Главная страница

7. Новиков да философия управления Вопросы философии. 2013. С. 19-27


Скачать 0.51 Mb.
Название7. Новиков да философия управления Вопросы философии. 2013. С. 19-27
Анкорissn_1997-292X_2015_2-2_05.pdf
Дата20.03.2017
Размер0.51 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаissn_1997-292X_2015_2-2_05.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#12774
Каталог

С этим файлом связано 42131 файл(ов). Среди них: Szhigaem_zhir.pdf и ещё 42121 файл(а).
Показать все связанные файлы
ас-Самак, Абд ал-Карим
МЕЖОБЩИННАЯ БОРЬБА В ИСТОРИЧЕСКОЙ СИРИИ В СВЕТЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ВЛИЯНИЯ ЗАПАДА (Анализируются отношения между конфессиональными общинами Исторической Сирии - области, включавшей в себя территории нескольких стран в их современных границах. Конфессиональный фактор имел решающее влияние при создании подмандатного государства Великий Ливан. Фактор внешнего влияния и тесное переплетение проблем, лежащих в социально-политической плоскости, с вопросами взаимоотношений этноконфессиональных общин Сирии и Ливана во многом определяют острые общественные и политические процессы в регионе ив наши дни. Адрес статьи Источник Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2015. № 2 (52): в х ч. Ч. II. C. 27-31. ISSN 1997-292X. Адрес журнала Содержание данного номера журнала www.gramota.net/materials/3/2015/2-2/
© Издательство "Грамота"
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес hist@gramota.net

ISSN 1997-292X
№ 2 (52) 2015, часть 2 27 Список литературы
1. Бердяев НА Я и мир объектов опыт философии одиночества и общения // Бердяев НА. Философия свободного духа. М Республика, 1994. С. 232-233.
2. Бочаров М. К Наука управления новый подход (точка зрения ученого. М Наука, 1981. 487 с.
3. Диалектика как методология научного познания монография / под ред. П. В. Попова. М Высшая школа, 1978.
4. Князев В. К Автоматизация управления в сложных системах. М МО СССР, 1979. 367 с.
5. Лернер А. Я Начала кибернетики. М Наука, 1967. 400 с.
6. Моисеев Н. Н Математические задачи системного анализа. М Наука, 1981. 487 с.
7. Новиков ДА Философия управления // Вопросы философии. 2013. № 5. С. 19-27.
8. Ортега-и-Гассет Х Что такое философия М Наука, 1991. 403 с.
9. Пятенко СВ Девять основ менеджмента. СПб.: Питер, 2004.
THEORETICAL AND METHODOLOGICAL FOUNDATIONS OF INTERRELATION
BETWEEN PHILOSOPHY AND MANAGEMENT (PHILOSOPHICAL ANALYSIS)
Arutyunyan Karine Sergeevna, Ph. D. in Philosophy
Ryazan State Radio Engineering University
carin@mail.ryazan.ru
The article shows the importance of philosophy in the formation of the system of general opinions about the subject and methods of management, its cognitive and social role in modern society. The author analyzes the functions of philosophy in relation to management, which help it to navigate in the world and society, to study the emerging situation, to develop its own position, without which it is difficult to perform professional tasks.
Key words and phrases: management; management consciousness; philosophy; philosophical outlook; methodology.
_____________________________________________________________________________________________
УДК 930.85 Исторические науки и археология Анализируются отношения между конфессиональными общинами Исторической Сирии – области, включавшей в себя территории нескольких стран в их современных границах. Конфессиональный фактор имел решающее влияние при создании подмандатного государства Великий Ливан. Фактор внешнего влияния и тесное переплетение проблем, лежащих в социально-политической плоскости, с вопросами взаимоотношений этноконфессиональных общин Сирии и Ливана во многом определяют острые общественные и политические процессы в регионе ив наши дни. Ключевые слова и фразы Историческая Сирия межконфессиональные отношения социально-политические проблемы Запад политическое влияние.
ас-Самак, Абд ал-Карим Институт востоковедения Российской академии наук

khaled@afamia.ru
МЕЖОБЩИННАЯ БОРЬБА В ИСТОРИЧЕСКОЙ СИРИИ В СВЕТЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ВЛИЯНИЯ ЗАПАДА (Историческая Сирия, или Шам, – по сути, основная часть Ближнего Востока (территории современных Сирии, Ливана, Иордании, Палестины и части Турции) – сыграла ключевую роль в истории этого региона, да и всего человечества. Она является колыбелью ряда цивилизаций Древнего Мира, а для соседних – связующим звеном, мостом между ними. Неизбежно, что, будучи территорией, которая порождала цивилизации, Сирия также представляла собой арену международной борьбы. На ее территории разворачивались важнейшие в истории Древнего мира сражения, пошатнувшие основы великих цивилизаций – халдейской, ассирийской, вавилонской, шумерской, иранской. В этих войнах принимали участие и древние греки, и римляне, и древние египтяне, и их наследники на египетском престоле – Птолемеи. Колоссальное количество археологических памятников только на территории современных Сирии и Ливана делают эти земли уникальными сточки зрения постижения древней истории. В свое время в Эбле и Угарите, например, стали впервые возделывать пшеницу на финикийской земле было изобретено письмо. Именно древнее историческое пространство Шама представляет собой прародину и колыбель иудаизма и христианства, в VII в. оно первым встретило быстро распространявшуюся из Аравии молодую религию – ислам.
©
ас-Самак, Абд ал-Карим, 2015

28 Издательство Грамота www.gramota.net После исламского завоевания Исторической Сирии ее жители в полной мере пользовались правами на определенную свободу вероисповедания, которые предписываются этой религиозной доктриной. В связи с этим следует непременно отметить так называемую „Омарову грамоту (документ, составление которого приписывается халифу Омару ибн ал-Хаттабу). Эта грамота была дарована Омаром христианам Иерусалима, а также всей Сирии, когда Патриарх Иерусалимский Софроний вручил мусульманскому халифу ключ от Священного Города. По этой причине христиане жили в новом Мусульманском государстве, подобно своим мусульманским согражданам, свободно следуя своим религиозными общественным установлениям. Омейядский халиф „Абд ал-Малик ибн Марван явил наилучшие примеры обращения с христианами. Так, Мечеть Омейядов в то время наполовину была мечетью, а наполовину – христианским храмом. Халиф попросил архиепископа отказаться от права владения второй половиной здания, и взамен „Абд ал-Малик ибн Марван обещал построить для христиан два храма. Архиепископ, как пишут хронисты, с радостью согласился на такое предложение. Вообще, как писал МА. Рейснер, в отличие от римского католичества сего огненными методами пропаганды, религия Магомета никогда и нигде не предпринимала никаких принудительных мер, по крайней мере для непосредственного и насильственного обращения в ислам путем жестоких наказаний и преследований за веру [1, с. 157]. Можно суверенностью утверждать, что межконфессиональные столкновения, которые имели место в арабских вилайетах в Новое время, явились следствием внешнего воздействия. Вопреки сообщениям некоторых явно предвзятых источников, эти конфликты были спровоцированы как раз теми самыми державами, которые противоборствовали между собой в сирийских пределах. Это противоборство мировых держав вылилось в кровавый конфликт в Алеппо в 1858 га на землях Бейрута и Дамаска – в жестокую резню христиан 1860 г. Через некоторое время Историческая Сирия – арабские вилайеты и санджаки Османской империи – сделалась буквально игрушкой в руках нескольких иностранных государств. Эта земля оставалась ареной противоборства основных мировых и региональных игроков на протяжении ХХ века, не прекращается оно и сегодня. Сама природа сложно организованного сирийского общества, отличающегося высокой степенью конфессионального разнообразия, не раз раскрывалась на протяжении указанного периода. Наглядный пример дает крупный ливанский историк Масуд Дагер в своей работе Исторические корни ливанского межконфессионального вопроса (1697-1861)» [4, с. 269]. Речь идет о петиции, которую жители г. Хама подали в 1922 г. главе французского Сената по поводу раздела Сирии на конфессиональной основе. Петиция выражала стремление жителей Хамы противостоять французскому плану раздела Сирии. Этот документ – прекрасная иллюстрация того, что в моменты критических испытаний сирийцы преодолевают узкоконфессиональные границы, невзирая на ток каким религиозным общинам они сами принадлежат. Такова реальность внекон- фессионального сирийского патриотизма, характерного и для Сирии в ее нынешних границах, и для Исторической Сирии. Ведь последователи различных религий жили здесь на протяжении тысяч лети сирийское национальное единство нарушалось, как правило, лишь под воздействием западного влияния, стремления некоторых государств разжигать на Ближнем Востоке межконфессиональные конфликты. Еще в период правления в Сирии Мухаммеда Али и его наместника Ибрахима-паши в 1831-1840 гг. иностранные государства использовали все возможности, чтобы, поставив под контроль общины Сирии и Горного Ливана, укрепить свое влияние в регионе. Культивирование конфессионально-общинной раздробленности Ливана стало промежуточной задачей иностранных держав фактически Франция осуществляла протекцию сиро-ливанским маронитам, католиками униатам (наряду с Папским престолом, Великобритания – друзам. Священник Истафан ал-Баш„алани всей своей деятельностью воплощает сущность исторических взаимоотношений между Францией и ливанскими маронитами. Это выражено в следующем его высказывании В Сирии имеется страна, именуемая Второй Францией, а также народ, известный как французы Востока. Этот народ – ливанские марониты. Они прекрасно знают, что для них означает Франция, которую они любят, словно свою мать, хранят свой завет с нею, оставленный им отцами и дедами и оставляют его в наследство сыновьями внукам. Далее ал-Баш„алани продолжает своего рода гимн маронитско-французским связям такими возвышенными словами В истории Франции имеется страница славной истории, превосходящая прочие своей красотой и великолепием. Эта страница – история взаимоотношений Франции с маронитами. И если существует народ, прославившийся прочной связью с Францией и искренней любовью к ней, то такой народ – марониты» [6, с. 265]. В истории имеют место факты того, что маронитские монахи настолько далеко заходили в этой своей преданности, что иногда поднимали французские флаги над своими монастырями и храмами. Резиденция французского консула и само консульство Франции были местом, куда нередко отправлялись марониты за указаниями и советами. Православные жене играли заметной роли в каких-либо конфессиональных конфликтах, как между христианами, таки мусульманами – вплоть до трагедии 1860 г. Сирийские православные, хотя и пользовались поддержкой со стороны России, все же ощущали кровное единство с соотечественниками-мусульманами и являлись полноправными гражданами арабских вилайетов Османской империи на территориях Исторической Сирии. Англичане, со своей стороны, сделали ставку на взаимоотношениях с сиро-ливанскими друзами. Великобритания находилась с друзами в союзнических отношениях, в соответствии с которыми друзская община позволила английским протестантским проповедникам проникать на территории, населенные друзами, с целью христианской проповеди. Вследствие этого все друзы, принявшие христианство, оказались в лоне Англиканской протестантской церкви.

ISSN 1997-292X
№ 2 (52) 2015, часть 2 29 Англичане пытались также укреплять связи с евреями, проживавшими в Исторической Сирии. Однако те сохраняли отстраненность от участия в сирийских делах, осознавая всю опасность подобного участия. Со временем Франция все более и более осуществляла непосредственное вмешательство вдела Горного Ливана. Известно, что было направлено полмиллиона французских франков маронитскому патриарху для поддержки семей маронитского ополчения, и, таким образом, каждый ополченец получал ежедневно по 4 пиастра. Тем не менее, „Омар-паша ан-Нимсави сумел установить непосредственное управление Горным Ливаном, подавил распри и арестовал зачинщиков. „Омар-паша тем самым ударил по рукам европейским консулам, не давая им вмешиваться дела Горного Ливана. Консулы поняли, что такая политика наносит удар по их интересами целям в этой области страны, и тогда они разожгли другую межобщинную смуту. В результате этого власть „Омара-паши пала, а к власти вновь пришел Шукайб-эфенди. Под его влиянием была установлена система двух каиммакамий – северной, маронитской, и южной, друзской. Система, введенная этим наместником, не устранила проблему межконфессиональной розни, но даже во многом способствовала усилению взаимных претензий [3, с. 48]. Тем не менее, все европейские державы согласились с этой системой. На наш взгляд, именно она явилась основной причиной европейского вмешательства вдела Горного Ливана [6, с. 34]. После кончины маронитского каиммакама Хайдара Абул-Лама„ возобновилась англо-французская борьба в Горном Ливане. Маронитский фронт раскололся изнутри. Причиной тому была борьба за власть между Баши- ром Ахмадом Абу-л-Лама„ и Баширом „Ассафом. Мори Черчилль встали на сторону Башира „Ассафа, а французы, османский паша и маронитский клир поддержали Башира Ахмада. Конфликт между двумя Баширами нанес новый удар в самое сердце маронитской общины [7, с. 352-353]. Тогда произошло крестьянское восстание под руководством Танийуса Шахина ал-Битара, при поддержке маронитского клира, против феодального клана
Ал ал-Хазин. В условиях этого восстания проявился весь характер европейского колониалистского соперничества. Позиции представителей Парижа и Лондона походу этого восстания вошли в противоречие с традиционной политикой этих двух держав. Когда англичане поддержали в деле подавления восстания традиционных союзников Франции Ал Хазинов, французский консул встал на сторону повстанцев против последних. Тем временем, назревали условия для третьей межконфессиональной войны, которая и разразилась в 1860 г. Эта война, по образному арабскому выражению, переломила хребет верблюда сынов Горного Ливана. Она повлекла открытое европейское вмешательство, и европейцы перенесли свое противоборство из Европы на землю Ливана. Анализируя это событие, писатели и историки утверждали, будто конфессиональные конфликты и войны, происходившие в Исторической Сирии, завершились событиями 1860 г. Однако этот конфликт был частью Восточного вопроса [6, с. 36], сердцевиной которого являлось стремление уничтожить Османское государство и разделить его провинции. Опираясь на имеющиеся в его распоряжении документы, Юсуф Язбек показал, что англичане и французы совместно сеяли семена смуты. Франция стремилась создать угрозу Османскому государству, отделив от него Сирию и Ливан и обеспечив им независимость в рамках арабской империи под властью своего союзника „Абд ал-Кадира ал-Джаза‟ири. Это стало возможным после того, как Франция получила концессию на строительство Суэцкого канала. Язбек обратил внимание, что католическая печать во Франции начала освещать события в Ливане и тамошнюю смуту только после того, как в Ливан прибыли силы французской военной экспедиции. Со своей стороны, Англия и присоединившиеся к ней державы стремились положить предел французским интригам в Ливане. Великобритания способствовала образованию международного комитета, в состав которого, кроме нее, вошли Россия, Пруссия, Франция, Австрия и Османское государство. Все устремления Великобритании были направлены на то, чтобы нанести ущерб французскому присутствию в регионе, чтобы Ближний Восток стал плацдармом для нанесения удара по французской политике в Индии, активизировавшейся после получения концессии на строительство Суэцкого канала. Проект создания арабского государства на земле Сирии и Ливана, выдвинутый Францией, носил военно- стратегический характер. Предлогом для выдвижения этого проекта была необходимость защиты восточных христиан. Однако в его основе лежали амбиции Наполеона III. Как говорил Доминик Шевалье, французский император желал придать завершенность своему средиземноморскому проекту, образовав независимое государство, подчиненное Франции, которое разъединяло бы Египет и Анатолию. В лице „Абд ал-Кадира ал-Джаза‟ири он нашел подходящую кандидатуру для властителя такого государства, тем более что „Абд ал-Кадир пользовался уважением среди христиан. Документальные источники, хранящиеся в архивах министерств войны, военных и иностранных дел в Париже, подтверждают истинность такого известия. К тому же в некоторых ливанских и сирийских семействах сохранились воспоминания, связанные с офицером по имени Жорж Шарль Булад. Он был сыном некоего сирийского купца, проживавшего в Марселе. Французское министерство войны мобилизовало его в качестве переводчика при „Абд ал-Кадире ал-Джаза‟ири Там же, с. 37]. Этот самый Булад еще в 1856 г. убедил „Абд ал-Кадира отправиться в Дамаск. По этой причине османский султан издал фирман о командировании назира министра) иностранных дел Османского государства Фу‟ада- пашу для наказания преступников, замешанных в межконфессиональных столкновениях, произошедших в Исторической Сирии. Это произошло тогда, когда Франция уже приступила к отправке к сирийским берегам военной экспедиции во главе с генералом де Бофором. Однако Великобритания и другие европейские державы наложили на эту экспедицию ограничения она должна была осуществляться под международным командованием и продолжаться не более шести месяцев. В свое время, это была первая международная военная экспедиция, прибывшая в Бейрут. В настоящее время такое предприятие именуется акцией многонациональных сил. В тот день, когда экспедиция собиралась отправиться в морской поход, Наполеон III обратился к ее участникам

30 Издательство Грамота www.gramota.net с речью. Возбуждая во французских военнослужащих крестоносный дух, он напомнил им о предках, которые отправлялись в те же земли под крестоносными знаменами [5, с. 148]. Комитету предстояло утвердить особый регламент для Горного Ливана, который получил название регламента мутасаррифии. Он заменил собою систему каиммакамий. Новый регламент отменил привилегии землевладельцев установил политическое и административное единообразие в стране. Во главе управления должен был стоять мутасарриф, по вероисповеданию христианин (греко-католик), не ливанец по происхождению, избираемый Высокой Портой с согласия пятерых представителей европейских держав в Стамбуле. Принципиально новая для Горного Ливана система управления в рамках османской легислатуры осуществлялась в соответствии с регламентом мутасаррифии – Органическим статутом, введенным в 1861 г. и измененным в 1864 гс. В конечном итоге, эта новая система управления смогла не де-юре, но де- факто вывести Горный Ливан из-под власти Высокой Порты и поставить под опеку западных держав. Было покончено с феодальной системой управления, которую заменили современные административные системы. Но все же система ливанской мутасаррифии вбила клин в единство Исторической Сирии. Через шесть десятилетий после утверждения этой системы, в 1920 г, из ее чрева родилось государство Великий Ливан, возникшее в результате разделения Исторической Сирии на четыре провинции – собственно Сирию, Ливан, Восточную Иорданию и Палестину. Так что фактически мутасаррифия стала первым шагом реализации планов держав по разделу Исторической Сирии, и, возможно, именно иностранный фактор был первопричиной обострения межконфессиональной розни, кульминацией которой стали друзско-маронитские и му- сульманско-христианские кровавые столкновения, вылившиеся в резню христиан в Дамаске 1860 г. Каждый из членов международного комитета защищал своего союзника в регионе – определенную конфессиональную общину. В такого рода противостоянии не могло быть выигравших не исключением стали и обвиненные во всем сирийские мусульмане говоря образно, по шеям их заходил меч. Вместе стем, источники того периода указывают, что в так называемой Дамасской резне участвовали друзы, не проживавшие в столице. Они прибыли из других мест еще ранее, чтобы совершать грабежи. Произошедшие в 1860 г. кровавые события послужили оправданием для международного вмешательства вдела Исторической Сирии. Например, Франция пыталась добиться независимости сирийских территорий для обеспечения своего рода буфера между Египтом (и Суэцким каналом) и Османским государством. Однако этот французский проект провалился по причине противодействия ему со стороны Великобритании, а также прочих европейских государств, присоединившихся к ней. Французская политика явно была направлена на достижение господства над сирийскими территориями. В качестве примера следует отметить, что „Абд ал-Кадир ал-Джаза‟ири, как показывали исторические известия того времени, имел договоренность о том, чтобы связаться с командующим силами французской экспедиции де Бофором, когда тот собирался подойти к Дамаску, чтобы нанести удар по городу. Однако Фу‟ад-паша предостерег „Абд ал-Кадира ал-Джаза‟ири оттого, чтобы он покидал Дамаск и встречался с французским командующим. В этом смысле серьезнейшим обстоятельством было то, что Франция, захватившая Алжир, способствовала переселению в Дамаск тысяч алжирцев, причем известно, что у них имелось оружие. Это было сделано стой целью, чтобы они оказались рядом с ал-Джаза‟ири, когда начнется воплощение французского проекта – поставить правителем Исторической Сирии алжирского вождя. Так или иначе, межконфессиональные столкновения, произошедшие в Дамаске и Горном Ливане, способствовали успеху французской политики и стали причиной высадки на левантийский берег десанта западной коалиции. Стечением времени европейские проекты, фактически направленные на то, чтобы свести на нет реформы Танзимата (1839-1976) в Османском государстве, имели свой успех. Целью этого было уничтожение империи и раздел ее арабских провинций. В то время на карте Европы появилось молодое государство – единая Германия (в 1871 г, которая быстро усиливалась и стала активно устанавливать контакты с Османской империей, стремясь таким образом противодействовать политике других стран Европы. Вначале ХХ столетия международная конкуренция за влияние в странах Арабского Востока еще более усилилась. Разрабатывались европейские проекты разрыва суставов Ближнего Востока. Когда же наступил 1916 г, на политической арене Ближнего Востока произошли два важнейших события. Первым из них была Великая арабская революция (Ас-саура ал-кубра ал-арабийя), начало которой положил мекканский шериф Хусейн
10 июня 1916 г. Вторым событием стало соглашение Сайс-Пико, заключенное еще до начала Великой арабской революции. История соглашения Сайс-Пико по разделу Ближнего Востока была разоблачена после большевистской революции в России [8, с. 128]. Стало известно и то, что на первых его этапах Россия была участником этого соглашения. Великобритания обещала шерифу Хусейну поставить его королем над арабами в случае достижения арабами независимости от Османского государства. Но британские обещания были пустыми, то была лишь погоня за миражами Великобритания всего-навсего осуществила свои цели благодаря этому арабскому восстанию, в результате чего подданные империи оказались разделенными, а прежде единая территория расчленена на четыре части. Соглашение Сайс-Пико подчинило Сирию и Ливан французскому колониализму, а Восточную Иорданию и Палестину – Великобритании. В зоне британского влияния стал осуществляться проект Еврейского государства в соответствии с решениями Базельского еврейского конгресса г. и во исполнение обещания, данного Бальфуром от имени британского МИДа 2 ноября 1917 г. В свою очередь, Ливан был создан в 1920 г. по сути тоже на основе соглашения Сайс-Пико – уже после того, как регион Леванта оказался во власти французского колониализма и был оккупирован французскими войсками под командованием военачальника Анри Гуро.

ISSN 1997-292X
№ 2 (52) 2015, часть 2 31 Создание государства Великий Ливана затем и провозглашение Ливанской Республики было в целом поддержано христианским населением этого подмандатного государства. Ливанские христиане приветствовали и первую Конституцию страны 1926 г, ноне обошлось и без противодействия этому историческому событию со стороны недовольных, прежде всего – ливанских суннитов. Как пишет российский востоковед А. В. Сарабьев, принятие этого документа пыталась сорвать суннитская оппозиция, надеявшаяся на воссоединение суннитских районов Ливана с Сирией и не желавшая закрепления государственного устройства в конституции [2, с. 289-290]. Тем не менее, институты внутреннего управления новым государством, пусть и находившимся под французским мандатным управлением, были созданы, ив том же году был избран первый президент Ливана – православный Шарль Даббас. Таким образом, проект по созданию на подмандатных территориях карликовых государств (Государства Дамаск, Алеппо, Территория алавитов, Область друзов и Великий Ливан) частично увенчался успехом на обломках Османской империи на территории Исторической Сирии возникли впоследствии нынешние Сирия и Ливан. И для достижения этой цели западные государства активно использовали межконфессиональные противоречия в среде местного арабского населения. Таким образом, богатейший исторический опыт гармоничных социальных отношений в восточноараб- ском обществе был серьезным образом нарушен и вытеснен новыми вызовами соперничеством мировых держав, ареной для которого стал Ближний Восток, в частности область Исторической Сирии. Недальновидная политика использования определенных этноконфессиональных общин в своих интересах со стороны ведущих европейских держав и Соединенных Штатов самым трагическим образом отразилась на судьбе стран Исторической Сирии. Был заложен своего рода детонатор социальных отношений. В значительной степени именно такой политикой была спровоцирована последовавшая в 1975-1990 гг. гражданская война в Ливане, и можно предположить, что в событиях тех лет коренятся нынешние кровавые межконфессиональные столкновения в Сирии. Список литературы

1. Рейснер МА Идеологии Востока очерки восточной теократии. Изд-е е. М ЛИБРОКОМ, 2012. 344 с.
2. Родионов МА, Сарабьев А. В Марониты: традиции, история, политика. М ИВ РАН, 2013. 500 с.
3. Сарабьев А. В Дома, за рубежом. Миграции христиан Сирии и Ливана (вторая половина XIX – первая половина ХХ в. М ИВ РАН, 2012. 324 с.
4. ﺥﻱَﺏُﺝﻩﻥﺍ ﺥﺉﻑﺉﺏﻁﻥ
ﺍ ﺥﻩﺉﻅﻙﻩﻥ ﺥﻱﺥﻱﺭﺏﺕ
ﻥﺍ ﺭٔﺫﺝﻥﺍ .ﺩٕ ﻉﻅﻱ ,ﺯْ ﺏﺽ
(Дагер, Масуд. Исторические корни ливанского межконфессионального вопроса (1697-1861). Бейрут, 1981. 368 с.
5.
ﺏﺵﺏﺙ
ﻱﻩﻉ محمد ﺫٓ ﻉ ﻱﻑ ﻭﺏﺵﻥ
ﺍ ﺩلاث ﺥﻱﺭﺏﺕ
ﻥ ﺥﻱﺙﺯﻉﻥﺍ ﻝٕ ﻁﺅﻥﺍ .ﺫﻉﻁﺍ ,ﻯﻁﻁﺭ
\
.ﻭ .ﺓ ﺩلاﺍٔ ﻭٕ ﻩﻉﻥﺍ ﺥﻱّﻩﻙ ﺩ ﺍﺭٕ ﺵُﻱ
5
ﺥﻕﻱﺙ
ٕ ﻥﺍ .
555
(Рустум, Асад. Арабские корни Исторической Сирии вправление Мухаммада Али-паши // Записки Литературного факультета Американского университета в Бейруте. Вып. 559. № 5. С. 141-168).
6.
ُ ﻱﺭلاﺍ ﺹٕﻱﺭﺏﻙﺙﺍ ﺓ ٕ ﻕﻉﻱ ٍ ﺙﺍ ﺭﺫُ ﻙﻁﺍ ّ ﻑﻥﺅﻱ ﻱﻑ ٌ ﺏُﺝﻥ ﻡ ﺝﺝ ﻉﺉﺏﻕٔ ﻱﻑ ٌ ﺏﻱﺵﻥﺍ ﺭﺩﺍٕ َ ﻁٕ ﻁﺥﻱ .ﻯﻱْﺯﺙﺍ ﻯﻱﺯﻙﻥﺍ ﺫﺝﻉ ,ﻙً ﻅﻥﺍ
ﺫﻥًٕ ﻥﺍ ﺩ ٔﺯﻱﺝﻥﺍ ﻡ ﺹلاﺍ ﻱ
\
.ﺯﺵُﻩﻥ ﺽﻱﺉﺍﺯﻥﺍ ﺭﺍﺩ ﺩ ﺏﻉٕ ﺝﻁﻱ
(ас-Самак, Абд ал-Карим Ибрахим. Трактат «Навадир аз-заман фи вакаи Джабал Лубнан» автора Искандара б. Йакуба Аб- карийуса ал-Армани. Лондон Дар ар-раййис ли-н-нашр, 1987. 378 с.
7.
ٕ ٓ ﻱﻥﺍٔ ﺓ ﺯﻉﻥﺍ .ﺫً ﺡﺍ ,ﻯﻁٕ ﻁ
.ﺩ ﺏﻑﺵ
ﺕﻙً ﻥﺍ ِﺫ ْ ﺏْﺯٓ ﻅﺕ ﺥﻱﺥﺭﺏﺕ
ﻕﺉﺏﻕﺡ
.ﺥﻱﺭﺏﺕ
ﻥﺍ ﻱﻑ ﺩ
(Суса, Ахмад. Арабы и евреи в истории исторические факты через призму исследования. Бейрут Дар ан-нашр ал-„арабийа, 1975. 564 с.
8.
ٕ ﻁ ٍ ﻉ ﺥﻱﻥﺍٔﺫﻥﺍ ﺩ ﺏﺽٔﺏﻑﻥﺍٔ ﺥﻱﻁﺏﻱﻅﻥﺍ ﺩ ﺍﺭ ّﺯﺡً ﻥﺍ ﺩ ﺏﻉٕ ً ﺝﻱ .ﺫﻱﺭﺏﻑ ٔ ﺕﻱﻩﻱﻑ ,ٌ ﺱﺏﺡﻥﺍ
ﺥﻕﻱﺙ
ٕ ﻥﺍ ,"ﺩﺱلاا" ﺡﺫﻱﺯﺝ .ٌ ﺏُﺝﻥٔ ﺥﻱﺭ
431
(ал-Хазины, Филип и Фарид. Сборник международных документов по Сирии и Ливану, 1840-1910 // Приложение к газете «Аль-Азд». Бейрут ас-Сабр, 1910. Вып. 134. 158 с.
INTER-COMMUNAL STRUGGLE IN HISTORICAL SYRIA
IN THE LIGHT OF POLITICAL INFLUENCE OF THE WEST (1860-1920)
as-Samak, Abd al-Karim
Institute of Oriental Studies of the Russian Academy of Sciences
khaled@afamia.ru
The article analyzes relations between the confessional communities of Historical Syria – the area, which included the territories of several countries in their modern borders. Confessional factor had decisive influence while establishing the mandated state of Greater Lebanon. The factor of external influence and the entwinement of the problems of socio-political sphere with the prob- lems of the interrelations of the ethno-confessional communities of Syria and Lebanon in many ways determine acute social and political processes in the region nowadays.
Key words and phrases: Historical Syria; inter-confessional relations; socio-political problems; West; political influence.

перейти в каталог файлов
связь с админом