Главная страница

Властвующая элита I. Высшие круги


Скачать 3.36 Mb.
НазваниеВластвующая элита I. Высшие круги
АнкорMills_R_-_Vlastvuyuschaya_elita_-_2007.pdf
Дата20.03.2017
Размер3.36 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаMills_R_-_Vlastvuyuschaya_elita_-_2007.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#12745
страница1 из 19
Каталог

С этим файлом связано 41973 файл(ов). Среди них: и ещё 41963 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

19057 1
I. Высшие круги
ВЛАСТВУЮЩАЯ ЭЛИТА
*
I. Высшие круги
Сфера приложения сил и возможностей обыкновенных людей ограничена миром их повседневных дел и забот, но даже в этом кругу,
замыкающемся профессиональной работой,
семейными и соседскими отношениями, они часто оказываются во власти таких внешних сил,
которые они не могут ни понять, ни подчинить себе. "Великие перемены" ни в какой степени не зависят от них, но тем не менее оказывают влияние на их поведение и воззрения. Эти перемены довлеют теперь над простыми людьми со всех сторон, а сама структура современного общества обрекает их на служение чужим замыслам. Вот почему они чувствуют, что в эпоху,
когда они лишены влияния на общественную жизнь,
они лишены также возможности строить свою собственную жизнь по своему желанию и разумению.
Но не все люди являются в этом смысле обыкновенными людьми.
С
централизацией средств информации и политической власти

19058 2
I. Высшие круги некоторые лица достигли в
американском обществе такого положения, которое дает им возможность взирать на обыкновенных людей,
так сказать, сверху вниз и своими решениями оказывать могущественное влияние на их повседневную жизнь.
Они добились этого положения не своим личным трудом – они сами предоставляют работу или отнимают ее у тысяч людей. Их жизнь не замыкается кругом обычных семейных забот;
они имеют возможность избавиться от этих забот. Они могут проживать во многих домах и отелях, но они не связаны ни с какой территориальной общиной.
Им не приходится посвящать свою жизнь всего лишь удовлетворению повседневных потребностей,
поискам "хлеба насущного"; они в известной мере сами творят свои потребности и заставляют других удовлетворять их. Отрицают ли они свою общественную власть или открыто признают ее –
это не меняет того факта, что их технический и политический опыт в данной области далеко превосходит опыт низших слоев населения.
Большинство американцев могло бы сказать о своей элите то же самое, что говорил Яков
Буркхардт о "великих людях": "Им дано все, что не дано нам".
Властвующая элита состоит из людей,

19059 3
I. Высшие круги занимающих такие позиции, которые дают им возможность возвыситься над средой обыкновенных людей и принимать решения,
имеющие крупнейшие последствия. Принимают ли они эти решения или нет – это менее важно,
чем самый факт владения такими ключевыми позициями; их уклонение от известных действий и решений само по себе является действием,
зачастую влекущим за собой более важные последствия,
чем решения,
которые они принимают. Это обусловлено тем, что они командуют важнейшими иерархическими институтами и
организациями современного общества.
Они руководят крупными корпорациями,
они управляют механизмом государственной власти и претендуют на ее прерогативы.
Они направляют деятельность военного ведомства. Они занимают в социальной системе стратегические командные пункты, в которых ныне сосредоточены действенные средства, обеспечивающие власть, богатство и известность, которыми они пользуются.
Властвующая элита не состоит из людей,
правящих в одиночку. Их наиболее важные идеи и решения – это зачастую идеи и решения,
подсказанные советниками и консультантами,
трибунами и творцами общественного мнения.

19060 4
I. Высшие круги
Ступенькой ниже властвующей элиты располагаются на общественной лестнице профессиональные политики из средних звеньев власти, принадлежащие к кругам конгресса и другим влиятельным группам, а также к богачам старой и новой формации, проживающим в крупных и мелких городах и в сельской периферии. С ними переплетаются в самых причудливых формах (которые мы покажем) те профессиональные знаменитости,
которые постоянно живут рекламой и вместе с тем всегда жаждут (пока они остаются знаменитостями) еще более широкой рекламы. Эти знаменитости не стоят,
правда,
во главе какой-либо господствующей иерархии, но они зачастую наделены способностью отвлекать внимание публики или давать выход влечению масс к захватывающим переживаниям или же более прямым путем завоевывать расположение тех, кто стоит непосредственно у власти. Более или менее независимые в своих ролях толкователей основ общественной морали, специалистов по делам государственного управления,
представителей бога на земле, людей, формирующих чувства и настроения народных масс, эти знаменитости и консультанты непосредственно причастны к той сцене, на которой элита показывает публике

19061 5
I. Высшие круги творимую ею историческую драму. Но творится эта драма в
иерархических верхах главенствующих социальных институтов.

19062 6
I. Высшие круги
1
Правда о природе элиты, о ее могуществе не является неким секретом, который власть имущие знают, но таят про себя. Эти люди имеют самые различные представления о
своей роли в
происходящих событиях и
принимаемых решениях. Нередко они не имеют на этот счет твердого мнения, а еще чаще к их оценкам своего собственного могущества примешиваются их опасения и надежды. Каковы бы ни были подлинные размеры их власти, они обычно точнее представляют себе сопротивление,
оказываемое другими в
процессе ее использования, чем ее природу и размеры.
Вдобавок к этому большинство власть имущих американцев основательно овладели официальной фразеологией,
которой прикрываются политические отношения, – и в некоторых случаях овладели настолько основательно, что пользуются ею и в своем кругу и сами, таким образом,
начинают верить в
нее.
Личные представления самих действующих лиц – это лишь один из нескольких источников, которые необходимо изучить для понимания социальной роли американских высших кругов. А между тем многие из тех, кто отрицает существование элиты

19063 7
I. Высшие круги или,
во всяком случае,
ее общественную значимость, опираются в своих доводах на представления власть имущих людей о себе или по крайней мере на их публичные высказывания.
Существует, однако, и другая точка зрения.
Те, кто чувствует, хотя бы и смутно, что в
Америке имеется теперь сплоченная и
могущественная группа, оказывающая огромное влияние на жизнь страны, часто обосновывают это ощущение ссылкой на исторические тенденции нашего времени. Они, например,
чувствовали на себе исключительное значение военных факторов,
и из этого они непосредственно делают вывод, что генералы,
адмиралы и те государственные деятели, которые находятся под их влиянием, должны, очевидно,
обладать безмерным могуществом. Они слышат,
что конгресс снова передоверил кучке людей право принимать решения, заведомо связанные с вопросами войны и мира. Они знают, что атомная бомба была сброшена на Японию именем
Соединенных Штатов Америки, хотя никто и никогда не советовался с ними по этому вопросу.
Они чувствуют, что живут в эпоху крупных решений, но знают, что сами они их не принимают.
Вот почему,
рассматривая исторические особенности современной жизни,

19064 8
I. Высшие круги они приходят к выводу, что в центре ее должна,
видимо,
находиться могущественная элита,
принимающая решения или воздерживающаяся от них.
Люди, у которых крупные исторические события вызывают подобные ощущения,
предполагают, что элита существует и что ее власть велика. Но, с другой стороны, те, кто внимательно прислушивается к отзывам людей,
несомненно причастных к высокой политике,
часто не верят в
существование элиты,
наделенной решающей властью.
Обе эти точки зрения следует принимать во внимание, но ни та ни другая не выражает всей истины.
Ключ к
пониманию могущества американской элиты надо искать не только в изучении поверхностных аспектов исторических событий и не только в личных оценках,
сообщенных нам людьми, от которых явно зависят политические решения. За отдельными людьми такого пошиба и за историческими событиями кроется то, что связывает их воедино:
важнейшие институты современного общества.
Эти иерархические институты – государство,
корпорации, армия – образуют собой орудия власти; как орудия власти, они сейчас имеют такое значение, какого они никогда еще не имели

19065 9
I. Высшие круги на протяжении всей истории человечества; на вершинах этих иерархий находятся командные пункты современного общества,
выявление которых дает нам социологический ключ к пониманию роли американских высших кругов.
В современной Америке основная движущая сила развития страны сосредоточена в
экономических,
политических и
военных институтах. Все другие социальные институты оказались на задворках современной истории и вынуждены в
соответствующих случаях подчиняться первым трем. Нет такой семьи,
которая могла бы оказывать такое же прямое влияние на государственные дела, как любая крупная корпорация; никакая церковь не в состоянии оказывать ныне такого же прямого влияния на жизненный путь молодых американцев, как военное ведомство; ни одно высшее учебное заведение не в состоянии столь решительно влиять на важные события, как
Национальный совет безопасности. Религиозные,
просветительные и семейные институты не представляют собой самостоятельных центров национального могущества;
напротив,
особенности этих децентрализованных сфер жизни все в
большей мере формируются "большой тройкой", внутри которой совершаются

19066 10
I. Высшие круги ныне события, влекущие за собой решительные и немедленные последствия.
Семья, церковь и школа приспосабливаются к современной жизни; правительство, армия и корпорации формируют ее.
И
в процессе формирования современной жизни они превращают эти более слабые институты в орудия осуществления своих целей. Церковь поставляет армии своих священников, где их используют для усиления эффективности пропаганды морального "права" убивать. Школа отбирает и обучает людей для работы в
корпорациях и
для выполнения специальных функций в армии.
Институт "большой семьи" исчез, конечно, давно:
его разрушила промышленная революция; а в наши дни отцов и сыновей разлучают с семьями
(в принудительном порядке, если нужно) каждый раз, когда армия призывает их в свои ряды. И
вместе с тем ореол, окружающий все эти второстепенные институты, используется для того,
чтобы узаконить власть и
решения "большой тройки".
Судьба современного человека зависит не только от семьи, в которой он родился или в которую вошел посредством брака, но все больше и больше и от корпорации, где в самые лучшие свои годы он расходует свои лучшие силы; не

19067 11
I. Высшие круги только от школы, где он воспитывается ребенком и юношей, но и от государства, которое не оставляет его в покое на протяжении всей его жизни; не только от церкви, где он порой слушает слово божие, но и от армии, где его муштруют.
Если централизованное государство не было бы уверено в том, что частная и государственная школа будут насаждать патриотические чувства,
то его руководители незамедлительно постарались бы изменить децентрализованную систему народного образования. Если бы процент банкротств среди пятисот крупнейших американских корпораций был так же высок, как общий процент разводов среди
37
млн.
американских супружеских пар, то это привело бы к экономической катастрофе международного масштаба. Если бы военнослужащие отдавали армии не больше времени и сил, чем верующие отдают церкви, к которой они принадлежат, то наступил бы военный кризис.
Внутри каждого из трех главенствующих социальных институтов мы замечаем,
что типичная для него структурная единица ныне разрослась,
управление ею приобрело авторитарный характер и, если иметь в виду диапазон влияния выносимых ею решений, –
стала централизованной.

19068 12
I. Высшие круги
Эти особенности современного развития главенствующих институтов обусловлены баснословно мощной техникой, ибо они, как социальные институты, объединили эту технику и управляют ею так же, как она в свою очередь формирует их особенности и определяет темпы их развития.
Сфера экономики, состоявшая когда-то из великого множества малых и самостоятельных производственных единиц, подпала под власть
200–300
гигантских корпораций,
связанных между собой как в административном, так и в политическом отношении. Они-то и держат в своих руках ключи ко всем важным решениям,
связанным с экономикой.
Система государственного управления,
некогда децентрализованная совокупность нескольких десятков слабо связанных между собою штатов,
стала централизованным исполнительным аппаратом; она вобрала в себя множество ранее раздробленных функций и проникает ныне во все поры общественного строя.
Военное ведомство,
некогда хилое учреждение, окруженное атмосферой недоверия
(поддерживавшейся милицией отдельных штатов), превратилось в крупнейший и самый

19069 13
I. Высшие круги дорогостоящий правительственный орган.
Несмотря на видимость добродушия,
проявляемого им в
пропагандистских выступлениях перед широкой публикой, оно приобрело теперь всю жестокость и грубость разбухшего бюрократического аппарата.
В каждой из этих главенствующих областей современной жизни орудия власти, находящиеся в
распоряжении правящей группы,
стали неизмеримо более мощными. Ее командные позиции усилились. Внутри каждой из этих сфер была разработана и туго завинчена современная авторитарная система управления.
По мере того как все эти три сферы расширяются и централизуются, последствия их деятельности приобретают все больший размах и их взаимные связи все возрастают. Решения горстки крупных корпораций определяют не только экономическую,
но и
военную и
политическую обстановку во всем мире. Решения военного ведомства связаны с политической жизнью и
самым чувствительным образом сказываются на ней, равно как и на самом объеме экономической деятельности.
Решения,
принимаемые в политической сфере, определяют экономическую деятельность и
военные программы. Прошло то время, когда, с одной

19070 14
I. Высшие круги стороны, существовала сфера экономики, а с другой – сфера политики, включавшая в себя военное ведомство, деятельность которого не влияла на политическую и деловую жизнь. Теперь существует пронизанная политикой экономика,
связанная тысячью нитей с
военными институтами и их решениями. Если государство вмешивается в
ту область,
в которой господствуют корпорации, то и последние в свою очередь вмешиваются в вопросы управления государством. С точки зрения объективных тенденции развития именно в этом треугольнике власти лежат истоки образования блокированной системы социального господства,
которая составляет важнейшую историческую особенность нашего времени.
Факт взаимопереплетения трех основных сфер общественной жизни ясно обнаруживается при любой критической ситуации в
развитии современного капиталистического общества:
экономическом крахе, войне, буме. Во всех этих случаях правящие круги убеждаются в тесной взаимосвязанности основных социальных институтов. В XIX в., когда масштабы всех институтов были значительно меньше,
их свободная интеграция достигалась в
сфере саморегулирующейся экономики в результате

19071 15
I. Высшие круги свободной игры рыночных сил,
а в
саморегулируемой системе государственного управления

в результате голосования и
политического торга. Тогда предполагалось, что из нарушения равновесия и всякого рода трений,
вызванных ограниченными решениями (а в ту пору любые решения могли иметь только ограниченные последствия),
само собой возникнет со временем новое равновесие. В наши дни такое предположение исключается, и люди,
стоящие во главе каждой из трех главенствующих иерархий, не исходят в своей деятельности из такого предположения.
Дело в том, что последствия решений,
принятых или непринятых в каждой из этих областей, столь велики и обширны, что они распространяются и на другие области, и потому существует стремление к координированным директивным решениям или к согласованному воздержанию от директивных решений. Это не всегда было так. Когда в народном хозяйстве преобладали многочисленные мелкие предприниматели, то, например, банкротство даже многих из них все-таки могло иметь чисто местное значение; политические и военные органы в эту область не вмешивались. Но теперь,
при существующих политических расчетах и

19072 16
I. Высшие круги военных обязательствах, могут ли они допустить,
чтобы важнейшие частнокапиталистические корпорации, занимающие ключевые позиции в экономической системе,
рухнули во время экономического кризиса?
Политические и
военные органы все больше и
больше вмешиваются в экономические дела, и, в меру того как они это делают, важнейшие решения,
принимаемые в каждой из трех иерархий,
контролируются представителями двух других.
Таким образом,
экономические,
военные и
политические институты оказываются теснейшим образом связанными друг с другом.
В каждом из этих необычайно разросшихся и централизованных институтов пришли к
руководству те высшие круги, которые образуют собой экономическую, политическую и военную элиты. В верхах экономики вместе с богачами из мира корпораций подвизаются руководящие администраторы крупнейших корпораций;
в верхах политической системы – официальные руководители государства; в верхах военного ведомства – элита, состоящая из политических деятелей,
облаченных в
военные мундиры,
сосредоточенная в
Объединенном совете начальников штабов, в его непосредственном окружении и в среде высшего генералитета.

19073 17
I. Высшие круги
Так как каждая из этих областей сомкнулась с остальными, так как последствия принимаемых в них решений имеют тенденцию стать всеобъемлющими,
то руководящие деятели каждой из трех областей – военная знать, главари корпораций,
официальные руководители государства – сплачиваются воедино, образуя тем самым властвующую элиту Соединенных Штатов.

19074 18
I. Высшие круги
2
Американские высшие круги, то есть те, кто находится на указанных командных постах, и их ближайшее окружение, часто рассматриваются с точки зрения того, чем они владеют; а владеют они большей, чем другие люди, долей наиболее высоко расцениваемых благ и
источников наслаждений.
В
представлении людей,
рассматривающих дело с этой точки зрения,
властвующая элита попросту состоит из лиц,
имеющих максимум того, что вообще можно иметь, а сюда обычно относят деньги, власть,
престиж, а также образ жизни, определяемый обладанием этими благами.
Но люди,
составляющие элиту,– это не просто те, кто имеет больше всех; они не имели бы "больше всех", если бы они не занимали свои особые позиции в важнейших социальных институтах, ибо эти институты являются непременными основами власти, богатства, престижа и в то же время главным орудием осуществления власти,
приобретения и
сохранения богатства,
реализации самых высоких притязаний на престиж.
Под могущественными людьми мы, конечно,
подразумеваем тех, кто имеет возможность осуществлять свою волю даже в том случае, когда

19075 19
I. Высшие круги другие сопротивляются ей. Никто, следовательно,
не может быть по-настоящему могущественным,
если он не имеет доступа к управлению важнейшими социальными институтами, ибо власть подлинно могущественных людей заключается прежде всего в том, что они распоряжаются этими общественными орудиями власти. Ими распоряжаются высокопоставленные политические деятели, крупнейшие сановники;
ими распоряжаются адмиралы и генералы; ими распоряжаются главные акционеры и
руководители крупнейших корпораций. Правда,
не вся власть коренится в таких институтах и не вся она осуществляется через их посредство, но только в них и через них власть может быть более или менее длительной и значительной.
Богатство тоже приобретается и удерживается в этих институтах и через их посредство.
Пирамида богатства не может быть правильно понята, если считать, что она складывается только из огромных личных состояний;
могущество семейств,- обладающих огромными наследственными капиталами,
усиливается в
настоящее время, как мы увидим, современными корпорациями: каждое из этих семейств было тесно связано и
сейчас тесно связано с
какой-нибудь архибогатой корпорацией, – и эта

19076 20
I. Высшие круги неизменная юридическая связь с корпорацией нередко дополняется и прямым участием (в управлении ею.
Главный источник богатства

это современная корпорация; но на нынешнем этапе развития капитализма государственный аппарат тоже открывает и закрывает множество путей к богатству. Не только размер, но и источник дохода, не только возможности приобретения потребительских товаров, но и возможности распоряжения производительным капиталом определяются позициями, занимаемыми данным лицом в сфере политики и экономики. Если наш интерес к крупнейшим богачам не сводится только к вопросу об их расточительном или скаредном потреблении, то мы обязаны изучить их взаимоотношения с современными формами корпоративной собственности,
а также с
государством,
так как именно этими взаимоотношениями определяется ныне возможность сохранения крупной собственности и получения высокого дохода.
Высокий престиж окружает ведущие звенья социальных институтов, и этот престиж все повышается. Совершенно очевидно, что престиж зависит, и часто в решающей степени, от доступа к механизму рекламы, использование которого

19077 21
I. Высшие круги является ныне важнейшим и
нормальным признаком, присущим деятельности всех крупных институтов современной Америки. И к тому же одна из особенностей трех главных иерархий –
властвующих в
мире корпораций,
в государственном аппарате, в военном ведомстве –
состоит в том, что в наше время все чаще и чаще совершается переход людей из одной в другую. В
результате происходит своего рода "накопление"
престижа. Притязания на престиж могут сначала основываться, скажем, на высоком положении данного лица в военной сфере, затем – в возросшем размере – на его деятельности в просветительном учреждении,
управляемом заправилами корпораций,
и реализоваться,
наконец, в области политики, где в лице,
например, генерала Эйзенхауэра и тех, кого он представляет, власть и престиж сливаются,
достигнув наконец предельно высокого накала.
Подобно богатству и власти, престиж обладает кумулятивным свойством: чем больше престижа вы имеете, тем больше вы можете его приобрести.
Эти ценности могут также размениваться одна на другую: богатому легче, чем бедному, обрести власть; тем, кто занимает высокое положение в обществе, легче заполучить в свое распоряжение средства, ведущие к богатству, чем тем, кто не

19078 22
I. Высшие круги имеет этого преимущества.
Если мы возьмем сотню наиболее могущественных американцев,
сотню самых богатых, сотню самых знаменитых и лишим их позиций,
которые они занимают в
главенствующих социальных институтах,
отнимем у них людские и денежные ресурсы,
которыми они распоряжаются, средства массовой рекламы,
которые ныне работают преимущественно на них, то они сразу окажутся безвластными, безвестными и бедными. Власть не коренится в
природе власть имущего,
богатство не заложено в личности богача,
известность не есть внутреннее свойство,
присущее определенному лицу. Чтобы быть знаменитым, богатым, власть имущим – для этого требуется доступ к главенствующим институтам,
ибо командные позиции, которые люди в них занимают, определяют в значительной мере их шансы на получение и удержание этих высоко ценимых жизненных благ.

19079 23
I. Высшие круги
3
Возможна и такая трактовка людей из высших кругов, при которой они предстают как члены высшей социальной прослойки, как ряд групп,
члены которых знают друг друга,
встречаются в обществе, связаны деловыми отношениями и потому считаются друг с другом при вынесении известных решений. Согласно этой концепции, элита сама ощущает себя и воспринимается другими как центральное ядро,
образовавшееся внутри "высших социальных,
классов". Она составляет более или менее компактное социальное и психологическое целое;
люди, принадлежащие к элите, сознают себя членами определенного класса общества. Одни допускаются в их круг, другие не допускаются;
грань, отделяющая элиту от прочих людей,
сводится скорее к качественным, чем к чисто количественным различиям. Элита в большей или меньшей степени сознает себя как социальный класс, и члены ее ведут себя по отношению к своим иначе, чем по отношению к членам других классов. Они благожелательно относятся друг к другу, понимают друг друга, заключают между собой браки, стремятся к тому, чтобы действовать и думать если не совместно, то по крайней мере

19080 24
I. Высшие круги одинаково.
Мы не хотим пока предрешать вопрос о том,
являются ли действительно люди из элиты,
занимающие командные посты в описанных нами главенствующих институтах, членами подобного общественно признанного класса, или вопрос о том, происходит ли значительная часть членов властвующей элиты из такого четко выраженного особого класса. Этот вопрос еще предстоит исследовать. Но для того, чтобы яснее очертить предмет исследования, надо остановиться на одной особенности,
ясно выступающей в
биографиях и мемуарах людей богатых, власть имущих и именитых: лица, принадлежащие к высшим кругам, в какой бы области они ни подвизались,
являются членами взаимопереплетающихся "партий" и связанных между собой самым различным образом "клик".
Среди тех, кто "сидит на одной и той же террасе",
существует нечто вроде взаимного притяжения, –
хотя часто бывает так, что это становится ясно им самим и другим только в такие моменты, когда они чувствуют необходимость отмежеваться от других, только в тех случаях, когда в процессе совместной обороны они добираются до сознания того, что их объединяет, и тем самым теснее смыкают свои ряды против "чужаков".

19081 25
I. Высшие круги
Представление о
существовании такой правящей прослойки связано с предположением,
что большинство ее членов отличается общностью социального происхождения, что на протяжении всей их жизни они поддерживают неофициальные связи друг с другом и что существует известная взаимозаменяемость людей на командных ролях в
иерархиях,
распоряжающихся богатством, властью, славой.
Следует, безусловно, сразу же отметить, что если такая элитная прослойка действительно существует, то по своей социальной внешности и форме она в силу весьма важных исторических причин резко отличается от тех аристократических родов,
которые некогда управляли различными европейскими странами.
То обстоятельство,
что американское общество не прошло через феодализм, оказало решающее влияние на характер американской элиты, так же как и на историю американского общества в целом. Ибо это означает, что в США
не было дворянства или аристократии,
возникших еще в докапиталистическую эпоху,
которые находились бы в серьезной оппозиции к крупной буржуазии.
Оно означает,
что американская крупная буржуазия монополизировала не только богатство, но и

19082 26
I. Высшие круги власть и престиж. Оно означает, что никакая группа дворянских семей не занимала здесь командных позиций и не монополизировала те блага, которые обычно высоко ценятся, и что здесь, безусловно, не нашлось такой прослойки,
которая бы это совершила открыто на основе унаследованных прав. Оно означает, что здесь не было ни высших сановников церкви,
ни придворной знати, ни лендлордов в доблестных доспехах, окопавшихся в своих замках, ни лиц,
имеющих монопольное право на занятие высоких постов в армии, – не было тех элементов, которые сопротивлялись бы разбогатевшей буржуазии и препятствовали бы ее социальному возвышению во имя своих прирожденных прав и прерогатив.
Но это обстоятельство
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

перейти в каталог файлов
связь с админом