Севера материалы вы привезли из своей экспедиции Отчего же – ершисто возразил я, – отличные предметы XIX столетия Это дано орнаменты на этих предметах древнее сами предметов на тысячелетия Да ну, не верю?!
Светлана Васильевна при таком скепсисе сразу взрывалась и начинала рассказывать об орнаментальной традиции, уходящей корнями в неолит, мезолит и даже палеолит-древ- некаменный век, отстоящий от нас более чем на пятнадцать тысячелетий Именно от нее я впервые услышал об «индо-ариях» и их прародине, где тона Севере Европы. Тогда это было сакральное знание. Жарникова раскладывала перед собой прорисовки орнаментов из коллекции музея и начинала рассказ о древней культуре народа, давшего начало как минимум десятку больших современных народов Европы и Азии, в том числе и восточным славянам,
волею судеб спустя тысячелетия вернувшихся на родину предков – европейский Север, ставший с тех пор русским.
Она в совершенстве владела методом экстраполяции, перенося данные XIX столетия в каменный и бронзовый век. Для нее не существовало границ, ведь сакральное знание древности сохранилось фрагментарно в индийских Ведах, иранской Авесте, северо-русских диалектах и памятниках материальной культуры славянских народов. Все вместе это реконструировало картину жизни древних «индо-ариев».
Даже великую реку Ардвисуру-Анахиту вологодский исследователь нашла на Севере.
«Это наша Северная Двина, все очевидно, „Дви“ – двойная, река-рассоха, на – суффикс, обозначающий реку. Это в современном звучании, а в старину Ар – арийская,
т. е. Река людей, „дви“ – значение совпадает, сура – песня, течение поток, – увлеченно рассказывала Светлана Васильевна, – в Авесте говорится у нее заливов тысяча и притоков тысяча. Разве у нашей Двины не так Ардвисура впадает в белопенное море, а Двина
СВ. Жарникова. Сборник статей. Выпуск тоже в Белое море. Есть и еще совпадения Кстати названия рек Шексна и Кубена также индоевропейского происхождения!»
За энциклопедические знания и сложный бескомпромиссный характер в музее Жарни- кову не любили, по-моему, она таки уволилась оттуда в звании младшего научного сотрудника Последние годы Светлана Васильевна проживала в Петербурге, она была ведущим в России специалистом по своему профилю, непререкаемым авторитетом. У нее вышло несколько книг, ее публичные лекции, легко найти в интернете.
Интересно, что те, кто много лет назад подсмеивался над теориями Светланы Васильевны, теперь гордятся знакомством с ней и пытаются делиться воспоминаниями. Кое у кого хватает наглости говорить о совместной с ней научной работе. Это, конечно, неправда.
Кроме сына Алексея, других соавторов у ученого в Вологде не было.
Воистину, нет пророка в своем отечестве.
Свою первую книгу о народном костюме Кадниковского уезда я начал под большим влиянием бесед Светланы Васильевны, многое из ее работ нашло отражение в работе о Кад- никовском крестьянском кружеве – Пава и Древо. По существу не аграрии в институте,
а именно она, открыла для меня мир традиционной крестьянской культуры.
Александр Владимирович Быков 2015
СВ. Жарникова. Сборник статей. Выпуск О некоторых архаических мотивах вышивки
сольвычегодских кокошников
северодвинского типа
(по материалам Вологодского
областного краеведческого музея)
Среди многочисленных мотивов русской народной вышивки антропоморфные изображения, а точнее их архаическая группа, представляются на сегодняшний день наименее изученными. Это вполне естественно, так как ключ к разгадке смысла многих композиций данной группы, созданных где-то в глубинах минувших тысячелетий, давно утрачен.
Но несмотря на это, интерес к русской народной вышивке архаического типа, возникший еще на рубеже нынешнего века, год от года растет. Вовремя многочисленных этнографических экспедиций собираются все новые и новые материалы, все шире привлекаются коллекции краеведческих музеев, все интенсивнее идет процесс осмысления, систематизации этих материалов.
Уже на ранних этапах изучения русской народной вышивки архаического типа был отмечен как один из древнейших особенно распространенный в северной вышивке мотив женской фигуры с предстоящими (всадниками, конями, барсами, собакоголовыми существами, птицами, антропоморфными фигурами и т. д. В.С.Воронов 1 и В.А.Городцов 2 крупнейшие исследователи русского народного искусства отмечали в своих работах, увидевших свет в е годы, что изображение женской фигуры с предстоящими в русской крестьянской вышивке можно трактовать как поклонение великой богине-матери – божеству земли, вод, плодородия. В е годы появляются работы Б.А.Рыбакова 3, Л.А.Динцеса 4,
В.А.Фалеевой 5, где на обширном археологическом и этнографическом материале раскрывается генезис данного мотива. В последние два десятилетия вышел в свет целый ряд работ,
посвященных русской крестьянской вышивке и ее семантике статьи А.К.Амброза 6, БАРы- бакова 7, работы И.Я.Богуславской 8, Г.С.Масловой 9, В.М.Вишневской 10 и многих других исследователей. Но наряду с основательно разработанной темой женского персонажа с предстоящими до настоящего времени еще относительно слабо изученным оставался другой архаический мотив, значительно реже встречающийся в вышивке, а зачастую просто закрытый позднейшими наслоениями или трансформированный и стилизованный почти до неузнаваемости, – это изображение богини Рожаницы, те. женского божества, свершающего акт рождения.
В 1981 г. вышло в свет фундаментальное исследование Б. А. Рыбакова, посвященное язычеству древних славян 11, где дан глубокий анализ как причин возникновения культа небесных хозяек – Рожаниц, таки генезиса этого образа (от полуженщин-полулосих древних охотников до богинь плодородия земледельцев неолита. Культ Рожаниц показан в процессе развития и исторических трансформаций. Автор сделал также очень важный вывод о глубокой архаичности, удивительной живучести этого, одного из главных, если не главнейшего,
самого распространенного языческого культа на Руси. Как убедительное свидетельство глубины исторической памяти народа Б.А.Рыбаков привел многочисленные образцы передачи древних мифологических сюжетов в народном изобразительном творчестве, ив частности в вышивке. Он пишет Поиск фрагментов славянской мифологии… не может быть завершен без специального рассмотрения такой сокровищницы больших и малых мифологических сюжетов, как русская, преимущественно северная, вышивка. Далее говорится:
«Женская одежда и орнаментация постельных принадлежностей (подзоры) связаны боль
СВ. Жарникова. Сборник статей. Выпуск шей частью со свадебным ритуалом, насквозь пронизанным магическими заклятиями, формулами и символическими письменами узоров. Таковы подвенечные кокошники невест,
рубахи, накидки на свадебные повозки и многое другое Б. А. Рыбаков выделяет мощный пласт сюжетов русской народной вышивки, связанных с изображением Рожаниц в позе рожающей женщины. Как правило, эти изображения очень условны, зачастую превращены в трудночитаемый узорно везде для них характерно четкое вертикальное построение распластанной, стилизованной фигуры
«женщины-лягушки», «женщины-дерева», «женщины-вазона» или так называемого ромба с крючками, определенного А.К.Амброзом как древне-земледельческий символ плодородия, в основу которого, вероятно, легло также изображение Рожаницы, но трансформированное и геометризированное.
Надо сказать, что в севернорусской крестьянской вышивке есть целый ряд орнаментальных форм, которые можно рассматривать как. промежуточный этап между натуралистичным изображением акта деторождения и строго геометричной знаковой формой ромба с крючками 13. Как правило, изображения эти, помещенные на передниках, подзорах,
полотенцах, по своим габаритам камерны, перенасыщены деталями, и выделить из многочисленных завитков, крестиков, ромбов основную часть композиции – изображение Рожа- ницы – бывает предельно сложно. Тем больший интерес представляют для нас сравнительно крупные по размерам, не перегруженные деталями вышивки, украшающие головки
(«четверти») женских кокошников, особенно сольвычегодских кокошников северодвинского типа, так называемых «черевковских» повойников, где изображения Рожаниц даны наиболее цельно и даже порой натуралистично. Описание и анализ их орнаментики содержатся в статье Г.С.Масловой, где отмечено, что кокошники с орнаментом подобного типа бытовали в основном на северо-востоке Вологодской губернии и сохранились в незначительном числе до наших дней 14. Несколько таких кокошников в настоящее время хранится в фондах Вологодского областного краеведческого музея, и на мотивах их вышивок хотелось бы остановиться подробнее.
В этой группе выделяется сольвычегодский кокошник северодвинского типа с характерной для первой половины XIX в. четвертью малинового штофа и вышивкой золотыми и серебряными нитями (рис. 1). Как почти во всех северодвинских кокошниках, предназначенных для сравнительно молодых женщин, те. женщин, способных быть матерями, оче- лье его оформлено в центральной, лобной, части полосами золотого фабричного позумента,
на висках по малиновому штофу выполнена золотная вышивка по карте (картонным шаблонам, представляющая собой стилизованную ветку. Четверть кокошника вышита золотыми и серебряными нитями по карте и украшена небольшими розовато-оранжевыми бусинами. В вышивке легко читается изображение странного зооантропоморфного большеголового существа. Глаза его – две бусины подчеркнуты обводкой серебряной нитью,
рот сердцевидной. формы, почти полностью заполнен гипертрофированно большим языком.
От туловища, рассеченного в центре своеобразной пятиугольной фигурой с включенным в нее стилизованным изображением, очень похожим на характерных для деревянной резьбы и вышивки русского Севера парноголовых коньков, отходят две пары широко расставленных в стороны рук-лап. Верхняя пара их завершается трилистниками, нижняя – тремя овальными пальцами, один из которых трансформируется в тело какого-то фантастического животного,
возможно, это стилизованное изображение птицы. Между ногами, широко расставленными в стороны, помещена соединенная с этим существом тонкой золотной полосой характерная для северодвинских кокошников ступенчатая пирамидоподобная форма
СВ. Жарникова. Сборник статей. Выпуск рис Кокошник сольвычегодский северодвинского типа. Вышивка золотыми и серебряными нитями по карте. XIX в. Вологодский областной музей.
Более поздней модификацией этого сюжетного мотива представляется вышивка на другом северодвинском кокошнике, хранящемся также в фондах Вологодского областного краеведческого музея (рис. 2).
СВ. Жарникова. Сборник статей. Выпуск Рис. 2. Кокошник сольвычегодский северодвинского типа. Вышивка золотыми и серебряными нитями по карте. XIX в. Вологодский областной музей
Здесь на четверти малинового штофа представлено очень странное изображение древа, составленное из различных условных звериных и растительных форм. Венчают его в верхней части две направленные в разные стороны головки на длинных шеях, очень напоминающие змеиные ветви дерева удивительно похожи на стилизованные опущенные вниз руки-лапы. И особенно интересна нижняя часть этого своеобразного дерева две резко выгнутые и поднятые вверх ветки-лапы, на редкость похожие по очертаниям на ноги существа, вышитого на ранее описанном повойнике. Между этими ногами-ветками помещена вытянутая треугольная форма, вырастающая из тела-древа.
Более геометризированным вариантом сюжета, связанного с изображением богини
Рожаницы, думается, является орнаментальное решение четверти еще одного из рассматриваемых нами здесь северодвинских кокошников. Очелье его, как и у двух предыдущих,
в лобной части сплошь зашито фабричным позументом, полосы которого пришиты так, что легко читается изображение треугольника. На висках помещены вышитые золотой нитью по карте кресты с загнутыми концами. Четверть, выполненная из вишневой ткани, украшена также вышивкой золотой нитью по «карте».
Орнамент выполнен как бы лентой (примерно 1,0 см шириной) и складывается в очертания стилизованной, очень схематичной фигуры с головой, составленной из двух разорванных овальных форм, руками – змеящимися лентами и широко расставленными, очень условно изображенными ногами. Из этой фигуры вырастает соединенный с ней тонкой полоской крест с загнутыми концами, под которым помещены две сросшиеся образные формы их можно прочесть как мотив двух птиц-лебедей (или двух змей, нов сочетании с крестом с загнутыми концами они по очертаниям очень похожи на фигуру Рожаницы
СВ. Жарникова. Сборник статей. Выпуск с головкой-крестом, опущенными вниз руками и широко разведенными в стороны змеящимися ногами. Из этой формы также опущена вниз тонкая полоска – «пуповинка».
Возможно, приведенная выше трактовка подобных орнаментов покажется субъективной и натянутой. Но вот что пишет по поводу орнаментов черевковских повойников Г.С.Мас- лова Серединный элемент, разрастаясь, занимает центральную часть поля и превращается в древовидную фигуру с ветвями – руками в виде завитков, а лебеди, повернутые друг к другу, помещаются у подножья крупным планом или мелкими фигурками навет- вях… Розетка, ромб, ступенчатый лучистый ромб (или половина его – в виде ступенчатой пирамиды, заполняя фон, входят в состав композиции. И там же Лебеди обычно расположены по бокам центральной оси, состоящей из антропоморфной фигуры курсив мой –
С.Ж.), реже деревца, составляя трех- или пяти-частную композицию (так как центральная фигура далее иногда повторяется в несколько измененном виде. Характерной ее особенностью являются опущенные вниз или загнутые вверх (реже) завитки – руки. Нередко фигура помещается на париоголовом лебеде или животном, напоминающем конька»
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

перейти в каталог файлов


связь с админом