Главная страница

Мирей Гильяно Почему француженки не толстеют


Скачать 1.19 Mb.
НазваниеМирей Гильяно Почему француженки не толстеют
АнкорGilyano_Pochemu-francuzhenki-ne-tolsteyut.pdf
Дата28.10.2016
Размер1.19 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаGilyano_Pochemu-francuzhenki-ne-tolsteyut.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#671
страница5 из 18
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Кэролайн
Кэролайн была значительно старше меня. Я познакомилась с ней на семинаре для женщин- руководительниц, работающих в сфере бизнеса. Большую часть жизни Кэролайн обходилась без завтрака, заменяя его одной-двумя сигаретами и чашкой очень сладкого кофе. Все это походило на студенческую привычку, хотя университетские дни Кэролайн остались далеко позади. После многократных неудачных попыток она бросила курить и начала голодать по утрам. За последний год Кэролайн набрала десять фунтов и почти смирилась с ними, хотя и не без досады, как с неизбежной платой за отказ от курения. Её завтрак без никотина не поправил положения: стакан апельсинового сока из пакета (сахар в чистом виде), две чашки кофе —
каждая с двумя ложками сахару или больше — и пара бисквитов (снова сахар). Не только слишком сладко, но и однообразно. Дневник Кэролайн, помимо всего прочего, указал на склонность к блюдам с жирными соусами, что удивляло при относительно мягкой погоде.
Остальная часть рациона оказалась не такой скверной, хотя весьма тривиальные проблемы
Кэролайн коренились в недостатке овощей, фруктов и воды. Главным её врагом был сахар во всевозможных вариациях, как в натуральном виде, так и незаметный глазу. Кэролайн никогда не отказывалась от десерта — эту слабость я легко понимала. Более необычной казалась её любовь к сыру. Поездив с мужем по миру, Кэролайн пристрастилась к качественному сыру; некоторые его разновидности средняя американка сочла бы излишне острыми. (Вредные продукты не
бывают слишком индивидуальными.) Однако Кэролайн не научилась есть его в оптимальных пропорциях. Вот здесь и пригодятся маленькие весы: три унции гораздо лучше восьми.
Изменить содержание завтрака не составляло труда. Кое-кто из нас не начинает день без чашки кофе и никогда не пьет его без сахара. Впрочем, зачастую такая привычка объясняется тем, что мы пьем плохой кофе, то есть растворимый, высушенный при низких температурах или подогретый. Немногие захотят добавить сахар к свежемолотому кофе, хотя к его вкусу,
вероятно, придется привыкнуть. Имея дешевенькую кофемолку, вы за полминуты сварите роскошный ароматный напиток, и Кэролайн за две недели потихоньку сократила количество сахара до пол чайной ложки. Постепенно (за три недели сокращая на треть) она перестала пить апельсиновый сок, заменив его фруктами в середине дня. Бисквиты уступили место ломтику хлеба из отрубей с кусочком масла. (Люди, не допускающие и мысли о сливочном масле на завтрак, не представляют, какое наслаждение доставляет его малюсенький кусочек.) Ну, и чтобы завтрак был более-менее сытным и Кэролайн продержалась бы до обеда, мы включили в него йогурт, — для начала по моему совету чуть сбрызнутый медом акации, а позднее вообще без сахара. Разумеется, Кэролайн стала относиться к завтраку не как к сахарной встряске, а как к ритуалу самоублажения, благодаря чему встречала день в радостном настроении.
Десерт в ресторане был настоящим испытанием. Как и многие ньюйоркцы, у которых дети разлетелись кто куда, Кэролайн с мужем ради удобства частенько ели в кафе и ресторанах, а там в числе специальных предложений непременно значилось сладкое искушение. К счастью, дело происходило летом, и свежие ягоды, дыни и фиги не были редкостью; особенно часто они встречались в хорошем йогурте — именно так их подавали в греческом ресторане рядом с домом Кэролайн. Однако когда их с мужем манили печеные или вязкие сладости, им незачем было бороться с соблазном. Заказывается один десерт и медленно смакуются один-два кусочка,
зацепленные вилкой. Остальное Кэролайн передавала супругу или друзьям со словами:
«Попробуйте пирожное».
Пристрастие к тяжелым соусам объяснению не поддавалось. В конце концов один старинный друг раскрыв мне его причину, когда, обедая в парижском ресторане, я заметила за ним ту же склонность. Курение серьезно повреждает слизистые оболочки носа, ответственные за обоняние, и те с трудом восстанавливаются даже после того, как мы бросили курить.
Поскольку запахи лучше сохраняются в жирной пище, вкусовым сосочкам языка она кажется приятнее, когда обонятельный компонент вкуса отчасти атрофирован. Итак, чтобы полностью не лишать Кэролайн вкусовых ощущений, пришлось на время сократить объем жирной пищи, с чем моя приятельница согласилась, поняв суть проблемы. Обонянием объяснялось и её
пристрастие к острому сыру. Когда вы обедаете у кого-то во Франции, сыр — единственное блюдо, от которого можно вежливо отказаться. Впрочем, для Кэролайн такая вежливость была непосильной, поэтому она стала отказываться от него постепенно. Кроме того, Кэролайн теперь готовила, используя более острые приправы, — куркуму, карри, жгучий перец, — на что сразу отреагировали её нёбо и нос, идущие на поправку. Со временем в рацион предстояло вернуться менее острым блюдам.
Кэролайн взяла за правило, когда она налегке, подниматься пешком в свою квартиру на шестом этаже, спускаться тоже пешком и трижды в неделю совершать двадцатиминутные прогулки. Она легко научилась двигаться как француженка. За десять недель Кэролайн сбросила одиннадцать фунтов, обойдясь без запретов и балуя себя больше, чем когда-либо. Вы ведь не считаете запретами и ограничениями перемены в её образе жизни?
Конни

У Конни всё происходило сложнее. В свои двадцать с небольшим она плохо представляла,
как надо питаться. Конни выросла в пригороде Мидуэста, где закупали еду дважды в месяц: её
мама загружала холодильник, кладовку и морозилку сразу на две недели вперед. Пищевые продукты значились в списке покупок наряду с туалетной бумагой и мылом. Конни покупала ту же замороженную провизию, которой отдавала предпочтение её матушка.
Обед домашнего приготовления был ритуалом воскресенья — только тогда вся семья собиралась за столом. А на неделе каждый питался в соответствии со своим рабочим графиком
(родители Конни работали адвокатами). Изо дня в день мама Конни обходилась немногими известными ей рецептами. Для Конни они олицетворяли домашний уют, поэтому именно по этим рецептам она готовила угощения, когда собирала у себя друзей. В общем, Конни пылала неоправданной любовью к популярным у американцев продуктам: гамбургерам, пицце, чеддеру и лазанье. Печенье из супермаркета и мороженое тоже входили в обязательный рацион, а вот свежие овощи или фрукты нет. Из напитков — газировка. Приятного мало. Холодильник набит гигантскими бутылками с газировкой — как простой, так и диетической. И если Конни не пичкала свой организм сахаром, то поглощала гремучую смесь химикатов.
Мы познакомились, когда Конни начала работать в Нью-Йорке и впервые пыталась сбросить вес — пятнадцать фунтов. Забавно, но в студенческой одежде, которая за последние пять лет стала более откровенной, Конни не чувствовала себя полной. Однако в деловых костюмах она постоянно нервничала (не помню точно, какими словами она описывала свои ощущения). Мы встретились, когда Конни работала над проектом для одной фирмы: пригласив её на обед, я заметила, что она смотрит на меня с нескрываемым замешательством, ибо я ела все подряд да к тому же выпила бокал «Вдовы Клико». Когда принесли кофе, Конни деликатно спросила:
— Можно задать вам очень личный вопрос?
Поняв, в чем дело, я облегчила ей задачу. Как многие молоденькие женщины, Конни перепробовала уйму запретительных диет, не дающих продолжительного эффекта. Во время последнего испытания — строгой безуглеводной диеты — она съела невероятное количество яиц, ветчины и сыра, в том числе и в излюбленных вариациях. В конце концов Конни неизменно бросала любую диету, приводящую только к усилению аппетита. Именно его и вызывала разрешенная диетой еда. Конни также тщетно старалась сбросить вес с помощью изнуряющих физических упражнений. Кто-то посоветовал ей проводить один час за тренажером, пообещав,
что тогда гастрономические пристрастия вообще перестанут отражаться на фигуре. Конни даже купила абонемент в спортзал на три месяца, потратив на него деньги, оставшиеся после арендной выплаты за нью-йоркскую квартиру. Меня всегда восхищало то, с какой решимостью американки заточают себя в спортзалы вместо того, чтобы сделать несколько относительно безболезненных шагов. Конни избавилась от пары фунтов, но её тренажерный режим напоминал тюремное заключение, поэтому через несколько недель она покончила с этим и снова растолстела.
Я посоветовала Конни продолжать занятия в спортзале, поскольку она заплатила за них и,
вероятно, ненавидела себя из-за того, что их прогуливает. Впрочем, по моему предложению,
физические нагрузки она несколько сократила: трижды в неделю по полчаса аэробики — не больше, притом без повторений тех же упражнений на следующей неделе. Помимо этого Конни должна была незамедлительно изменить образ питания. Зима подходила к концу, и волшебный луковый суп оказался весьма кстати. Вообще-то я считала, что для тех, кто привык к пище в стиле Конни, этот суп иногда становится тяжким испытанием, но они сразу же заряжаются оптимизмом.
К утру следующего понедельника Конни добилась результата, хотя прежде на это уходило
две недели изнурительного труда в спортзале. Исчезли два фунта — правда, в основном воды, но всё-таки два фунта. Благодаря супу энтузиазм Конни возрос, но одновременно произошло нечто ещё более поразительное: она открыла для себя новое удовольствие.
— Я и не предполагала, что этот лук так вкусен! Я его обожаю! — призналась она.
Меня это несколько удивило. На самом деле позже, хорошо познакомившись с рационом француженок, Конни время от времени будет с радостью есть на обед луковый суп.
Конни рассказывает о первых трех месяцах программы почти как о развлечении,
пережитом практически без усилий. Блюда, с которыми я познакомила её, отличались приятной на вкус и привлекательной новизной. Зима — прекрасное время для того, чтобы плотно питаться, поэтому особое удовольствие доставил Конни мой несложный, но роскошный рецепт цыплят в шампанском (стр. 189). Впрочем, фрукты и овощи тоже не остались без внимания: она полюбила ошпаренные груши — вы только вообразите изумительный десерт без грамма жира!
А на его приготовление уходит всего восемь — десять минут! (Положите груши в кипяток с красным вином, щепоткой корицы и сахара, а затем дайте им остыть. См. стр. 127.) Конни даже угощала этим десертом друзей, и те пришли от него в восторг. Поскольку питание моей знакомой грешило однообразием и высокой калорийностью, еда, сменившая его, сразу отразилась на фигуре. Следуя правилам, Конни никогда не дожидалась чувства голода; ради максимального насыщения желудка мы сосредоточили все высококалорийные продукты в закусках, то есть в сытных и удобных сверточках с орехами и ломтиками сыра. Что же касается экспериментов на кухне, то здесь появилась гораздо менее жирная, но более ценная по своим вкусовым качествам провизия (салат из зелени, например, отныне заправлялся анисовым или фундуковым маслом вместо оливкового). Таким образом, наша счастливица ни разу не заскучала по пицце и гамбургерам. Она, правда, ела их раза два в неделю, когда приходилось перекусить, но, все больше и больше убеждаясь в положительных качествах нового питания,
перестала часто потреблять эту слишком однообразную пищу. Со временем Конни приучилась автоматически контролировать порции самых разных «вредителей». Через месяц пара кусков пиццы на обед (раньше обычное дело) казалась ей уже слишком тяжелой и жирной пищей.
Диетическая газировка не давала ничего хорошего, но и прямой угрозы не представляла. Я
посоветовала Конни отучиться от этого напитка, переключившись на свежий сок, разбавленный сельтерской водой. (Иногда ради качества полезнее всё-таки добавить несколько калорий.)
Конни радовалась, что борьба с вредной пищей и привыкание к её заменителям даются ей так легко. Опыт Конни доказывает, что гораздо важнее учитывать свои индивидуальные особенности, чем слепо следовать диете. У каждого есть сильные и слабые стороны. То, что более или менее просто для вас, для другого обернется тяжелым испытанием, и наоборот. И
разумеется, то, что вас приятно позабавит, кому-то покажется вовсе не таким занимательным,
или, как говорят французы, a chacun son gout (кому что нравится)!
Воспитывая в себе гурманство, Конни начала проявлять искренний интерес к внешнему виду пищи. Летом она сотрудничала с очень престижным поставщиком провизии: он выполнял заказы для свадеб и прочих событий. Предлагаемые им блюда отличались не только изумительным вкусом, но выглядели как произведения искусства. Пытливая по натуре Конни теперь внимательно относилась к деталям и по-новому смотрела на то, что обозначают французским словом «меню», видя в нем не просто перечень блюд, а выбор яств. Очередность подачи и оформление пищи подчас самым серьезным образом влияют на наши предпочтения,
особенно на наш выбор объёма порции. Искусно сервированное карпаччо из тунца съедаешь с куда большим удовольствием, чем такую же порцию еды, наваленной в тарелку словно для собаки. Об этих правилах сервировки стола я расскажу в следующей главе. После первых трех недель Конни сбросила четыре фунта и преисполнилась энтузиазма. Её настроение изменилось.

Четыре фунта для среднестатистической женской фигуры весьма существенны, и Конни ощутила, что одежда ей велика. Она сразу же решила купить себе что-нибудь на размер поменьше, но я убедила её повременить с обновлением гардероба. Перемены указывали на то,
что довольно скоро Конни понадобится одежда ещё на размер меньше.
Итак, вперёд!
Три приведённых примера — не универсальный рецепт успеха. Однако суть как раз в том и состоит: чтобы по-французски сбросить вес и вернуть здоровье, рецептов не существует —
здесь действуют только ингредиенты. Что же касается правильного приготовления блюд,
результат зависит от используемых вами продуктов и от нашего вкуса. Во всех случаях безотказно работают лишь несколько принципов — в частности, чуть больше ходить пешком и чуть больше пить жидкости. В остальном наш подход в высшей степени индивидуален и связан с пробами и ошибками. Главное — научиться распознавать «вредителей», получать удовольствие от пищи и найти для себя верный баланс того и другого. (Отнеситесь к этому как к франко-американскому идеалу личной свободы, торжествующей над тиранией однобоких диет.)
Вот почему три месяца — в среднем оптимальный срок, чтобы нащупать свой путь. Впрочем,
вы должны получать удовольствие и от движения. Три месяца суровой диеты способны сломить дух любой женщины, но три месяца открытий и знакомства с собственным организмом — это проявление великодушия к себе, и оно будет постоянно вознаграждаться в последующие годы.
У нас нет ни необходимости, ни желания оценивать результаты, занимаясь дотошным подсчетом калорий, углеводов, белков, жиров, липидов, глюкозы и прочих химических соединений или элементов. Француженки в массе своей вовсе не похожи на мадам Кюри, и от подобных вещей у них распухнет голова; более того, такие подсчеты менее всего допустимы по отношению к сакральной стороне жизни, то есть к пище. На весы в ванной комнате стоит вставать изредка, но не ежедневно. Пусть на успех вам указывают ваши глаза и руки, одежда и зеркала. А вот о пищевых весах не забывайте: измеряйте на них порции от одной до пяти унций,
будь то рыба, мясо, десерт и особенно торты или пирожные!
Приближение к своему сбалансированному весу («уюту в собственной коже») — процесс естественный и интуитивный, своеобразная настройка, сочетающая новшества и умеренность.
С радостью сообщаю: теперь Конни выглядит потрясающе, как модель для страниц «Вог».
Кэролайн обрела физическое равновесие, хотя и не дотянула пары фунтов до того веса, который,
по-моему, ей подходит, но все равно она счастлива. А Камилла? Я потеряла её из виду, но часто думала о ней. Из всех троих Камилла больше других сомневалась в успехе, слишком верила в терапевтический эффект питания и считала наследственность причиной лишнего веса. И если она сохранила оптимизм, полагаю, у неё сейчас все в порядке.
Вы прочли книгу до этой страницы и познакомились с принципами, позволяющими приступить к делу. Ещё больше советов вас ждет дальше, так что — вперёд!

V
Антракт: стабилизация и рацион на всю жизнь
«Manger bien et juste» («Питайтесь хорошо и правильно»).
Мольер
Трехмесячный этап по крайней мере наполовину приблизил вас к искомому сбалансированному весу, а то и больше, если цели у вас умеренные. Повторюсь: изучайте себя,
свои глаза, кожу, настроение и, главное, одежду — именно так вы узнаете, где находитесь. Если вы на полпути к успеху (а это известно наверняка только вам) — браво! Вы готовы к этапу стабилизации. Если же вы чувствуете, что половина пути ещё не пройдена, продолжайте работать над моделью питания, пока не преуспеете. Хорошая портниха несколько раз пригласит вас на примерку и с каждой новой встречей подгонит костюм точнее. Продолжая следить за своим питанием, учитывайте, где можно снова «чуть-чуть убавить», чтобы идти в нужном направлении. Никогда не забывайте о золотом правиле: fais-toi plaisir (балуйте себя и делайте себе поблажки) и продолжайте мало-помалу сокращать все, что можно. Теперь вы едите мало,
что три месяца назад казалось нереальным (например, всего два кусочка хлеба в день), и вполне вероятно, радость по этому поводу приведет к ещё меньшему потреблению (одному ломтику хлеба в. день). Только экспериментируя, вы узнаете, как мало вам нужно, чтобы насытиться.
С успехом изменив свои гастрономические привычки, приступайте к постепенному увеличению любимых блюд в своем рационе. Вы готовы к этапу стабилизации. Здесь тоже нужно полностью полагаться на свой анализ «цены и полученного удовольствия». За три месяца вы, возможно, пристраститесь к менее калорийным десертам, как получилось у меня под руководством Доктора Чудо. На новом этапе вам не возбраняется почаще (и не только по выходным) баловать себя чем-то более сладким. Только подумайте; вы это заслужили! За три месяца последовательных изменений у вас должно появиться четкое представление о собственном аппетите и рационе. Теперь вы лучше знаете, чего хотите и почему. Чтобы не отклоняться от принципа делать все с удовольствием и справедливости ради, себя следует вознаграждать. Означает ли это, что вы непременно перестанете худеть? Вовсе нет. Если с вами это и произойдет, вернитесь на несколько шагов назад и кое в чем сократите свое питание.
Пустите в ход все средства, даже, если понадобится, «волшебный луковый суп». Когда же увидите, что потихонечку привыкаете есть все меньше и меньше, позвольте себе побольше лакомств, — ваша фигура все равно будет становиться стройнее. «Единственный способ избавиться от искушения — поддаться ему», — заметил Оскар Уайльд (скончавшийся в
Париже). Да, отчасти он прав. Еда — это чувственное удовольствие, и нет ничего зазорного в том, чтобы после трех месяцев ради собственного спокойствия отдаться страсти. Каким образом? Просто надо потрафить одному в ущерб другому. Делая себе поблажку, воздержитесь от чего-то или увеличьте физическую активность, чтобы компенсировать эту поблажку. На следующий день походите на полчаса дольше пешком. Откажитесь от коктейля. Не ешьте хлеба.
Как только вы поймете, от чего именно получаете самое сильное удовольствие, придет осознание и того, каким способом это лучше всего компенсировать. Каждую неделю следите за равновесием своего рациона. На первый взгляд француженки делают это инстинктивно, но, как и в любом искусстве, достигается все практикой. Стабильная потеря веса гарантирована в тех случаях, когда небольшие самоограничения слегка опережают поблажки. Французская тактика
«самообмана» позволяет усилить приятные ощущения, и если вы преуспеете в этом,
воздержание покажется вам сущим пустяком. Вас обязательно будет сопровождать чувство удовлетворения, а вот мысль о лишениях не возникнет ни разу. Разум должен стать вашим партнером в деле сохранения баланса, и лучшего союзника, по мнению философов, не найти.
Однако не будем увлекаться абстракциями. Залог будущих успехов и здорового питания кроется в том, насколько хорошо вы усвоите опыт француженок. Пока вы овладели знаниями для начинающих; пора перейти на следующую ступень.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

перейти в каталог файлов
связь с админом