Главная страница

Диагностика в арт-терапии. Метод Мандала . Под редакцией А. И. Копытина спб. Речь, 2005


Скачать 2.22 Mb.
НазваниеДиагностика в арт-терапии. Метод Мандала . Под редакцией А. И. Копытина спб. Речь, 2005
АнкорKopytin_A_I__Diagnostika_v_art-terapii_Metod_Mandala.pdf
Дата17.05.2018
Размер2.22 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаKopytin_A_I_Diagnostika_v_art-terapii_Metod_Mandala.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#40455
страница9 из 12
Каталог
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
Заключение
Во время работы с Роджером, так же как и с большинством моих пациентов, я мало контактировала с основным психотерапевтом. Лишь начав писать эту статью, я обратилась к гештальт-терапевту, начавшему работать с Роджером и продолжавшему следить за процессом его лечения, с целью обмена мнениями. Его диагностическое заключение, хотя и изложенное в общих понятиях, подтвердило мои наблюдения относительно тex проблем Роджера, которые проявились в ходе арт-терапии с использованием мандал в качестве основной техники. Психотерапевт заключил, что Роджер является «пассивно-сопротивляющейся личностью без каких-либо нарушений мышления», перечислив все те основные конфликты, над которыми мы работали вместе с Роджером.
Мое понимание мандалы благодаря работе с Роджером углубилось. Лишь по прошествии определенного времени я начала осознавать богатство скрытого в символических образах содержания. Однако даже если бы я вполне его понимала еще в период работы с Роджером, я бы вряд ли проводила обсуждение рисунков иначе. Я все равно стремилась бы сконцентрироваться на перспективе роста и развития, а не на проявлениях патологии. Я убеждена в том, что арт-терапевт способен поддержать и усилить положительные качества личности пациента, которые помогут ему преодолеть препятствия для своего психического роста. Являясь отражением личности пациента, мандала все время порождает свои причудливые формы.
- 101 -
ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ
СНОВИДЕНИЙ
,
МАНДАЛ
И
МУЗЫКАЛЬНЫХ
ОБРАЗОВ
:
КЛИНИЧЕСКОЕ
ОПИСАНИЕ
Кэрол
Буш
(Carol Bush)
В данной статье описывается использование анализа сновидений, направленной визуализации и музыки и карточного теста мандалы в качестве трех основных психотерапевтических модальностей в лечении 35-летней пациентки. Сочетание этих методов помогало психотерапевту оценить динамику изменений состояния пациентки на разных уровнях психической деятельности.
Направленная визуализация и музыка (НВМ) является новой психотерапевтической модальностью, разработанной Хелен Бонни (Bonny, 1980, р. 39-58) и предполагающей использование музыки с тем, чтобы вызвать появление у пациента образных представлений, отражающих его переживания, и способствовать их последующему осознанию. При проведении
НВМ-сессий используются специально подобранные сочетания музыкальных произведений, способствующие интеграции сознания и бессознательного. Психотерапевт подбирает такие сочетания музыкальных произведений, которые соответствуют характеру потребностей пациента
(так, например, успокаивающе-анаклитическая музыка включает классические произведения, стимулирующие воспоминания о детстве и/или проявление проблем, связанных с мужской/ женской идентичностью).
Музыка вызывает такие переживания, которые напоминают опыт спонтанных визуализаций. Пациент достигает состояния релаксации, и затем в процессе прослушивания музыки у него спонтанно проявляются образные представления. Являясь проективной техникой,
НВМ стимулирует такие переживания, которые часто отражают скрытый психический материал.
В процессе работы со своим бессознательным Юнгу удалось в свое время «трансформировать эмоции в образы, или, точ-
- 102 - нее, найти те образы, которые были скрыты в эмоциях». Он был убежден в том, что чем больше образов он сможет вызвать и осмыслить, тем более «внутренне спокойным и уверенным» он станет. Он добавляет: «...если бы я оставил эти скрытые в эмоциях образы непроявленными, они бы, наверное, меня разорвали на части» (Jung, 1963, р. 177).

Мандала — это циркулярное изображение, являющееся архетипическим символом психической целостности. Создаваемые в ходе психотерапевтических сессий мандалы могут затем интерпретироваться с учетом особенностей их цвета, движения и формы. Джоанна Келлогг
(Kellogg, 1978) предположила, что все создаваемые людьми мандалы соответствуют 13 базовым типам, называемым «архетипические стадии большого круга мандалы». Келлогг разработала карточный тест мандалы, включающий данные 13 базовых типов мандалы. Каждая стадия представлена двумя вариантами изображений. Их общее количество составляет 26; пациенту предлагается выбрать несколько карт с черно-белым изображением всех базовых типов мандал, нанесенным на прозрачные пластиковые пластины, после чего он должен подложить цветные карточки под черно-белые. При проведении тестирования пациент выбирает пять черно-белых карт и пять цветных карт.
Анализ сновидений, являющийся хорошо известной психотерапевтической техникой, использовался нами также в процессе работы с данной пациенткой и существенно помогал нам в понимании проблем пациентки и происходящих с ней изменений. Сновидения как отражение глубоко бессознательных процессов, НВМ, интерпретации мандал и карточный тест мандалы использовались нами в тесной связи друг с другом, что способствовало повышению эффективности психотерапии и всесторонней оценке состояния пациентки.
Клинический
пример
Сведения
о
пациентке
Мэгги — крупная миловидная брюнетка, вышедшая замуж незадолго до начала психотерапии, — жаловалась на сниженное настроение, сонливость и неспособность принять какое-либо решение. Работая в медицинском учреждении, она тяготилась царившей в нем бю-
- 103 - рократической атмосферой. Она также высказывала опасения, что ее отношения с мужем из-за ее плохого эмоционального состояния пострадают. Ееполовая жизнь уже вскоре после замужества превратилась для нее в рутину.
Сессии продолжались от полутора до двух часов и проводились один раз в неделю в течение 18 месяцев. Пациентке было предложено в ходе каждой сессии обсуждать с психотерапевтом какой-либо из ее снов. Раз в две недели также проводились НВМ-сессии, предполагавшие обсуждение визуализаций после прослушивания музыки. Кроме того, пациентка иногда рисовала мандалы в конце НВМ-сессий. Чаще всего, однако, она рисовала мандалы дома после сессий. Карточный тест мандалы применялся по прошествии очередных 4-5 сессий с целью оценки изменений в состоянии пациентки.
Детские годы Мэгги прошли в традиционной деревенской семье. Она родилась от пожилых родителей и выросла в старом фермерском доме, построенном в XVIII веке, принадлежавшем ее предкам. Семья жила очень обособленно и общалась лишь с пожилыми друзьями родителей. Дом не был благоустроен, что создавало значительные неудобства. Родители
Мэгги много работали и вместе с дочерью регулярно посещали церковь.
Мать Мэгги была строгой, критически настроенной женщиной, старавшейся воспитывать дочь в религиозном духе. Ее отец был пассивным, замкнутым человеком, уделявшим дочери мало внимания. Мэгги много времени проводила в одиночестве и всегда испытывала чувство неуверенности в себе.
В старших классах школы Мэгги впервые почувствовала себя более свободной и стала проявлять неповиновение родителям. В это время Она вступала в частые половые связи и, описывая его, говорила, что в тот период «слегка сошла с ума». Ее поведение при этом нередко носило саморазрушительный характер, поскольку она выбирала таких партнеров, с которыми у нее вряд ли могли сложиться устойчивые отношения, либо предпочитала партнеров на одну ночь.
Все это лишь усиливало в ней чувство собственной неполноценности и отвращения . к самой себе.
У нее всегда были проблемы с женской идентичностью. Она воспринимала себя как малопривлекательную и неинтересную и страдала от предменструального синдрома, проявлявшегося в плохом настроении и неприятных ощущениях внизу живота.
- 104 -

В попытке освободиться от религиозного влияния со стороны родителей, ограничивавшего ее в сексуальном и эмоциональном плане, она обратилась к метафизическим представлениям, которые, по ее мнению, позволяли ей осмыслить свой духовный опыт.
Психотерапевтический
процесс
В течение первых четырех месяцев психотерапии сновидения и визуализации Мэгги в ходе
НВМ-сессий отражали ее чувства отчаяния и безысходности. Она, в частности, видела сон, в котором представляла себя узницей лагеря, расположенного на территории России, и у нее не было никакой возможности оттуда выбраться. В другом сне она врезалась на автомобиле в кирпичную стену. Она также говорила о своем желании что-то изменить на работе, но не видела никакой возможности это сделать.
Когда начал использоваться метод НВМ, Мэгги не могла слушать более легкую классическую музыку, в которой звучали арфа и/или флейта. Поэтому на начальном этапе психотерапии использовались лишь четыре музыкальные программы: «Бах», «Успокаивающе- анаклитическая музыка», «Музыка скорби» и «Музыка для расширения сознания».
Во время первой НВМ-сессии она увидела себя в образе заключенного в клетку эмбриона.
Клетка была похожа на оскаленную пасть. Она чувствовала себя совершенно беспомощной и неспособной выбраться из этой клетки. Единственной возможностью выйти из этой ситуации, по ее словам, было бы умереть и возродиться в новой форме. Таким образом, основной темой ее переживаний было: «Что бы я ни делала, это мне не поможет». Такова была и ее жизненная позиция.
Возникший у Мэгги во время этой сессии образ клетки напоминал образ «vagina dentata»
— влагалища с зубами. Влияние строгой и склонной к критике матери проявилось в следующем сновидении, которое Мэгги решила обсудить с психотерапевтом. «Я примеряю купальники вместе с матерью, и она никак не дает мне возможность сделать самостоятельный выбор», — сказала
Мэгги. Судя по всему, она до сих пор неосознанно испытывала сильный контроль со стороны интериоризованного образа матери, мешавшего ей принимать решения.
- 105 -
Первая мандала Мэгги представляла собой примитивное изображение спирали красного цвета с включением более светлых оттенков телесного цвета. Эти цвета свидетельствуют о чувстве незащищенности и эмоциональной хрупкости. Поскольку спираль раскручивается против часовой стрелки, это указывает на переживание психического регресса и готовность к самопознанию. Другая мандала, созданная в начале психотерапии, состояла из двух полукругов — красного и зеленого, повернутых в противоположных направлениях друг к другу, что свидетельствовало о наличии конфликта между стремлением к действию и высоким самоконтролем. Комментируя этот рисунок, Мэгги сказала, что испытывает чувство безысходности и скованности.
Выбор карт при использовании карточного теста мандалы соответствовал характеру описанных выше образов. Мэгги выбрала четыре карты: две из них соответствовали стадии фрагментации (№ 11), при этом одна цветная карта была цвета шартрез, а другая — темно-фиоле- тового цвета. Данные карты, по-видимому, отражали высокий уровень стресса, который Мэгги испытывала в тот момент, ее страх дезинтеграции и чувства растерянности и беспомощности.
Кроме того, она выбрала карту стадии № 3 в виде спирали коричневого цвета, отражающую негативный опыт общения с матерью и низкую самооценку. Выбор спирали указывал на готовность осознать психический материал. Последняя карта соответствовала стадии № 1 и представляла собой изображение паутины темно-синего цвета, указывающей на возможную родовую травму и свидетельствующую; о восприятии мира как враждебного и неприятного, что соответствовало ее постоянному ощущению того, что она не соответствует ожиданиям окружающих, в особенности женщин, которые то и дело ее критикуют.
В ходе очередной НВМ-сессии Мэгги увидела, как ее засасывает в находящуюся в океане воронку темно-фиолетового цвета. Попав в какое-то замкнутое пространство грязно-зеленого цвета, она внезапно поняла, что ее проглотил огромный осьминог. Ужаснувшись этому, она зарыдала. В конце концов она произнесла: «Я умираю... и части меня всплывают на поверхность...» Затем она с удивлением констатировала: «Но я чувствую, что рядом со мной находится кто-то, кто нежно собирает то, что от меня осталось!» Она пережила опыт фрагментации, который, однако, привел к положительным результатам. В ней просну-

- 106 - лось то, что могло собрать части ее «я» воедино, и предполагаемая ранее возможность ее психологического возрождения получила зримое подтверждение.
В последующем Мэгги несколько раз видела себя во сне умирающей, ее сновидения также часто отражали ее ситуацию на работе. Всякий раз она испытывала во сне страх предпринять активные шаги для того, чтобы изменить существующую ситуацию. Хотя картины своей смерти в сновидениях ее парализовали, в реальной жизни она все более остро ощущала потребность изменить привычные для нее модели поведения и взяться за решение своих проблем. На работе она чувствовала себя безликим винтиком в бюрократической машине. Та пустота, которую она ощущала на работе, не являлась результатом лишь однообразия ее деятельности. Как показали последующие НВМ-сессии, ее состояние во многом определялось особенностями раннего развития.
Во время второй НВМ-сессии Мэгги услышала смех ведьмы и увидела лицо насмехающейся над ней старой старухи. Себя же она представляла в образе ребенка, чувствовавшего себя беззащитным перед ведьмой. В конце концов, однако, ведьма разозлила ребенка настолько, что в том проснулось желание оказать ей сопротивление. Когда это желание усилилось, она увидела себя приближающейся к тоннелю и продвигающейся по нему. Когда же она подошла к его выходу, тоннель закрылся снаружи и она оказалась заточенной в нем. Несмотря на это, от нее отделилось зернышко, вылетело наружу и упало в жирную, черную почву. Таким образом, у Мэгги впервые обнаружился потенциал, необходимый ей для дальнейшего развития; произошла мобилизация ее желания активного противодействия ситуации, которое могло послу- жить основой преодоления депрессии.
Взрывной характер переживаний в ходе визуализации осьминога и проснувшееся желание противостоять ведьме, по всей видимости, обозначали определенное изменение в ее состоянии. Ее апатия стала не столь выраженной, и ее сексуальные реакции стали более живыми. В ее сновидениях появилось больше эротического материала; у Мэгги также произошло некоторое эмоциональное сближение с мужем.
В течение следующих пяти месяцев, в середине психотерапевтического процесса многие сновидения и визуализации Мэгги и ее рисунки отражали происходящие в ней изменения. В ее визуализациях в
- 107 - ходе НВМ-сессий преобладал образ ребенка. Она вначале увидела его одиноким, находящимся в темной комнате. Присмотревшись к нему, Мэгги заметила, что ребенок заточен в некое подобие трубы, и поняла, что он испытывает из-за этого сильное раздражение. Поняв, что она хочет выбраться на свободу, Мэгги вскоре увидела, что это — ребенок пятилетнего возраста, который чем-то обижен и плачет. Мэгги удивилась тому, насколько зол и обижен оказался ребенок и насколько он одинок. Ребенок обратился к ней со следующими словами: «Мне потребуется некоторое время для того, чтобы научиться изъясняться и вести себя так, как мне нужно».
Сновидения того периода содержали образы старых домов, в которых Мэгги пыталась навести порядок. Водопроводные трубы в этих домах были засорены, а мусорные бачки — наполнены до отказа. Тем не менее ей удавалось постепенно навести в них порядок. Во время
НВМ-сессии Мэгги вновь увидела себя ребенком — теперь уже несколько более старшего возраста, — который пытался уговорить ее не совершать трудное восхождение на гору. Все это говорило о том, что этот ребенок хочет, чтобы взрослая Мэгги стала его другом.
Последующие НВМ-сессии вновь и вновь сопровождались визуализацией внутреннего ребенка, что провоцировало оживление все новых воспоминаний. По мере того как одиночество и разочарование, которые Мэгги испытывала в детстве, обсуждались ею с психотерапевтом, она приходила к осознанию того, какую роль образ ребенка может играть на данном этапе ее жизни.
Она становилась помощницей этому ребенку, в то время как ее родители никогда не пытались способствовать ее психическому росту. Она поняла, что они были довольны ею, лишь когда она с ними соглашалась. Она воскликнула: «Теперь я осознаю, что для того, чтобы они меня приняли, я должна быть совершенно безропотной — почти слабоумной!» Она искренне удивилась тому, как долго она пыталась быть помощницей своим родителям, считая себя в ответе за их счастье.
Выбор карт в тесте мандалы позволил сделать прогноз относительно прогресса психотерапии на среднем этапе работы. Мэгги впер- : вые выбрала карту стадии № 4; которая указывает на начало чего-то нового, скорее всего на формирование у Мэгги нового представления
о себе самой. Это ощущалось ею в появлении более живых сексуальных реакций. На психологическом же уровне это выражалось в более от-
- 108 - крытом выражении связанных с детством чувств гнева и сожаления, а также в ее стремлении построить новые отношения с родителями, выступая при этом в качестве взрослого человека.
В этот период Мэгги увидела несколько снов со сходной тематикой. В одном из снов она оказалась в совершенно незнакомом, диком месте, где ее подстерегала опасность. Мэгги ощущала необходимость сделать выбор, с тем чтобы изменить свою жизнь, но боялась расстаться со зна- комым ей состоянием равнодушия и апатии. Ее опасения проявились в сновидениях: в одном из них она видела, как вокруг нее падали стены, оставляя ее незащищенной и открытой. Мэгги находилась в процессе перехода в новое состояние и пыталась сделать жизненный выбор. В дру- гом сне она увидела человека, который ехал на трехколесном велосипеде с очень большими шинами. Велосипед столкнулся с препятствием, и человек упал прямо в росшую у дороги крапиву.
По моему мнению, этот сон указывал на то, что характерное для Мэгги стремление остаться в безопасности впервые не уберегло ее от неприятностей.
Во время последовавшей за этим НВМ-сессии Мэгги увидела себя в образе марионетки, которой никто не пытался руководить. Затем она увидела себя находящейся в старом складском помещении, окруженной серыми картонными обрезками, которые, по ее мнению, являлись не чем иным, как частями ее самой. Она въехала на склад, сидя в инвалидной коляске; из раны на ее груди стекала кровь. Она подумала, что у нее больное сердце, которое, несмотря ни на что, полно жизни. Когда я спросила Мэгги, в чем нуждается это больное сердце, она ответила, что оно нуждается в том, чтобы с ним «обращались как с новорожденным младенцем». Она показала, как она держит, убаюкивая, на руках свое сердце, как ребенка.
Выбор карт в карточном тесте мандалы свидетельствовал об усилении чувства обиды и недовольства. Мэгги выбрала карту стадии № 6 с изображением расщепленного по вертикали круга темно-красного цвета; другая карта соответствовала стадии № 8 и изображала пятико- нечную звезду — также темно-красного цвета. Она никогда раньше не выбирала оттенки красного цвета, так же как и карту стадии № 6, указывающую на открытое неповиновение и вызов. То же самое касается и карты стадии № 8, свидетельствующей о зрелой идентичности. Все это указывало на то, что переживаемые Мэгги чувства раздражения и гнева достигли большого накала. Для
Мэгги было очень важно пере-
- 109 - жить период открытого протеста, чтобы убедиться в том, что она может управлять этими чувствами и благодаря этому достичь психологической зрелости и независимости.
В одну из ночей в этот период Мэгги увидела, как здание, в котором она работает, шатается и какой-то человек пытается его поджечь. Во время другого сна она увидела себя пытающейся убежать с работы, но автомобильные пробки ее задерживают. В третьем сне она увидела, как с нее сваливается огромная корка засохшей крови. В это время она нарисовала мандалу с изображением здания или кирпичной стены серого цвета, в которой имелись вкрапления темно-красных оттенков. Во время НВМ-сессии она также увидела кирпичные стены, возникавшие одна за другой, по мере того, как она их преодолевала. Когда она устала и хотела уже остановиться, какой-то человек начал над ней смеяться и бросать в нее черносливом.
Разозлившись, она решила продолжать перебираться через стены. Судя по всему, Мэгги пыталась овладеть чувством гнева и уже была готова к активным действиям.
Она испытывала неосознанную потребность в катарсисе; ей необходим был некий эмоциональный стимул для того, чтобы окончательно преодолеть инерцию, препятствовавшую ее психическому росту и принятию решений в течение многих лет. Вскоре после сна, в котором она видела, как в нее бросают черносливом, она увидела себя во время другого сна смело входящей в' вестибюль здания, в котором она работала. Затем она села на корточки, и из нее на пол вылилась большая порция менструальной крови.
Решимость Мэгги с каждым днем росла. Я всячески побуждала ее понять причины своего недовольства и более активно отстаивать свои интересы. Борьба взаимоисключающих потребностей проявилась во время очередной НВМ-сессии, когда она увидела себя находящейся в зоне, отделяющей свободную территорию от оккупированной. Находившиеся на оккупированной территории люди кричали ей, чтобы она на нее не входила, но она испытывала острую потребность это сделать, поскольку эта территория была ей уже знакома — здесь были видны голые скалы и редкий кустарник. Войдя на эту территорию, она почувствовала, как ее затягивает в
скалу какая-то сила. В конце концов она обратилась в гранитную скалу. Когда я спросила, что она чувствовала, став скалой, она ответила: «Странно. Я чувствовала себя хорошо защищенной — застывшей, но защищенной». Через минуту характер визуализации изменился,
- 110 - и Мэгги вздрогнула. Улыбнувшись, она произнесла: «Скала вытолкнула меня обратно! Она сказала, что я ей больше не принадлежу!»
Поскольку образы Мэгги в это время часто отражали все еще сохраняющуюся нерешительность, я решила, что она, по всей видимости, прошла некий цикл развития: она осознала свои потребности и внутренне освободилась. Она гораздо лучше, чем раньше, стала понимать свои чувства. При этом ее сновидения и визуализации словно спрашивали ее: «Ты и дальше будешь пребывать в состоянии неопределенности или действительно попытаешься его преодолеть?»
В этот столь важный для нее период она пришла на одну из сессий с мандалой, на которой была изображена растрескавшаяся стена и встающее над ней солнце. Показывая мне рисунок,
Мэгги сказала, что приступила к поискам новой работы.
При очередном использовании карточного теста мандалы Мэгги выбрала три карты, относящиеся к верхней части Большого Круга и свидетельствующие о формировании нового «я»: одна из карт относилась к стадии № 6 и содержала изображение расщепленного круга светло-зеле- ного цвета, что указывало на то, что она не только пытается бросить вызов обстоятельствам, но и найти реальный выход из создавшегося положения. Она была готова окончательно внутренне дистанцироваться от родителей. Эта карта также указывала на ее готовность отстаивать свои интересы в отношениях с социальными авторитетами.
Кроме того, Мэгги выбрала карту стадии № 7 с изображением креста желтого цвета, указывающую на рождение «я» и осознание себя в качестве независимого и зрелого существа.
Оквадрачивание круга было достигнуто, указывая на психологическую автономность Мэгги! Тре- тья карта относилась к стадии № 8 и содержала изображение пятиконечной звезды красного цвета, свидетельствующей о наличии значительного запаса энергии, необходимой Мэгги для самоутверждения.
В течение последнего месяца работы на прежнем месте Мэгги испытывала бодрость и предвкушение того, что ей вскоре предстоит найти для себя новое занятие. Ее семейная жизнь складывалась лучше, чем когда бы то ни было. Мэгги стала более спокойно относиться к своим родителям и больше не чувствовала себя скованной, уступчивой и незрелой в отношениях с ними.
Ее чувство юмора стало проявляться в большей степени, чем раньше, и она часто подшучивала над собой и сложившейся ситуацией.
- 111 -
В течение последнего этапа лечения визуализации Мэгги при проведении НВМ-сессий свидетельствовали как о внутренних, так и внешних изменениях. В ходе одной из НВМ-сессий я использовала музыкальную программу под названием «Положительный аффект», включающую произведения Эльгара, Моцарта, Барбера и Штрауса. Эта музыка часто вызывает положительные, иногда — транс персональные и религиозные переживания. Ранее Мэгги не могла ее слушать.
Слушая музыку, она увидела восход солнца; его лучи наполнили пейзаж всеми цветами радуги, заливая пространство золотым светом. Поднявшись на гору, Мэгги увидела фигуру в белых одеждах, протянувшую навстречу ей руки. Когда она приблизилась к этому человеку, он заключил ее в свои объятия. Ее переполнило удивительное чувство единения с этим добрым существом.
Затем человек поднял руку и произнес: «Теперь ты обрела для себя нового проводника. Все, что ты видишь вокруг, принадлежит тебе». Мэгги торжественно ответила: «Я должна заключить все это в свое сердце. Передо мной — новая земля, которую я смогу освоить и защитить».
Лишь только она это произнесла, как сквозь все ее тело прошли волны тепла и она почувствовала, как ее сердце увеличивается в размерах. «Мое сердце будет мне служить компасом, — произнесла она, — оно является источником моей силы. Я чувствую исходящую из него энергию, но я не теряю самообладания и не чувствую себя сентиментальной. Это... я таю... я не могу больше говорить!.. Я сливаюсь с огромной книгой, которую куда-то несут... Теперь я стала атомом, который распадается...»
Когда Мэгги наконец вернулась в свое обычное состояние, она была глубоко взволнована
— так же, как и я. Она выглядела решительной и наполненной внутренней силой. Спустя неделю она получила уведомление о приеме на новую работу. Сейчас я продолжаю встречаться с Мэгги
один или два раза в месяц. Она больше не является узницей своих страхов и не чувствует себя скованной обстоятельствами.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

перейти в каталог файлов
связь с админом