Главная страница
qrcode

Барская Н.А. Сюжеты и образы древнерусской живо... Сюжеты и образыдревнерусскойживописи


Скачать 14.65 Mb.
НазваниеСюжеты и образыдревнерусскойживописи
АнкорБарская Н.А. Сюжеты и образы древнерусской живо.
Дата29.03.2017
Размер14.65 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаBarskaya_N_A_Syuzhety_i_obrazy_drevnerusskoy_zhivo.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#13412
страница1 из 20
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Н. А.Барская
СЮЖЕТЫ и ОБРАЗЫ
древнерусской
живописи
МОСКВА ПРОСВЕЩЕНИЕ 1993

ББК 85.143(2)1
Б26
Рецензенты:
В. Н. Сергеев, Е. В. Суховалова
Барская НАБ Сюжеты и образы древнерусской живописи М Просвещение, 1993.—
223 сил Древнерусская живопись—одна из признанных вершин мирового искусства—в силу особенностей своей тематики, сюжетно-образного строя и художественного языка еще мало по- настоящему понятна и доступна современному зрителю, особенно молодому. В книге объемно и подробно рассказывается о ее исторических и социально-духовных корнях, связях с общественной жизнью наших предков. Анализируются тематика и образная система, эстетическое своеобразие и взаимоотношения древнерусской иконописи с культурными явлениями других эпохи стран. Автор стремится раскрыть перед читателями и посетителями музеев художественное богатство и непреходящую гуманистическую ценность этой части отечественной культуры.
ББК 85.143(2)1
© Барская НА
Предисловие
Эта книга посвящена древнерусской живописи — одной из самых высоких вершин мировой культуры, величайшему духовному достоянию нашего народа.
Огромен сейчас интерес к древнерусской живописи в нашей стране, и не менее огромны трудности ее восприятия утех, кто обращается к ней сегодня. Их испытывают практически все — и подростки, и взрослые, причем даже люди, в остальном хорошо образованные, хотя в Древней
Руси ее живопись была доступна всем. Дело в том, что ко-
Апостолы Петр и Павел.
Икона. Конец начало XV века. ГММК.
Москва. В процессе реставрации видны и верхний почерневший слой олифы, и записи,
которые были сделаны поверх первоначальной живописи, и фрагменты этой живописи,
открытые до конца

4 Сюжеты и образы древнерусской живописи ренятся эти трудности непросто в недостатке знаний у отдельного человека, причина их гораздо шире она в драматической судьбе самого древнерусского искусства,
в драмах нашей истории.
Задача книги — помочь преодолеть именно эти основные,
общие для большинства трудности в восприятии древнерусской живописи. Для этого читателю вначале нужно хотя бы в главных чертах представить драматическую судьбу древнерусского искусства — и то, что отделило нас от него, и то, что уже сделано, чтобы к нему приблизиться.
Только в этом случае тот путь к древней живописи, путь к ее постижению, который предлагает книга, будет по- настоящему понятен, сможет принести действительную пользу.
Древнерусская живопись — живопись христианской Руси играла в жизни общества очень важную и совсем иную роль, чем живопись современная, и этой ролью был определен ее характер. Неотделима от самого предназначения древнерусской живописи и достигнутая ею высота.
Русь приняла крещение от Византии и вместе с ним унаследовала представление о том, что задача живописи воплотить слово, воплотить в образы христианское вероучение. Поэтому в основе древнерусской живописи лежит великое христианское «слово».
Прежде всего это Священное Писание, Библия («Библия»
по-гречески — книги) — книги, созданные, согласно христианскому вероучению, по вдохновению Святого Духа.
Священное Писание состоит из Нового Завета, куда входят Евангелие и еще несколько произведений, написанных апостолами — учениками Христа, и Ветхого Завета*,
содержащего книги, созданные вдохновенными пророками еще в дохристианскую эпоху. Кроме Священного Писания, причислялся к христианскому слову, почитался несущим христианскую истину широкий круг произведений,
созданных в течение веков народами разных стран Ближнего Востока и Малой Азии, Греции, славянских земель и самой Древней Руси. В этот круг прежде всего входят апокрифы—древнейшие повести, посвященные тем же лицами событиям, о которых повествует Библия. Апокрифы не считались богодухновенными, но многие из них были признаны исторически достоверными, дополняющими Писание. Затем — многочисленные жития святых
(биографические повести о них. Важное место в христианском слове занимают и используемые в богослужении поэтические, гимнографические произведения, пос Иногда сам термин Библия относят только к Ветхому Завету

5 Предисловие вященные событиями лицам Священного Писания,
святым и событиям их жизни.
Воплотить слово, эту грандиозную литературу, нужно было как можно яснее — ведь это воплощение должно было приблизить человека к истине этого словак глубине того вероучения, которое он исповедовал. Искусство византийского, православного мира — всех стран, входящих в сферу культурного и вероисповедного влияния Византии разрешило эту задачу, выработав глубоко своеобразную совокупность приемов, создав невиданную ранее и никогда больше не повторившуюся художественную систему, которая позволила необычайно полно и ясно воплотить христианское слово в живописный образ.
«Образ» по-гречески — икона. И уже с глубокой древности слово икона стало употребляться и употребляется до сих пор как прямое название для получивших широкое распространение в живописи византийского мира отдельных самостоятельных изображений, как правило, написанных на доске. Нов широком смысле иконой, т.е.
образом, воплотившим слово, является все созданное этой живописью и изображения, неотделимые от самих зданий храмов, мозаики, выложенные на их стенах из кубиков драгоценного стекла, фрески, написанные по покрывающей эти стены штукатурке, и миниатюры, украшающие страницы рукописных книг. Стремясь подчеркнуть предназначение и характер живописи византийского православного мира, зачастую к ней целиком, а не только собственно к иконам относят термин «иконопись».
В течение долгих веков живопись византийского, православного мира, в том числе и живопись древнерусская,
несла людям, необычайно ярко и полно воплощая их в образы, духовные истины христианства. И именно в глубоком раскрытии этих истин обретала живопись византийского мира, в том числе и живопись Древней Руси, созданные ею фрески, мозаики, миниатюры, иконы, необычайную, невиданную, неповторимую красоту.
Но со временем и искусство всего византийского мира,
и искусство Древней Руси постигло забвение. Пала под ударами турок-завоевателей сама Византийская империя,
оказались завоеванными мусульманами некогда христианские страны Малой Азии и многие славянские государства. В этих бедах, пережив татаро-монгольское нашествие, по существу выстояла одна Русь. После падения
Византии она была подлинным центром православной Этому смыслу отвечает и существующее параллельно собственно русское название икон — образа

6 Сюжеты и образы древнерусской живописи культуры. Забвение, разорение постигли древнерусскую культуру и искусство не в результате покорения иноземцами, а в момент высочайшего подъема русской государственности при Петре I. Реформы Петра, повернувшие
Россию на Запад, отринули культурное наследие Древней
Руси; живопись самобытная, имеющая свои истоки в византийской традиции, заменялась живописью западноевропейского типа.
Живопись Западной Европы исходно росла из тех же христианских корней, по-своему важно было для нее и христианское слово. Но развитие этой живописи пошло по иному пути. Она выработала не только иные, несвязанные с церковной традицией жанры и виды (портрет, натюрморт, пейзаж, но, начиная с эпохи Возрождения, и сюжеты Священного Писания передавала совершенно иным способом, чем живопись византийского круга. Западноевропейская живопись не созидала священный образа стремилась изобразить тех, кто описан в Библии и Евангелии, как обычных людей, а события, о которых там рассказывается как любые другие обычные события человеческой жизни. В приближении к повседневной реальности видело западноевропейское искусство единственный путь к подлинной правде, ив передаче этой реальности его мастера достигли огромных успехов, выработали для этого особые художественные принципы.
Русская живопись после петровских реформ, в том числе живопись церковная, строится на этих новых, западноевропейских принципах. И хотя чисто религиозное уважение к древним иконам сохранялось в европеизированном,
просвещенном русском обществе, носами отличия живописи древнерусской от европейской воспринимались им лишь как доказательства русской отсталости и варварства. Постепенно сама эта живопись, как и вся допетровская старина, предавалась забвению. Древняя, восходящая к Византии художественная система в сильно упрощенном виде сохранялась, лишь в крестьянском иконописании, центрами которого были несколько «иконописных»
сел — Палех, Мстёра и Холуй. Приверженность к древней иконе, как и ко всему допетровскому строю жизни,
в известной степени продолжала существовать только в народной — крестьянской и отчасти купеческой среде.
Но, к счастью, это забвение древних национальных корней не было в России окончательным. Через сто лет после петровских реформ к ним обратилась новая, созданная как разв результате реформ русская культура, русская интеллигенция. Растущее значение России, ее победа над
Наполеоном в Отечественной войне 1812 г. послужили

7 Предисловие мощным толчком для развития национального самосознания. У просвещенных людей, у историков, писателей,
поэтов возник интерес к прошлому страны, к ее истории.
И уже второе десятилетие XIX века было ознаменовано появлением Истории государства Российского»
Н. М. Карамзина — труда, в котором, по словам АС. Пушкина, древняя Россия, казалось, была найдена, как
Америка — Коломбом». Это была книга, открывшая русскую историю самым широким кругам образованного общества. Вместе с открытием древней России родился и интерес к ее культуре, положено было начало ее изучению через обращение к фольклору, к народной жизни,
где многие черты этой культуры, допетровская старина еще продолжали жить. При свете европейского просвещения нам нужно хорошенько рассмотреть самих себя писал Н.В. Гоголь. И рассматривая себя, русские люди находили в своем историческом прошлом такие сокровища, которых не знало европейское Просвеще- ние.
В начале XIX века было открыто и обрело известность величайшее произведение древнерусской литературы Слово о полку Игореве». Вслед затем в течение всего столетия разыскиваются учеными другие литературные произведения на страницах древних рукописей. Ученые,
поэты, писатели собирают и записывают хранящиеся в живой устной народной традиции памятники древнего литературного творчества — былины, сказки, песни. И со времен Пушкина древнерусская литература, древнее литературное творчество народа становятся источником вдохновения для русских писателей, живым ключом, питающим новую, европейскую русскую литературу.
Одновременно с древней литературой открываются и национальные истоки в музыке, начинается собирание и запись народных песен, развивается интерес к древним церковным песнопениям. И русские композиторы от
М. И. Глинки до СВ. Рахманинова неуклонно обращаются к этим истокам, каждый по-своему обогащает ими свое творчество.
Интерес к древнерусской культуре вызвал обращение и к ее живописи. Уже в Истории государства Российского НМ. Карамзин упоминает о древнерусских художниках, приводит почерпнутые из летописи сведения об их произведениях. Эти сведения привлекают внимание, становятся предметом изучения и для более молодых историков, но настоящее приобщение к древнерусской живописи, открытие ее подлинных сокровищ произошло много позже, чем это случилось со словесностью и музыкой

8 Сюжеты и образы древнерусской живописи
Дело в том, что люди XIX столетия древнерусской живописи по-настоящему просто не видели. Потемнели, покрылись пылью и копотью уцелевшие в древних храмах фрески и мозаики, ив буквальном смысле стали невидимы иконы — главная, самая многочисленная часть древнерусского наследия. Ведь фресками и Б особенности мозаиками в древности украшали далеко не каждую церковь, а иконы были обязательно не только в каждом храме, но ив каждом доме. Причина этой невидимости икон — в той особой живописной технике, в которой они создавались. Доска, на которой должна быть написана икона, покрывалась загрунтованной тканью паволокой, и само изображение наносилось на паволоку темперой, те. минеральными красками. А сверху изображение покрывалось прозрачной олифой. Олифа хорошо проявляет цвет и, что еще важнее, прекрасно предохраняет живопись от повреждений. Но при этом олифа обладает свойством со временем темнеть, и залет она темнела настолько, что почти совсем скрывала находящуюся под ней живопись. В древности на
Руси знали и применяли способы удаления потемневшей олифы, те. способы расчистки древней живописи. Но способы эти были достаточно трудоемки, и со временем иконы стали не расчищаться, а «поновляться», те. поверх потемневшей олифы писалось новое изображение. Зачастую на древних иконах делалось в течение веков несколько таких поновлений — первоначальная живопись в таком случае закрывалась несколькими слоями записей,
верхний из которых также был покрыт олифой. Вначале века, к тому моменту, когда возник интерес к допетровской культуре, потемнели уже и произведения века. На всех древних иконных досках представали лишь силуэты, контуры изображений, проступающие сквозь потемневшую, почерневшую олифу. Иконная чернота стала восприниматься как исходное свойство самой древней живописи.
Среди образованных людей находились немногие, особо чуткие к искусству люди, сумевшие ощутить ив этой почерневшей живописи таящуюся в ней художественную силу. В наших древних храмах есть лики, и удивительные лики утверждал водном из писем друзьям Н. В. Гоголь. В 1840 г. историк Н.Д. Иванчин-Писарев, посетивший Троице-Сергиеву лавру, сумел увидеть в хранящейся там сильно потемневшей Троице Андрея Рублева ценнейший памятник искусств. Но таких отзывов были буквально единицы. Большинство признавало за древней живописью лишь историческое, археологическое значе-

9 Предисловие ние. Древние иконы собирали только немногочисленные любители древностей вместе с другими старинными предметами. До середины XIX века общим оставалось представление, что художества водворены у нас в отечестве Петром Только во второй половине столетия такое представление было поколеблено. В этом важную роль сыграла русская историческая наука, достигшая к этому времени больших успехов. Особенно значительны были успехи, сделанные ею в изучении древней словесности, древней литературы.
Во многом именно благодаря этому ученые того времени обратили внимание на древнюю иконопись, теснейшим образом связанную со словом, с литературой, и сумели оценить даже в слабо проступающих сквозь потемневшую олифу композициях древних икон их точное и глубокое соответствие литературному источнику, верность избранному сюжету. Хотя бы отчасти, но приоткрывала наука ту полноту, с которой воплощала древняя живопись священное слово. При этом, естественно, складывалось новое воззрение на иконопись, которое русские ученые умели донести до широких кругов образованного общества. Прекрасно выразил это воззрение в своем труде
«Общее понятие о русской иконописи знаменитый ученый ФИ. Буслаев. Он уже безусловно признает иконопись искусством и хотя считает это искусство неразвитым в отношении технических средств, но утверждает,
что оно отважно стремилось к выражению великих целей, являлось прямым выражением неистощимого богатства идей».
Признание за древней живописью художественного значения, рост интереса к ней вызвали обращение широких кругов образованных людей — ученых, литераторов, любителей искусств — к той народной среде, где эта живопись, как и вся допетровская старина, еще продолжала жить. Итак же, как в случаях с древней словесностью и музыкой, это обращение было очень плодотворным.
Для иконописи такой средой прежде всего была среда старообрядческая, среда раскольников, те. крестьян и купцов, предки которых в середине XVII века откололись от православной Церкви, не приняв некоторых предпринятых ею в то время нововведений. Старообрядцы берегли древнюю икону, как свободную от этих нововведений, неиспорченную ими, высоко ее чтили и сохранили своеобразное понимание ее красоты. Общение со старообрядцами давало поэтому возможность познакомиться с большим числом принадлежащих им, собранных ими икон,
что уже само по себе было важно, так как расширяло

1 0 Сюжеты и образы древнерусской живописи представления о древней иконописи. Но что еще важнее у старообрядцев учились ценить ту тонкость древнего письма, которую они сами ценили в собранных ими иконах. Учились у них видеть и сквозь потемневшую олифу виртуозную точность рисунка, стройную ясность композиций.
Общаясь со старообрядцами, интересующиеся иконой люди из образованных слоев непросто подкрепляли теоретическое представление о том, что икона является художеством, но обретали живую, теплую любовь к этому художеству, увлекались им. И, движимые этой любовью,
этим увлечением, они сами начинают вслед за старообрядцами разыскивать, собирать, коллекционировать древние иконы. На исходе XIX века в России складываются многочисленные коллекции самые знаменитые из них—коллекции А. В. Морозова, И. С. Остроухова в Москве, в которых иконы были собраны уже не как памятники старины, а как произведения искусства. В конце жизни начинает собирать иконы и знаменитый П. М. Третьяков. И,
подтверждая художественное значение собранной им иконной коллекции, он завещает ее своей картинной
(Третьяковской) галерее.
Общаясь со старообрядцами, собирая иконы, владельцы коллекций обретали не только любовь к иконописи, но и достаточно точные представления об иконной технике.
В том числе представление о том, что иконная чернота не исконное свойство древней живописи, а результат потемнения олифы. Естественно, что и у владельцев иконных собраний, и у людей, близких к ним, возникло желание увидеть то, что находится под почерневшей олифой, увидеть собранную ими древнюю живопись в настоящем виде. Ив начале нового, XX века были предприняты расчистки икон.
Инициатором этих расчисток главным образом являлся
И. С. Остроухое, бывший к тому времени не только владельцем собственного иконного собрания, но и попечителем Третьяковской галереи. Благодаря его знаниям, опыту нашлись и исполнители для этой работы. К ней были привлечены мастера-иконописцы, уроженцы древних иконописных сел. Хорошо зная технологию иконы,
вспомнив дедовские приемы, они справились с поставленной передними задачей, убрали с поверхности данных им икон и потемневшую олифу, и поздние записи открыли первоначальную древнюю живопись.
И с этого момента началось настоящее открытие древнерусской иконописи. В результате расчисток, или реставрации, как мы теперь говорим, иконы представали как

11 Предисловие открытые археологами города Помпеи и Геркуланум из- под пепла Везувия так ново, неожиданно было то, что открывалось на них даже для тех, кто знали любил древнюю живопись. В прах разлетелся миф о черных иконах. Освобожденные от потемневшей олифы, они являлись в ослепительном, недоступном современной живописи сиянии красок. Неизмеримо более совершенными, чем виделись сквозь потемневшую олифу, оказались и рисунок, и композиция загадочно прекрасны были открывающиеся на иконах образы.
Вслед за первыми расчистками последовало множество других ив частных собраниях, ив музеях, где иконы собирались прежде только как памятники старины, ив храмах, где, кроме того, начали расчищать и раскрывать древние фрески. Целый неведомый художественный мир открывался в России впервые десятилетия XX века. И тот путь, который прошла к этому времени русская культура,
помог сделать и первые шаги к постижению этого мира.
Накопленные ею широкие представления о своей древности в соединении со знаниями не только европейской, но и мировой культуры позволили оценить этот мир, оценить необычную живопись, построенную по непривычным законам византийской художественной системы. Она теперь непросто без оговорок была признана искусством,
но, как писал в 1914 г. известный исследователь живописи П. Муратов, икона теперь поставлена вряд вечных и мировых художественных ценностей. Таинственная, загадочная красота иконы восхищала и увлекала, ее художественный язык, столь отличный от языка европейского искусства, становится предметом изучения и исследования. Уже в 1917 г. выходит талантливая книга А. Грищен- ко, которая таки называется Русская икона как искусство живописи».
Но вместе с увлечением красотой иконы вызревало представление и об особом источнике ее красоты. В линиях и красках иконы мы имеем красоту преимущественно смысловую писал в 1916 г. философ Е.Трубецкой.
В своей ставшей знаменитой работе Умозрение в красках он глубоко развил эту мысль, утверждая, что древнерусские мастера не в словах, а в красках и образах»
размышляли о смысле жизни, несли ответы нате извечные вопросы бытия, о которых мучительно и напряженно размышляет и человек современный.
Открытие древнерусской живописи вначале века, признание ее художественного значения возрождало и понимание ее подлинного духовного смысла. Нона дальнейших судьбах и самого древнерусского искусства, и его по

1 2 Сюжеты и образы древнерусской живописи стижения сказались великие и грозные исторические события начала XX века, свершавшиеся в стране, преобразования в результате Октябрьских событий 1917 года. Признание атеизма в качестве государственного мировоззрения привело к гонению на христианское слово, к почти полному изъятию его из народного обихода, надолго сделало невозможным изучение духовного смысла древней иконописи. Оно грозило гибелью и самим произведениям древнерусского искусства. Были закрыты тысячи храмов, многое из принадлежащего им, в том числе и древние иконы, было уничтожено.
Однако признание иконописи искусством, составной частью культуры сыграло свою положительную роль для икон открыли свои двери музеи, и под их крышей на долгие годы обрели они дом и пристанище. В музеи поступали и древние иконы, собранные коллекционерами, и иконы из закрываемых храмов. В музейных залах выставлялись они редко и мало, но среди музейных сотрудников были подлинные подвижники, отдавшие ум и душу делу сохранения, а затем и изучению икон, сумевшие наладить их реставрацию. Подспудно, но неуклонно продолжали они дело открытия иконы».
С послевоенных лет, когда начал возрождаться интерес к национальной культуре, икона как явление этой культуры начала возвращаться ив музейные экспозиции сначала очень робко, а в е годы уже достаточно широко и открыто. А происходящие сейчас в нашем обществе процессы привели уже к тому, что древняя икона возвращается ив храмы.
Совершившееся вначале века открытие иконописи почти совпало повремени с первой мировой войной. Философ Е. Трубецкой, может быть, глубже всех оценивший смысл этого события, считал, что среди этих мук открытие иконы явилось вовремя. Он провидел, что ужасы войны возможно. только первое проявление грозового периода всемирной истории, который явит миру ужасы доселе невиданные. И утверждал, что важно и знаменательно то, что именно в преддверии этого периода немая в течение веков икона заговорила снами тем самым языком, каким говорила она с нашими предками».
Этот зазвучавший вначале столетия, а затем тщательно заглушаемый язык очень важно расслышать и нам сей- час.
Но народ, все мы, к кому вернулась древняя икона, оказались теперь в двойной изоляции от своей расчищенной,
сохраненной, сияющей красками живописи. Если людям начала XX века был нов художественный мир иконы, то

13 Предисловие лежащее в ее основе слово, Евангелие, Библия, вся христианская традиция были им хорошо известны. Мы, также как и они, воспитаны, привыкли с детства к европейской живописи (потому что европейской по типу является и русская живопись XVIII—XIX веков, и нам тоже труден и непривычен художественный язык иконописи. Но, кроме того, нам — нам в широком смысле слова (есть семьи,
где в самые трудные годы дело обстояло иначе) — плохо известно Священное Писание, неведомы жития святых,
церковные песнопения, закрыто то слово, которое лежит в основе древнерусской живописи. Начавшееся возвращение к нему идет трудно и медленно.
И вот в музейных залах, при разглядывании книги по искусству, на экскурсиях в древних городах и даже в храмах взрослые и дети задают одни и те же вопросы Кто изображен Что изображено, а потом — Почему так изображено. Вопросы эти, кажущиеся на первый взгляд простыми и наивными, которые взрослые и даже дети часто задают, стесняясь, как мы видим, чрезвычайно важные и нужные. Без ответа на них невозможно самое первое приближение к древнерусской живописи, невозможно приобщение к тому открытию иконы после столетий забвения, которое принес наш век. Эти вопросы продиктованы самой древнерусской живописью, ведут к стоящему за ней слову, к тем способам, которыми оно воплощено,
к присущему этой живописи единству смысла и красоты,
которое составляет ее суть.
Вот на эти простые и вместе стем важные вопросы попытается дать ответ эта книга, которая называется Сюжеты и образы древнерусской живописи. Она рассказывает об основных, важнейших образах древнерусской живописи и, отвечая на вопросы Кто изображен Что изображено, включает в себя пересказ всех тех сюжетов, почерпнутых из христианского слова, из Священного Писания,
апокрифов, житий, духовной поэзии, которые лежат в основе именно этих образов. А помогая понять, почему так изображено, книга повествует о том, как каждый конкретный сюжет воплощался в живописи, как созидались его образы древнерусскими художниками разного времени в разных видах живописи, но главным образом — в иконах, составляющих основную часть древнерусского живописного наследия.
Ответы, которые дает книга, не будут и не могут быть исчерпывающими ведь в книге охватываются лишь самые основные образы древнерусской живописи. Но дело не только в этом. Пересказ сюжетов нив коей мере не претендует на то, чтобы подменить собой Библию и древне-

14 Сюжеты и образы древнерусской живописи русскую литературу. Чтение Библии, знакомство с древнерусской литературой является необходимым условием подлинного понимания древнерусской живописи.
И все сказанное в книге о том, как изображено, объяснение художественного строя иконы не должно подменить собственного восприятия. Книга дает некую основу для этого восприятия, а вникать, опираясь на нее, в древнюю живопись, вникать, увлекаясь, радуясь и волнуясь,
читатель станет сами только тогда автор будет считать свою задачу выполненной. Только тогда древняя живопись перестанет быть лучше или хуже понятым музейным экспонатом, сможет по-настоящему войти в вашу жизнь,
так, как входила она в жизнь наших далеких предков:
украшая ее высокой красотой, помогая постигнуть истины христианства. Древнерусское искусство обращено к человеку, и только в ответном духовном труде человека возможно его постижение.
Книгу эту лучше читать подряд, изложенное в ней подчинено достаточно строгой логике. Но можно пользоваться ею и как своего рода справочником. Если вас интересует какой-либо определенный сюжет и сложившиеся на его основе образы или вы хотите что-то вспомнить о них, можно обратиться прямо к посвященной этим образам главе.
Для того чтобы при этом не вызывали затруднения термины и непонятные слова, объясненные в других главах,
к книге прилагается словарь
Образы Спаса
Главный, центральный образ всего древнерусского искусства — образ
Иисуса Христа, Спаса, как его называли на Руси. Спаситель (Спас)—это слово абсолютно точно выражает представление о нем христианской религии. Она учит, что Иисус Христос Человек и одновременно Боги Сын Божий, принесший спасение человеческому роду.
Основой этих представлений является Евангелие. (Само слово евангелие означает благая весть) Составляющие его четыре книги, написанные апостолами, учениками Иисуса Христа, несут благую весть оса- мой личности Спасителя, о принесенном им в мир спасении. Спасом называлось и любое изображение Иисуса Христа в древнерусском искусстве и это не было простое перенесение на него имени изображенного.
Спасителем мира предстает Иисус
Христос на фресках и иконах, в мозаиках и миниатюрах, те. глубоко понятая суть евангельского предания лежит в основе его образов, созданных вовсе времена существования древнерусского искусства.
Чтобы приблизиться к пониманию этой сути, а тем самым к настоящему восприятию этих образов, надо представить евангельский рассказ хотя бы до некоторой степени полно. Он очень краток, но удивительно емок и во многом таинствен, заключенный в нем смысл выступает постепенно,
предстает в закономерном соединении эпизодов, деталей, подробно- стей.
Спас Нерукотворный.
Икона. XII век. ГТГ. Москва

7 Образы Спаса
Евангелие точно называет время и месторождения Иисуса Христа Вифлеем Иудейский во дни Ирода царя. Оно повествует, что событие это было предсказано людям древними пророками, а Деве Марии, будущей Матери Христа, архангел Гавриил заранее приносит благую весть»
о том, что в ней воплотится, от нее чудесно родится Сын, который будет велик, наречется Сыном
Всевышнего». Таинственные знамения сопровождают и само это рождение.
Но, согласно евангельскому рассказу, событие это проходит незамеченным для большинства современных ему людей, скрытым до поры остается его высокий смысл. Иисус растет и воспитывается как обычный ребенок в той семье,
где жила Мария, в бедной семье ее «обручника»,
опекуна Иосифа, который по профессии был плотником.
Лишь однажды необычное проявляется вот- роке Иисусе Христе Мария и Иосиф идут с ним на праздник в Иерусалим и здесь теряют его и находят лишь через трое суток в Иерусалимском храме, где он беседует со старцами и все окружающие дивятся ответам Его и разуму Его. На упреки матери Иисус ответил Зачем вам было искать меня или вы не знали, что мне должно быть в том, что принадлежит Отцу моему. Но,
как говорит Евангелие, слова его небыли по- няты.
Но тридцати лет отроду Иисус Христос уходит в пустыню Иудейскую, где в это время проповедовал человек по имени Иоанн, прозванный
Крестителем. Иоанн призывал людей к покаянию и тех, кто принял его проповедь, крестил вводах реки Иордан.
О крещении просит его и Иисус Христос, но обладающий пророческим даром Креститель говорит Мне надобно креститься от Тебя, а не Тебе от Меня. Но Иисус Христос настаивает на крещении, и когда совершается обряд, Иоанн видит сходящего на Иисуса Христа Духа Божия в виде голубя, и из разверзшихся небес раздается голос Се есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение».
Еще сорок дней после этого Иисус Христос остается в пустыне и, преодолев искушения, на- сылаемые на него дьяволом, покидает ее. С этого момента начинается проповедь Иисуса Христа:
странствуя по своей стране, по ее провинциям
Иудее и Галилее, проповедует он принесенное им в мир учение, которое должно спасти людей от сил зла, дать им возможность обрести жизнь веч- ную.
Он утверждал, что спасение это доступно каждому, независимо от состояния, звания, богатства, даже от ума и учености. Учил, что путь к этому спасению — в верности исконным нравственным началам, в твердости веры, в духовном труде, в котором может обрести человек пресекающую зло любовь к ближнему как к самому себе. Призывал научиться самой простой и самой трудной истине — не желать и не делать другим того, чего не хочешь себе.
Это учение, обращенное ко всем без изъятия,
исполненное мыслей о подлинном человеческом братстве, о тщете земного богатства и могущества, о пустоте гордыни, привлекало к Иисусу
Христу учеников, обращало к нему человеческие сердца.
В своих странствиях Иисус Христос чудесным образом помогал людям, исцеляли воскрешал их. Уча и проповедуя, он говорил, что видевшие Его видят и пославшего Его Отца. Ив нем начинали некоторые признавать пророка,
ожидаемого издревле Спасителя.
Но подлинная истина о Иисусе Христе оставалась скрытой для большинства. Ее лишь однажды постиг и высказал его любимый ученик
Петр. На вопрос Учителя А вы за кого почитаете меня — Петр ответил ему Ты Боги Сын
Бога живого».
Однако учение и поступки Иисуса Христа одновременно не только привлекали к нему людей,
но и вызывали ярость и ненависть. И утех, кто мечтал вовсе не о всеобщем братстве, а лишь о восстановлении политического могущества покоренной римлянами Иудеи и у фарисеев, членов влиятельной религиозной секты, давно заменивших стремление к добру формальным исполнением обрядов и у властей, боявшихся, что успех этой проповеди в народе может поссорить их с Римом. Поэтому, подкупив Иуду, предателя- ученика, иерусалимские первосвященники сего помощью арестовали Иисуса Христа

8 Сюжеты и образы древнерусской живописи
По ложному обвинению в том, что Иисус
Христос провозглашает себя царем Иудейскими стремится разрушить Иерусалимский храм, его приговаривает к смерти иудейский суд—
синедрион. Но приговор в покоренной стране был недействителен без утверждения его римской властью. Этот приговори мучительную, позорную казнь распятием утверждает после долгих колебаний наместник Рима в Иудее прокуратор Понтий Пилат. И приговор этот приводится в исполнение.
Но Иисус Христос непросто претерпевает казнь за свое учение, несущее спасение людям.
Твердо звучит в Евангелии мысль, что эта казнь и все ей предшествующее свершается не только по воле гонителей Иисуса Христа. Что события эти, предсказанные древними пророками, были заранее ведомы ему. И, зная о грядущей муке,
Иисус Христос не только не стремится уклониться от нее, но идет ей навстречу, так как ведом ему и ее великий смысл пролитая им кровь, его добровольная жертва искупит грехи человечества, только она утвердит тот новый, ведущий к спасению завет, который он принес людям.
Чтобы свершилось предсказанное, возвращается он из своих странствий по стране в Иерусалим. В страстной молитве в ночь накануне ареста молит он Отца, если возможно, отвести «чашу»
грядущих страданий, но если она неизбежна,
твердо приемлет ее. Когда приходят за ним воины, он, могущий вызвать на свою защиту легионы ангелов, безропотно отдается в руки стражи.
Великой в своей добровольности жертвой ради людей предстают поэтому все муки и страдания, которые перенес Иисус Христос, принятая им смерть в казни распятием.
События грозные и таинственные сопровождают эту позорную, мучительную казнь. А через три дня, как гласит Евангелие, Иисус Христос воскресает ученики его пустым обретают гроб, куда был положен распятый. Жертва во имя людей, высшее воплощение той любви к ближнему, которой он учил, побеждает самое смерть.
Воскресший Иисус Христос несколько раз является своим ученикам. Он открывает им, что обладает всей полнотой власти на земле и на небе, посылает учеников проповедовать по всему миру Евангелие, неся спасение людям, и возносится на небо. Второй раз он придет на землю во всей своей славе в последние дни мира, чтобы судить человечество последним окончательным судом.
Древнее и глубокое истолкование
Евангелия, которое Русь унаследовала из Византии, понимало заключенный в нем рассказ об Иисусе Христе как рассказ о великом, непостижимом Боге,
«вочеловечившемся» во имя людей. Соединив со своей божественной природой всю полноту природы человеческой, он несет людям свой «завет»,
свою проповедь и, испытав присущие этой природе страдание, унижение,
смерть, искупает человеческие грехи.
И в Византии, ив Древней Руси огромное значение придавалось поэтому изображению Иисуса Христа сама возможность изобразить его, представить
«по плоти была подтверждением этого свершившегося ради людей радостного воплощения.
Но, чтобы быть подлинными свидетельствами этого воплощения, чтобы создать образ того Иисуса Христа, который предстает в Евангелии, эти изображения должны были отвечать двум требованиям, которым они всегда и отвечали в искусстве Византии и Древней
Руси: передавать со всей возможной точностью реальный облик человека
Иисуса, о земной жизни которого повествует евангельский рассказ, и одновременно раскрывать в его облике то таинственное, божественное начало, на присутствие которого этот рассказ также постоянно указывает.
Само Евангелие никаких сведений о внешности Иисуса Христа не содержит. Предание считает, что источником представлений о ней послужили его прижизненные изображения. Действи-

1 9 Образы Спаса тельно, есть исторические свидетельства, что впервые века новой эры в Палестине и Сирии существовали изображения, почитавшиеся прижизненными,
портретными образами Иисуса Христа. Так, например, в городе Панеаде показывали его статую, по легенде, воздвигнутую исцеленной им женщиной
(«кровоточивой женой из Евангелия).
В городе Эдессе находился образ, созданный, как считалось, не только при жизни, но и по воле Иисуса Христа,—
так называемый Спас Нерукотворный Вполне вероятно поэтому, что к этим не дошедшим до нас образам восходит тот облик Спаса, который мы неизменно видим в древнерусском искусстве характерный облик зрелого мужа с длинными волосами и небольшой бородой, который всегда безошибочно узнается людьми. Такими чертами наделен Иисус Христос уже на рельефах и фресках IV века как исторически достоверные их бережно хранило искусство всего византийского мира, их унаследовала, сберегла живопись Древней Руси.
К византийской, глубочайшей древности восходят и те обязательные знаки, которыми обозначается высокая,
таинственная и божественная суть Спаса в этой живописи. Традиционно расположены на любом его изображении по обеим сторонам от головы буквы обозначение словом его личности, сокращенное обозначение его имени Иисус Христос (Христос по- гречески помазанник, посланник Божий. Также традиционно окружает голову Спаса нимб — круг, чаще всего золотой символическое изображение исходящего от него света, света вечного, потому и обретающего круглую,
безначальную форму. Нимб этот в память о принесенной им за людей крест- нои жертве всегда расчерчен крестом,
и на его перекрестии располагаются греческие буквы , означающие
«вечно сущий, утверждающие предвечное существование принесшего эту жертву.
И тогда же, в древности, в византийском искусстве сложились чисто художественные, живописные приемы, позволяющие раскрыть одухотворяющее,
божественное начало в самих чертах,
в самом реальном облике Иисуса Христа, представить «преображенной»
этим началом его человеческую плоть.
Эти приемы на протяжении всей своей истории развивало само византийское искусство, замечательно развили их и художники Древней Руси. Это позволило раскрывать в образах Спаса разные грани его личности, создать почти бесконечное разнообразие этих об- разов.
Но стремление к разнообразию никогда не было самоцелью древнерусских художников. Наоборот, считая свою задачу чрезвычайно важной и серьезной, они стремились как можно полнее сохранить все то, что было сделано их предшественниками. Древние,
прославленные изображения Спаса повторялись, как правило, художниками многих последующих поколений.
В этих случаях никогда не возникали копии, так как воспроизводились лишь главные, характерные черты избранного образца, но именно опираясь на эти черты, добавляя к ним свое, новое, мастера создавали свои произведения. Таким образом складывались как бы отдельные, связанные общими чертами,
общим смыслом типы, или «изводы»
(как говорили на Руси, изображений
Спаса, куда входили произведения, созданные в разное время и разными ху- дожниками.
Нерукотворный Образ, или иначе
Спас Нерукотворный важнейший

20 Сюжеты и образы древнерусской живописи образец, которому следовали мастера вовсе времена, пока существовало древнерусское искусство, икона, созданная, по преданию, не только при жизни, но и по воле самого Иисуса
Христа.
Легенда о Нерукотворном Образе гласит,
что в малоазийском городе Эдессе вовремя земной жизни Иисуса Христа правил царь по имени
Авгарь, который был болен проказой. До него дошли слухи, что в Иудее исцеляет и учит замечательный проповедник по имени Иисус. Авгарь отправил к нему своего приближенного Ананию с поручением пригласить Иисуса в Эдессу, а если он откажется прийти, написать и привезти с собой его портрет Анания был искусным художником. Иисус Христос отказался идти в Эдессу,
«ибо в Иудее должно свершиться предначертанное. Не получился и портрету Анании: словно некий свет, идущий от Иисуса Христа, мешал художнику уловить его черты. Тогда Иисус
Христос попросил чистый плат (по- древнерусски— «убрус») и, умыв лицо, отер его этим платом, на котором чудесно отпечатался его лик. Так возник Нерукотворный Образ».
Плат с Нерукотворным Образом Анания привез Авгарю, и царь исцелился. Он приказал набить платна доску негниющу» и поместить его в нише над вратами города, убрав оттуда языческого идола. Через некоторое время Авгарь и его подданные приняли христианство. Но один из потомков Авгаря возвращается к язычеству и хочет уничтожить Нерукотворный Образ. Итог- да, чтобы спасти изображение, епископ закладывает кирпичом нишу с укрепленным на доску
«платом Авгаря». Открытый через столетия, как гласит легенда, плат оказался неповрежденными спас Эдессу от напавших на нее персов.
Легенда о Нерукотворном Образе утверждала не только то, что это изображение было создано по воле самого
Иисуса Христа, но и то, что оно было создано им в помощь страждущему человеку. И эти свойства помощи и защиты связывались на Русине только стем изображением, которое почиталось как подлинный Нерукотворный Образ (дог. оно хранилось в Константинополе и исчезло оттуда после разгрома города крестоносцами, но и сего повторениями, поэтому «Нерукотворный
Образ», Спас Нерукотворный часто на Руси помещали над вратами крепостей, на воинских стягах.
Многочисленны были и иконы, воспроизводящие Нерукотворный Образ.
Древнейшая из сохранившихся Спас Нерукотворный, созданный в Новгороде в XII веке и принадлежащий сейчас Государственной Третья- ковской галерее.
На прямоугольной иконе, в центре ее, как и на натянутом на доску «плате
Авгаря»,— только большеглазый лик с длинными прядями волос и небольшой чуть раздвоенной бородой всегда узнаваемый в иконописи лик
Спаса. Традиционные буквенные обозначения имени Иисуса Христа в углах иконы утратились, не сохранились и греческие буквы на перекрестии нимба, обозначающие вечную сущность».
Но золотом — знаком вечного света,
как и много веков назад, сияет нимб.
И преображен божественным началом узнаваемый облик Иисуса Христа, его человеческая плоть. Мощная линия с предельной ясностью, словно на века высекая их, вычерчивает благородные черты лика, высокие дуги бровей, тонкий нос, широко распахнутые удлиненные глаза. Отстраняясь оттого, что развертывается перед иконой, отрешаясь от всего внешнего, темные зрачки этих глаз чуть сдвинуты в сторону самоуглубленного покоя, в котором постигается недоступное, исполнен взгляд
Спаса. Сияюща, непроницаема сама поверхность лика, написанного теплым розовато-желтым тоном, абсолютно слитными мазками, как говорили в старину, «плавями». Подтверждая особую природу этого лика, золотом по тем

21 Образы Спаса ной основе прочерчены обрамляющие его волосы, золото сверкает даже в очень живой, характерной, лежащей на лбу короткой прядке.
Человеческое и недоступное, как ив евангельском предании о Спасе, соединено в его лике на этом древнейшем русском Нерукотворном Образе».
Безусловно в нем и одновременно абсолютно непостижимо то чудесное начало, дающее человеку помощь и защиту,
о котором повествует предание о «первоиконе».
Два столетия отделяют эту икону от Спаса Нерукотворного конца начала века, принадлежащего сейчас Центральному музею имени Андрея Рубле- ва. Плат Авгаря»
изображен здесь не натянутым на доску, а собранным в мягкие складки и отороченным тонкой каймой. Но он также занимает всю плоскость доски, ив центре его — Спасов лик,
окруженный крестчатым нимбом. Черты его, вплоть до чуть раздвоенной на конце бороды, также очень близки клику, изображенному на новгородской иконе XII века, но вызывают они иной строй мыслей и чувств. Высокая, недоступная сила, которой наделен и здесь лик Иисуса Христа, не облекает его не-
Спас Нерукотворный Икона.

Конец начало XV века. ЦМИАР. Москва.
(Фрагмент.)
постижимым покоем, а исходит из него, обращена, приближена к человеку,
и в этом приближении есть нечто грозное. С иконной доски словно надвигается на человека огромный нерукотворный лик. Его сложный разворот не отражение реального ракурса — лик как бы с обеих сторон повернут к зрителю, с особой силой обращен к нему. Как идущий от лика тревожный, трепетный света не как его внешнее освещение предстают положенные поверх темной основы яркие белильные мазки — пробела.
Прямо к стоящему перед иконой обращены огромные темные глаза,
и их вездесущий, проникновенный взгляд не имеет перед собой преграды, проникая в самые потаенные глубины человеческой души. И печально то, что открывается здесь Спасу,—
именно этим рождена скорбь его глаз, скорбный изгиб губ. Этот всепроникающий взгляд,
от которого невозможно укрыться, будоражит человека, обращает его самого в глубины собственной души. Приближая к человеку высокое духовное начало, высокий труд мыслей и чувств,
эта икона вовлекает его в ответный духовный труд, требует его предельного напряжения. Ив этом то научение, та

22 Сюжеты и образы древнерусской живописи
Спас Нерукотворный.
Икона. Начало XV века. ГММК. Москва.
помощь, которую нес этот Нерукотворный Образ, созданный в конце — начале XV века, в эпоху, когда нравственный идеал на Руси определялся как созидание внутреннего человека А несколькими десятилетиями позже, в самом начале XV века, когда созидание внутреннего человека стало пониматься как обретение им умиротворенности, был создан Спас Нерукотворный, находящийся сейчас в Успенском соборе Московского Кремля.
Здесь смягчаются черты Спаса, утрачивает свою резкость и тревожность идущий от лика свет, смягчены образующие его пробела. Иной оттенок обретает и взгляд также наделенный проникновенной силой, обращенный к внутреннему человеку, он полон здесь глубокого и утешительного пони- мания.
Очень важными распространенным типом изображения Спаса в древнерусском искусстве был тип, получивший название Спас Вседержитель. Понятие Вседержитель выражает основное представление христианского вероучения о Иисусе Христе и по сути может быть отнесено к любому образу
Спаса. В этом наименовании воплотилось твердое представление о нем как о вершителе судеб, представление о том, что Иисус Христос, принесший в мир спасение, во всем равен и едино- сущен» Отцу — Творцу и Создателю этого мира. Уже в живописи катакомб в пещерах, где скрывались первые, гонимые христиане возникли образы Спаса, к которым определение
«Вседержитель» стало применяться как название, образы, в которых представление об Иисусе Христе как о Владыке мира воплощалось наиболее полно.
Главные черты этих изображений унаследовало искусство Византии сохранила их и Древняя Русь.
«Спас Вседержитель — это поясное изображение Иисуса Христа в левой руке с Евангелием — знаком принесенного им в мир учения — и с правой рукой,
десницей, поднятой в жесте обращенного к этому миру благословения. Ноне только эти важные смысловые атрибуты объединяют изображения Спаса
Вседержителя. Создавшие их художники стремились с особой полнотой наделить образ Иисуса Христа божественной силой и величием, хотя сами представления об этой силе и величии менялись стечением времени, зависели и от эпохи, когда жил художники от его личного опыта.
По стойкой традиции, Спас Вседержитель в течение многих веков изображался в куполах церквей, так как само

23 Образы Спаса здание церкви имело символическое истолкование оно понималось как корабль, где верующие спасаются от бурь и треволнений житейского моря, как
Дом Господень, а его средняя часть,
над которой поднимался купол как небо, которое уготовано Иисусом Христом спасенным им, принявшим его учение людям.
До нас дошло выполненное мозаикой изображение Спаса Вседержителя в куполе одного из древнейших русских храмов — собора Святой Софии в Киеве гг.). Грандиозной мощи исполнены здесь черты Иисуса Христа,
его величаво спокойный лик, кисти его рук, вся его фигура, окруженная мерцающим сиянием золотой смальты. Золото сверкает ив его одеждах царственном пурпуре хитона, в великолепном синем цвете плаща. Сверкающей смальтой выложены драгоценные камни на перекрестии нимба, на золотом переплете Евангелия. Поистине
Владыка мира, которому небо служит троном, а земля подножием ног, как говорили о Вседержителе в древних текстах, взирает на людей, благословляя их, с купола киевского Софийского собора.
Очень близок к нему по характеру образа были Спас Вседержитель, написанный в куполе Св. Софии Новгородской, отделенной от Св. Софии
Киевской всего пятьюдесятью годами.
И этот образ всемогущего владыки мира, каким изображается Спас Вседержитель в древнейших русских храмах,
созданных впервые века после принятия Русью христианства, внушает мысль о надежности того спасения, к которому он указывал путь оно предстает частью утвержденного им, подвластного ему миропорядка. Интересно, что новгородцы именно с образом Спаса
Вседержителя в куполе Софийского собора связывали существование свое-
Спас Вседержитель.
Мозаика в куполе собора Св. Софии в Киеве.
Около 1043-1046 гг.
го малого мира — града Новгорода:
снизу, из храма, благословляющая десница Спаса представлялась сжатой в кулаки новгородцы считали, что в этом сжатом кулаке держит Вседержитель судьбу их города и пока кулак этот будет сжат, город их будет жить.
И действительно, восемь долгих веков существовала, выстояв во всех пожарах и бедах, пережитых городом, фреска в куполе Св. Софии Новгородской. Она была уничтожена фашистской артиллерией, снесшей купол Св. Софии зане- сколько дней до взятия Новгорода.
Многочисленны были и иконописные изображения Спаса Вседержителя.
И среди них, пожалуй, самое знаменитое икона, написанная вначале Сюжеты и образы древнерусской живописи века величайшим русским художником
Андреем Рублевым. Ее называют сейчас по месту находки в городе Звенигороде Звенигородским Спасом».
«Звенигородский Спас был центром композиции «Деисус», или «Деи- сис» («деисис» по-гречески — моление),
изображающей моление Богоматери и святых перед
Иисусом Христом за человеческий род. Икону Спаса окружали с обеих сторон полуфи- гурные изображения Богоматери и святых, молитвенно к нему обращенных. Моление,
представленное в деисусе, понималось как моление вечное оно совершается и тогда,
когда человек взирает на икону и сам несет ей молитву, и длится до последнего,
Страшного суда,
когда Спас будет вершить окончательные судьбы мира и человече- ства.
Вседержителем мира, которому открыты человек и грядущие судьбы людского рода, предстает Спас в звенигородской иконе, хотя никакой преувеличенной грандиозности нет здесь в его облике. Соразмерны его черты, он изображен, как говорили в старину, строго по человечеству».
Но в своем высшем проявлении предстает человеческое в «Звени-
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

перейти в каталог файлов


связь с админом