Главная страница
qrcode

Учебник по двустороннему переводу французский язык белгород 2008 ббк 81. 2 Фр с-28 Печатается по решению


НазваниеУчебник по двустороннему переводу французский язык белгород 2008 ббк 81. 2 Фр с-28 Печатается по решению
Дата30.09.2020
Размер1.21 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файла1_A_P_Sedykh_V_Bene_V_R_Galiaskarova_Uchebnik_po_dvustoronnemu_p
ТипУчебник
#71704
страница4 из 17
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Отметим наличие уменьшительных суффиксов в русских эквивалентах, которые выступают в роли грамматических конкретизаторов (стаканабстрактным французским словам-образам soupçon (букв. ‘подозрение; видимость’), idée (букв. ‘идея, мысль, представление’) соответствуют предметно-конкретные экспрессивные слова “малость”, “символически” [Лобачев 1982, 90].

Сопоставим градации качественные, в частности, различную степень опьянения (по возрастающей):

éméché
под хмельком
pompette, gris
навеселе, подшофе
allumé, (en avoir dans le citron)
выпивши, в подпитии
légèrement ému
под мухой
blindoche
на взводе
lancé
под парами
(joliment) paf
в кураже
parti
подгулявший
rond, saoul
косой
bourré comme un coing, plein comme une barrique (un oeuf), chargé à cul
еле можаху
mûr, fait, à point
готовый
avoir les dents mêlées, les dents du fond qui baigne
лыка не вязать (не вяжет, папа-мама сказать не может)
prendre son lit en marche, avoir (mettre) ses chaussures (pompes) à bascules, avoir du vent dans les voiles, rond comme une queue de pelle
писать (выделывать) ногами вензеля (вавилоны, кренделя)
voir double (rentrer à deux)
в глазах двоится (троится, четверится)
*qui a la barbe, le nez sale
на рогах, на бровях
ivre mort, asphyxié (comme un petit Lu, comme un Polonais, comme une vache), avoir un fond de cuve
пьяный мертвецки (как зюзя, как сапожник, как свинья)
raide bourré (comme un coing, à triple zéro, déchiré, fracassé, lynché, archisaou, la tête dans le cul),
пьяный в стельку (в доску, в дым, вдрызг, в тачку, в драбадан, в грязь)
voir les éléphants roses
допиться до чертиков

Даже поверхностный сопоставительный анализ показывает более ярко выраженную предметность русских выражений и относительную абстрактность французских. В основу русских наименований положен, как правило, признак конкретного физического состояния, в основу французских - косвенный, часто метафорический признак: под мухой – légèrementému (букв. ‘слегка удивленный’), косой – rond (букв. ‘круглый’), навеселе – gris (букв. ‘серый’), еле можаху – bourrécommeuncoing(букв. ‘налитой как айва’), лыка не вязать (не вяжет, папа-мама сказать не может) – lesdentsdufondquibaigne (букв. ‘задние зубы плавают’), писать (выделывать) ногами вензеля (вавилоны, кренделя) – avoirduventdanslesvoiles (букв. ‘иметь ветер в парусах’), rond comme une queue de pelle (букв. ‘круглый как черенок лопаты’).

Следует выделить наименование isaoul (букв. ‘архи- сверхпьяный’), оценочный характер которого формируется за счет нарушения нормативного функционирования префикса. “Ученая” приставка делает слово более абстрактным с точки зрения ассоциативно-образного поля, нежели конкретные и предметные, ощутимые почти материально русские эквиваленты: в доску, в дым, вдрызг, в тачку, в драбадан, в грязь.

Характерно, что в предельном состоянии опьянения русские видят чертей, а также зеленого змия, тараканов, мышей, т.е. белую горячку в ее разных ипостасях), а французы – розовых слонов. Рассмотрим лексико-семантическое и коннотативное поля данного языкового материала.

Для русского языкового сознания розовый цвет связан с нежным возрастом или наивностью и вызывает положительные эмоции, часто, иронию (voir
touten – видеть все в розовом свете, elleaunteintdelisetde – она кровь с молоком), но вербализуются французские кошмары в виде симпатичных “розовых слонов”.

Следует однако отметить, что само слово “слон” для французов менее позитивно, нежели для русских. Об этом говорят следующие выражения: Unéléphant (слон, говоря о человеке) – очень толстый, с тяжелой походкой, человек: Unéléphantdansunmagasindeporcelaine (букв. ‘слон в магазине фарфора’) – “слон в посудной лавке”, о неловком человеке, вмешавшемся в тонкое, деликатное дело. Эти высказывания входят и в русский словарь, но они менее репрезентативны и частотны с точки зрения употребления. Русский скорее скажет: “Неуклюжий как медведь” или “Медведь на ухо наступил”.

Во французском языке есть выражение: Avoirunemémoiredéléphant (букв. ‘иметь слоновью память’) – иметь исключительно хорошую память, особенно по поводу причиненного зла (вреда); быть злопамятным (слоны считаются мстительными животными). Для русских это выражение экзотично, слон, скорее, слывет толстокожим, нечувствительным (“как слону дробина”).

Несуществующие злопамятные розовые млекопитающие менее конкретны, нежели змеи, тараканы или мыши, но для французских алкоголиков первые не менее зловещи, чем последние для русских. При этом словосочетание “розовый слон” у русских, особенно детей, вызывает сугубо положительные, нежные ассоциации. Существует даже магазин для детей, который носит такое название. Вряд ли французские коммерсанты назовут магазин детских принадлежностей “Éléphantrose”, слишком отрицательным будет коннотативный фон названия для клиентов-соотечественников. Речь здесь идет о разном способе репрезентации одних и тех же явлений в языковой картине мира двух социумов и о национально-культурном своеобразии восприятия языковых фактов.

В этом плане интересно отметить употребление зоонимов в идентичных коммуникативных ситуациях. Русский напивается “как свинья”, а француз – “как корова”. Ясно, что эти определения тесным образом связаны с предметами материального (в частности, животного) мира, с их значимостью и отношением к ним представителей каждого этноса. Корова для русского это всегда “кормилица”, “коровушка”, “буренка”, а свинья – “грязь”, “неопрятность”, “неряха”, “непорядочность, подлость (подложить свинью)”, “невежество (метать бисер перед свиньями, как свинья в апельсинах разбираться)” и пр. Правда, слово “корова” может быть синонимом слова “толстуха”, но пьют все же “как свиньи”.

Наименование “корова” для француза является носителем иных ассоциаций. Во-первых, это ругательное слово: peaudee – мразь, подонок, гад, шлюха, потаскуха; la ! – черт возьми! Во-вторых, оно выражает идею трудности, жесткости (жестокости), коварства: lesingeestavecnous, unproblème, un de coup, amour . В третьих, основа слова является семантическим интенсификатором: cétaitmentbath (это было elleestmentbien (она onamentrigolé (мы
Интересно отметить, что наименования “корова” и “свинья” контекстуально взаимозаменимы при переводе: ilaagimentavecelle (букв. ‘он поступил с ней по-ilmafaitunerie (букв. ‘он сделал мне
Часто можно услышать о том, что русские пьют, чтобы напиться (забыться, отвлечься от наболевших проблем), а французы - дабы получить удовольствие или насладиться букетом напитка. Понятно, что и те, и другие всегда могут найти повод для того, чтобы “отключиться”, но для русских все же более свойственна первая тенденция, о чем говорит конкретика соответствующего коммуникативного поведения.

Нельзя не отметить и наличие полностью адекватных выражений, что подчеркивает устойчивость традиции в потреблении горячительных напитков у представителей двух наций и ее отражении в языковом материале: пьяный мертвецки – ivremort, в глазах двоится – voirdouble, готовый – mûr, fait, à point.

Мы надеемся, что приведённые выше переводческие и лингвокультурологические модели помогут «толмачу» глубже почувствовать сущностные параметры двух языков и национальной коммуникации и, в конечном счёте, будут способствовать созданию адекватного переводческого продукта.


1.4. Алгоритм работы над художественным текстом

и письменный перевод
Основные задачи – восприятие и адекватное понимание языковых средств; извлечение наиболее полной информации из текста; осмысление извлеченной информации; аргументированное толкование содержания текста и возможная оценка соответствия языковых средств сверхзадаче сообщения; создание высококачественного (по возможности конгениального) переводческого произведения.
Первый этап – предтекстовый1

Прочтите заголовок текста.
  • Выпишите незнакомые слова.
  • Сделайте предварительный перевод заглавия.
  • Бегло просмотрите текст, определите то, о чем он.
  • Найдите в тексте однокоренные слова, синонимы, антонимы, интернационализмы (civilisation, sport, république). При наличии в тексте фразеологизмов, пословиц, поговорок, крылатых слов, сделайте их точный перевод.
  • Выясните характер грамматических явлений: употребляемые времена, залог, предлоги, перечисляемые действия и их результат. Найдите в словаре встреченные в тексте незнакомые (непонятные) слова и соотнесите их значение с контекстом.
  • Прочтите текст, определите его тему двумя – тремя словами.
  • Определите ключевые слова в предложении, абзаце, тексте в целом, авторскую оценку темы.

    Второй этап – текстовый.

    Разделите текст на смысловые блоки, подберите название к каждому из них, определите центральную тему и найдите предложения, выражающие основные положения смысловых частей.
  • Найдите эквивалентную замену для изложения основных мыслей текста (синонимы, перифразы), определите авторскую концепцию темы.

    Третий этап – интерпретация

    Проверьте понимание фактуального и подтекстового содержания текста, прочтите предложения, выражающие главную мысль, концепцию темы.
  • Охарактеризуйте временные и пространственные параметры текста, перечислите языковые и художественные средства и целесообразность их употребления в тексте, опишите прагматику и коммуникативные признаки повествования.
  • Определите ваше отношение к точке зрения автора на поднятую проблему, познавательную, эстетическую или этическую ценность прочитанного.

    Четвёртый этап – перевод
    Убедившись в том, что фактуальные, прагматические и коммуникативные параметры текста выявлены, сделайте для себя вывод о соответствии языковых средств смысловой доминанте и сверхзадаче текста. Вне зависимости от вашей оценки не применяйте её для исправления текста: переводчик всё же «раб» исходного текста, а ваши выводы нужны только для повышения вашего переводческого мастерства и для полноты художественного восприятия произведения.

    В завершение раздела приведём блестящую мысль о художественном переводе К.И. Чуковского: «Я понял, что хороший переводчик заслуживает почёта в нашей литературной среде, потому что он не ремесленник, не копиист, но художник. Он не фотографирует подлинник, […], но воссоздаёт его творчески. Текст подлинника служит ему материалом для сложного и часто вдохновенного творчества. Переводчик – раньше всего талант. Для того чтобы переводить Бальзака, ему нужно хоть отчасти перевоплотиться в Бальзака, усвоить себе его темперамент, заразиться его пафосом, его поэтическим ощущением жизни» (Чуковский 1988, 8).


    1.5. Технический перевод
    Технический перевод (ТП) – перевод специального технического материала сугубо практической направленности (технические описания механизмов, станков, двигателей, руководств и инструкций по эксплуатации и обслуживанию и пр.)

    Отличительная особенность технического текста – обилие технических терминов (ТТ). ТТ – слово или словосочетание, именующее конкретное или абстрактное понятие из определённой области знания (отрасли техники): наименование детали, механизма, прибора, физического или химического процесса и т.п. Подавляющее количество ТТ используется только в языке узких специалистов и не входит в сферу обыденной коммуникации. Сюда же входит и общетехническая терминология, используемая в большинстве отраслей техники.

    Технические словари содержат десятки тысяч ТТ, но ни один словарь не может претендовать на исчерпывающую полноту. Каждая отрасль техники оперирует сотнями тысяч терминов. Поэтому в идеале технический переводчик должен специализироваться по определенной специальности, что в рамках современных языковых заведений представляется проблематичным. Важно дать студенту основную общетехническую терминологию по основным отраслям техники. Это предполагает наличие у технического переводчика определённого минимума общетехнических знаний, иными словами, широкого технического кругозора.

    Техника перевода.

    К основным переводческим навыкам относятся:

    - грамматический анализ предложения;

    - перевод терминов и устойчивых оборотов (терминологических штампов);

    - декодирование и перевод сокращений и аббревиатур;

    - создание переводческого продукта, соответствующего синтаксическим и стилистическим (языковым и коммуникативным задачам) ПЯ.

    - оформление переводческого продукта в соответствии с требованиями заказчика.

    Основное качество термина – его однозначность. К сожалению, далеко не все термины однозначны. Вопрос в том, к какой конкретной технической отрасли относится тот, или иной термин. Так, французский термин «buse» у шахтёров именует вентиляционную (воздуходувную) трубу, у газовиков – сопло горелки, в резиновой промышленности - мундштук шприц-машины, у слесарей – соединительный патрубок и т.д.

    Требования к техническому переводу:

    - полное и точное воспроизведение смыслового содержания оригинала;

    - соответствие нормам ПЯ;

    - адекватность технической терминологии данной отрасли техники;

    - единообразие (унификация) терминологии;

    - общепринятое написание имён собственных;

    - использование общепринятых сокращений (единиц измерения!)

    Факторы снижения качества переводческого продукта:

    - искажение смыслового содержания оригинала (следствие языковой и технической некомпетентности);

    - буквализм;

    - описательный перевод термина при наличии термина эквивалента в ПЯ;

    - транскрибирование термина.

    Качество перевода линейно связано с личной квалификацией переводчика, с уровнем его языковой и технической подготовки.

    Алгоритм перевода:

    - внимательно прочесть текст от начала до конца, отметив неясные места и термины;

    - используя справочные материалы или консультации специалистов, уяснить непонятные места и термины;

    - изучить на ПЯ материалы, аналогичные тематике переводимого текста.

    Теперь можно приступать к переводу.

    Техническому переводчику также приходится выполнять и другие виды работ, такие как: редактирование переводов, составление аннотаций и рефератов.

    Задача редактора перевода – окончательная правка переводного документа перед сдачей в печать (грамматические, орфографические ошибки, пунктуация, верность стилю источника). Выполняется, как правило, носителем ПЯ, когда заказчик перевода не владеет языком перевода. При выявлении недоброкачественности перевода, редактор представляет в издательство рецензию, подтверждающую необходимость возвращения рукописи переводчику на доработку или целесообразность замены переводчика более квалифицированным.

    При качественном переводе, редактор обращает внимание на следующие аспекты:

    а) выявление и исправление смысловых искажений и неточностей;

    б) унификация и стандартизация терминологии;

    в) исправление орфографических, грамматических и стилистических ошибок, допущенных переводчиком;

    г) тщательная проверка перевода цифровых данных подлинника.

    Аннотации и рефераты составляются, как правило, переводчиками, работающими в центрах технической информации. Вместе с тем, технический переводчик должен обладать навыками осуществления данного типа работы.

    1.6. Профессиональный синхронный перевод
    Профессиональный синхронный перевод – устный перевод в процессе официальной межкультурной коммуникации, одновременно с восприятием на слух (иногда зрительно «с листа»), после однократного устного предъявления на ИЯ (в изолированной от аудитории кабине в экстремальных условиях деятельности – количество перерабатываемой информации определяется источником и поступает в строго ограниченном объеме). Синхронист получает определенную часть исходной информации до ее обработки кратковременной («буферной», непосредственной) памятью. По мнению М. Ледерер, речь идёт о трёх секундах, в течение которых языковые формы удерживаются в памяти [Lederer 1981].

    Итак, особенностью синхронного перевода является умение слушать, запоминать и переводить сказанное одновременно, отставая от оратора лишь на несколько слов. Наиболее профессиональные переводчики могут при этом почти полностью отвлечься от содержания переводимого текста.

    Работа переводчика-синхрониста по степени умственного напряжения сродни работе авиадиспетчера. Медицинские эксперименты установили, что во время работы пульс синхрониста достигает 160 ударов в минуту, что на 20 ударов больше, чем у штангиста в момент поднятия веса! После 15 - 20 минут такой работы мозг включает охранительное торможение и наступает «мертвая точка» — в дело должен вступить партнер. Именно поэтому профессиональные синхронисты, как правило, работают в команде по 2 – 4 человека, сменяя друг друга через каждые 15 – 20 минут работы.

    Для синхронного перевода существует специальное техническое оборудование: переводчик находится в изолированной кабине в наушниках со звукоизоляторами (чтобы собственный голос не заглушал голос оратора). Такими кабинами оборудованы большие залы, предназначенные для международных переговоров. Там же, где специального оборудования нет, используют переносные микротелефонные аппараты. На международных мероприятиях переводчики обычно переводят с иностранного языка на родной.

    Синхронный перевод считается самым сложным видом перевода и, следовательно, одним из самых высокооплачиваемых. Работа синхрониста требует, кроме блестящего знания языка, еще и известных личностных и волевых качеств, широкой эрудиции, такта, коммуникабельности, а также мгновенной реакции и чувства юмора.

    1.7. Общие жанровые характеристики перевода
    Важную роль при переводе играет жанровая отнесённость текста на ИЯ. Действительно, переводчику часто приходится работать с текстами, относящимися к разнообразным сферам коммуникации. С этой точки зрения, для каждого жанра человеческого общения характерно употребление специфического языкового материала независимо от языка.

    Так, журналистский дискурс отличается короткими, яркими, броскими заголовками и фразами, цель которых не только «стимулировать» внимание к поднятой проблеме, но и привлечь на свою сторону как можно большую аудиторию.

    Научно-технический жанр характеризуется доминантным употреблением технических терминов и академическим стилем изложения. Технические тексты изобилуют безличными конструкциями. Фразеология данного жанра образно выхолощена и предсказуема. Сюда можно отнести руководства по эксплуатации, текст которых должен быть прост и ясен любому потребителю.

    Бизнес-коммуникация близка к разговорному жанру, но очень формальна и иногда напыщенна. Это объясняется, в частности, фактом существования «делового политеса», который предполагает использование клишированных sine qua non высказываний. Переводчик должен обладать адекватными знаниями в этой сфере и учитывать национально-культурные параметры коммуникации.

    Жанр юриспруденции характеризуется формальностью и педантичностью. Доминируют длинные пространные предложения, осложнённые множеством пунктов и подпунктов.

    Художественный дискурс отличается семантико-смысловой избыточностью, что предполагает владение переводчиком основами интерпретативного анализа. С одной стороны, литературный текст жанрово обусловлен и, казалось бы, предсказуем, что должно помогать переводчику в выборе соответствующих языковых средств. Вместе с тем, не исключается авторская организация текста и наполнение его языковым материалом, который можно определить как идиолектную специфику, что, несомненно, осложняет процесс перевода данного типа текстов. Лексический и грамматический фонд литературного жанра включает в себя самые разнообразные формы и способы выражения мысли: от ненормативной лексики, до изысканных слов и оборотов, от архаических конструкций, до современных образчиков лакунарного разговорного синтаксиса.

    1.8. «Заповеди» устного переводчика
    Устный перевод, как известно, отличается от письменного, прежде всего тем, что переводчик работает в прямом контакте с источником перевода и принимает активное участие в формировании коммуникативной ситуации. Переводчик, таким образом, должен владеть не только двумя языками (как минимум), но и коммуникативной ситуацией перевода.

    В данном разделе мы не претендуем на исчерпывающее научное обоснование роли переводчика в коммуникативной ситуации перевода. Цель – поделиться личными размышлениями и практическим рекомендациями, которые могут помочь начинающим переводчикам в овладении техникой устного перевода.

    Перевод рассматривается как коммуникативный феномен с присущими ему индивидуальными и национально-культурными особенностями речевого поведения, учет которых является залогом создания адекватной ситуации перевода и качественного переводческого «продукта». В первую очередь это относится к устному переводу в сфере бизнес коммуникации, включающей в себя типичные ситуации и соответствующие жанры профессионального общения. Ключевым моментом устного перевода, обслуживающего данную область человеческой деятельности, является достижение профессиональных и коммуникативных целей.

    Профессиональные цели включают в себя точную передачу средствами переводного языка исчерпывающей информации, важной для источника перевода. Речь идет о профессиональной установке инофона, направленной на достижение конкретных целей делового общения, например, передачи профессиональных навыков и умений (производственный процесс live), усвоения концептуальной информации (установочная лекция для персонала, обсуждение технической стороны проекта), выполнения производственных директив (инструктаж, служебные распоряжения) и пр.

    Коммуникативные цели переводческого процесса имеют двоякую природу, с одной стороны, они касаются интенций источника перевода, с другой стороны, связаны с реализацией коммуникативных «правил» переводческой деятельности. Коммуникативные цели источника лежат за пределами только профессиональных отношений и несут важную функцию передачи национально-культурной информации, касающейся целого комплекса мировоззренческих установок. Переводчик же, со своей стороны, должен выполнять особую социально-психологическую роль, которая состоит в частности во «внушении» потребителю ощущения правильности и истинности всех переводческих действий. Речь идет о высоком профессионализме переводчика и его полной уверенности в адекватности перевода. Подобная уверенность может быть основана не только на языковой, переводческой, но и коммуникативной компетенции, которая включает в себя широкий спектр фоновых знаний.

    Завоевание авторитета переводчика в глазах партнеров по деловому общению начинается с его внешнего вида. До того как переводчик заговорил, его воспринимают по внешним параметрам, которые должны расположить к себе потребителя перевода, создать в его глазах позитивный образ. Здесь важна любая мелочь: одежда, употребляемый лосьон после бритья (духи), настроение, жесты. Весь этот «набор» должен соответствовать коммуникативной ситуации перевода. Итак, одежда – неброская, парфюмерия – неагрессивная, настроение – рабочее, жесты – сдержанные.

    Из вышесказанного вытекает первый «нелингвистический» принцип устного переводчика: Ты - первый в своей второстепенности. Ясно, что без переводчика нет коммуникации. При этом деятельность устного переводчика суть межкультурная коммуникация. Можно сказать, что переводчик переводит не только с одного языка на другой, но и «с одной культуры на другую». Его сверхзадача основывается на герменевтическом подходе (взаимо) понимания и толерантности. Переводчик не должен забывать, что он языковая личность и медиатор культур (своей и чужой). Переводчик должен уметь выходить за пределы своей культуры, не утрачивая собственной культурной идентичности. Здесь уместно говорить о межкультурной компетенции, облегчающей общение носителей разных культур. Формирование межкультурной компетенции происходит всю жизнь и включает в себя знание национально-культурных особенностей интеллектуально-познавательной, психологической, эмоциональной и других областей человеческого общения.

    Для достижения адекватной коммуникации очень важен высокий общекультурный уровень переводчика, направленный на «сглаживание углов» во избежание конфликтных ситуаций. У потребителей перевода должно создаваться впечатление, что все они – компетентные и авторитетные люди. Исключение составляют ситуации, когда источник заранее предупреждает переводчика о разрыве отношений со своим партнером (такое иногда случается).

    Второй принцип, вытекающий из первого: Не выпячивай себя, но и не прячься. Переводчика должно быть хорошо видно и слышно всем участникам речевого взаимодействия. Итак, находись чуть сзади источника, со стороны, удобной ему и тебе. Дистанционные параметры определяются исходя из анализа психологических, пространственных, временных составляющих коммуникативной ситуации.

    Основываясь на личном опыте и опыте профессионалов в рассматриваемой сфере, предлагаются следующие «заповеди» устного перевода:

    1. Переводи легко и непринужденно.

    Переводчик – всегда немного актер, а ситуация перевода отчасти напоминает спектакль. Как известно, основной принцип успешности театральной постановки: «Режиссер должен умереть в актере». Режиссерская работа, в нашем случае, это накопленный лингво-коммуникативный багаж переводчика. Потребитель не должен видеть черновой работы, продуктом перевода всегда должно быть законченное речевое произведение.

    2. Говори достаточно громким и уверенным голосом.

    Голосовое «оформление» ситуации играет не последнюю роль. Громкость голоса зависит от пространственно-психологического формата коммуникативной ситуации и не должна превышать уровня комфортных параметров человеческого слуха. Сила звуковой подачи определяется эмпирически и гарантируется эстетическими вкусами переводчика.

    3. Артикулируй.

    Четкая дикция – залог успешного перевода, особенно если перевод осуществляется на французский язык (здесь допустима чрезмерная «режущая» артикуляция). Данное правило вытекает из элементарного принципа вежливости: «хорошо говорить, означает, прежде всего, хорошо произносить». Хорошее произношение – первый шаг к адекватному пониманию и коммуникации.

    4. Исправляй себя так, чтобы никто этого не заметил.

    Никогда не исправляй себя «в явном виде». Исправления должны касаться деталей, а не главного. Переводчик не имеет права на сбой в передаче основной смысловой и коммуникативной информации источника.

    5. Не останавливайся на полуслове.

    Все начатые фразы должны быть закончены, даже если нет полной уверенности в правильности их построения.

    6. Не повторяй ошибок или ляпов источника перевода. Твои ошибки, это твои ошибки, а не – источника!

    7. Переводи образные выражения только тогда, когда образ абсолютно прозрачен для тебя и есть уверенность в языковых средствах его передачи.

    8. Переводи только то, что понятно. Переводчик в сфере бизнес-коммуникации должен обладать знаниями из соответствующей профессиональной области человеческой деятельности. Он обязан «выглядеть» (желательно быть) профессионалом в переводном пространстве. Если есть сомнения в технической стороне информации источника, следует ее уточнить, так как последствия неправильного перевода могут оказаться катастрофическими как для «дела», так и для переводчика.

    9. Стремись к нейтральному стилю изложения в переводном языке. Нейтральный стиль в ПЯ – лучший способ передачи мысли источника. В родном языке можно помогать себе разговорным стилем. При этом следует учитывать, что разговорная речь должна отличаться высокой культурой, эстетикой звучания, использованием литературных элементов. Арготизмы, жаргонизмы исключаются, если же, конечно, сам источник не высказал пожелание «не щадить самолюбие адресата».

    10. Стремись к выразительности речи.

    Следует воспитывать в себе умение держать в голове конструкцию ПЯ, учитывая состав аудитории, находя нужный язык для общения с ней. Важно также обладать умением не теряться в неожиданных ситуациях (кто-то встал и вышел, кто-то заговорил с соседом и т.д.). Главным средством речевой выразительности остается интонация. Желательно обратить внимание на выделение ключевого слова путем понижения тона голоса (в большей степени характерно для русской речи). Следует помнить, что в русском языке наиболее информативное слово, как правило, ставится в конец фразы.

    11. При переводе на русский язык. Начинай фразу с второстепенных членов предложения (лучше – с обстоятельства). Заканчивай фразу ключевым словом. Используй уже принятое наименование. Упрощай синтаксический рисунок фразы.

    12. При переводе на французский язык. Начинай фразу с подлежащего. Не повторяйся, варьируй языковым материалом. Используй сложноподчиненные предложения. Шире употребляй синонимы, родовые термины.

    Подводя итог вышесказанному, можно вывести ключевую всеобъемлющую переводческую заповедь: Не повреди межкультурной коммуникации. Переводчик – «культурный дублер» источника перевода. Его основная коммуникативная цель состоит в бесконфликтном совмещении несовпадающих картин мира. Итак, владей коммуникативной ситуацией, не забывай о своей социально-психологической роли, осуществляй высокую миссию перевода – служить взаимопониманию между народами.


    1.9. Специфика перевода субстандартизмов
    По мнению В.П. Коровушкина: «Языковой субстандарт, или просторечие, – это исторически сложившаяся, относительно устойчивая, комплексная, системно организованная автономная экзистенциальная макроформа национального языка или его национального варианта, состоящая из системно организованных частных экзистенциальных и неэкзистенциальных языковых форм и их элементов, отвечающих социолингвистической норме второго уровня и создающих языковую ситуацию диглоссии различной степени в соответствующих сферах социально-речевого общения в зависимости от социолингвистических параметров коммуникативного акта» [Коровушкин 2005].

    Проще говоря, к субстандартной системе относится некодифицированный, узуальный пласт языка, подчиняющийся только «языковой стихии» употребления. К ней можно отнести такие формы существования этноязыка как диалекты, просторечие, жаргоны, сленг и арго.

    Практика перевода субстандартного материала показывает, что довольно часто переводчик оказывается в сложной ситуации принятия вынужденного решения при выборе переводческого эквивалента. Несомненно, существующие культурные и литературные традиции, как и менталитет реципиента не могут не оказывать влияние на процесс перевода. Поэтому при переводе субстандартизмов необходимо учитывать неодинаковость социальной престижности/непрестижности субстандарта в разных лингвокультурах. При этом следует помнить, что, например, для большинства русофонов лексика и фразеология субстандарта осознаются как принадлежащие соответствующей социальной среде.

    Так, воспитанные французские дамы и месье, как и бомжи, нередко выражают своё неудовольствие восклицанием “Oh, Merde!”, которое в силу частого употребления не воспринимается как недопустимый вульгаризм. Буквальный перевод данного высказывания выглядел бы очень странно в устах представителя элиты, поэтому переводчик, как правило, заставляет его произносить «Ах, чёрт!» или «О, господи!».

    Английские и немецкие переводчики, например, в большинстве случаев для передачи особенностей грамматики и словообразования субстандарта используют стандартные средства (толкование значения субстандартных слов и выражений с позиций общелитературного языка), то есть являются источниками интерференции.

    В переводческой практике русофонов сложились некоторые традиционные приёмы перевода некодифицированных языковых явлений (главным образом лексики и фразеологии):

    1. Использование соответствующей жаргонной лексики: piger (fr.), todig (angl.) – врубаться, вкатывать (понимать); casserlescouilles (fr.), totalksmb. down – задолбать (надоесть).

    2. Транслитерирование слов, с пояснением в тексте: natchalnik (обращение к сотруднику ОВД); dokhodiaga (хилый человек, дистрофик).

    3. Сопровождение перевода слова соответствующим пояснением, иногда с использованием общелитературного слова, которое называет данное явление, действие или реалию: fric – бабки (деньги).

    Особенностью передачи субстандартных явлений на другие языки также выступает приём экспрессивизации жаргонной лексики и фразеологии. Подобная операция связана с семантической насыщенностью языкового материала как проявлением общей тенденции разговорной речи. Принцип экспрессивизации состоит в употреблении при переводе формы, облегчающей восприятие и способствующей достижению максимального коммуникативного эффекта. Прагматическая эквивалентность здесь достигается с помощью приёма генерализации, когда слово с конкретным значением заменяется словом с более общим, более понятным реципиенту значением: шестёрка (окурок) – mégot; шестёрка (рядовой работник; «прислужник») – menufretin (мелкая сошка). В данном случае основная коммуникативная цель достигается, но утрачивается экспрессия и теряется социальная маркированность лексемы «шестёрка».

    Рассмотренный приём перевода субстандартизмов используется в случае отсутствия в ПЯ точного наименования для исходного понятия. Переводчик в данном случае использует экспрессивное выражение для замены нейтральной лексемы, повышая тем самым эмоциональный фон высказывания, но уходя от семантики подлинника. Экспрессивизацию таким образом можно рассматривать как явление «необходимого зла», причиной которого бывает пресловутая лакунарность процесса перевода.

    Итак, приступая к переводу субстандартизмов, переводчик должен, прежде всего, стремиться к функциональной (динамической, прагматической) эквивалентности, то есть к созданию такого текстового продукта, который производил бы коммуникативный эффект, идентичный оригиналу. Здесь важны, по крайней мере, три момента:

    1. Стиль. Субстандартизмы – это стилистически низкий пласт лек­сики, что, как правило, проявляется в неблагозвучной звуковой форме, в примитивной и вульгарной фразеологии и метафорике. Однако следует учитывать тот факт, что, например, французская нестандартная лексика часто обладает яркими живописными ассоциациями даже для обозначения традиционно «низких» для русофонов тем: секс, воровство, убийство и пр.

    2. Аксиология. Некодифицированная метафора, помимо своей высокой экспрессивности, отличается специфической системой ценностей. Аксиологический ряд ее носителей выстраивается примерно следующим образом: мой мир – истина, а весь остальной заслуживает презрения, насмешки или, в лучшем случае, снисходительной иронии.

    3. Естественность. Субстандартные лексемы в большей степени, нежели стилистически нейтральные обладают ярко выраженными национальными чертами. Поэтому переводчик должен следить за тем, чтобы речь русских преступников, например, не содержала и намёка на французские реалии или французской экзотики, как не содер­жит она ее для носителей ИЯ.

    В любом случае при переводе субстандартизмов существует необходимость в точной передаче стилистического регистра источника перевода, даже если речь идёт о намеренном занижении дискурсного стандарта. Основной целью перевода неконвенционального языкового материала является достижение динамической эквивалентности оригиналу. Адекватность всякого перевода должна опираться на принцип функционального тождества, то есть, тождества оригиналу в отношении выполнения идентичной функции при коммуникации.
  • 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

    перейти в каталог файлов


    связь с админом