Главная страница
qrcode

Гуситское движение, основные направления, программы


НазваниеГуситское движение, основные направления, программы
АнкорGusitskoe dvizhenie.docx
Дата21.04.2019
Размер22.4 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаGusitskoe_dvizhenie.docx
ТипДокументы
#46091
Каталог

Гуситское движение, основные направления, программы.

Историческая обстановка в Чехии конца XIV и XV веков породила одно из величайших событий в средневековой истории чехов – гуситское движение. Главными предпосылками движения стали многочисленные противоречия в обществе, которые наслаивались друг на друга, среди которых, можно выделить и экономические, и социальные, и политические, и, конечно, религиозные. Недовольство различных слоев чешского общества XIV в. внутренним положением в стране совпало по времени с охватившим всю
Идеологом чешского реформационного движения был магистр пражского университета Ян Гус. Он родился в 1371 году в семье бедных крестьян из Южной Чехии. В 1401 г. он был избран деканом одного из факультетов, а в 1409 г. ректором Пражского университета. С университетской кафедры он резко выступал против церковного богатства, за подчинение церкви светской власти, призывал лишить церковь собственности, чтобы содействовать ее исправлению. Магистр в 1412 году вынужден был покинуть Прагу и продолжать свою проповедническую деятельность в Южной и Западной Чехии. Здесь же были написаны им основные труды. С момента отъезда из Праги Гуса реформационное движение вышло за рамки университета и церкви и стало народным. Хотя Гус призывал к повиновению властям, если те не нарушали христианских законов, и обличал лишь чрезмерные злоупотребления феодалов и погрязшей в богатстве и моральных прегрешениях церкви, тем не менее, церковь увидела в учении Гуса опаснейшую ересь. В 1414 г. он был вызван на церковный собор в Констанцу. Гус отправился туда, будучи уверенным, что сможет защитить свои взгляды, но высшее духовенство не собиралось дискутировать с ним. Он был обвинен в ереси и 6 июля 1415 г. сожжен на костре.

Казнь Яна Гуса вызвала взрыв негодования в чешских землях. В Праге собрался съезд представителей чешской шляхты, пославших свой протест собору в Констанце. Одновременно он высказался за свободу проповеди и провозгласил высшим авторитетом в церковных вопросах Пражский университет. Та часть низшего духовенства, которая выступила за учение Гуса, стала причащать миряне «под обоими видами», то есть не только хлебом, как требовала церковь, но и вином из чаши, что раньше было привилегией духовенства. Чаша стала символом широкого общественного движения, получившего впоследствии название гуситского. Значительная часть шляхты и бюргерства, университетские магистры также признали чашу, высказались за отчуждение церковных богатств и ослабление влияния церкви на светские дела. Бюргерство стремилось превратить новую церковь в институт защиты своих интересов. И шляхта и бюргерство составляли правое крыло в гуситском движении. Широкие народные массы в своих требованиях шли гораздо дальше, они стремились к равенству. Весной 1419 г. начались массовые походы сторонников учения Гуса, главным образом деревенской и городской бедноты, в горы, где перед ними выступали радикальные проповедники. Радикальная часть гуситов создала на горе Табор в Южной Чехии укрепленный лагерь, ставший центром революционного движения. Таким образом, оформилось два основных направления в гуситском движении, умеренное и радикальное.

Каждое из направлений разработала свою программу, и хотя во многом чашники и табориты сходились во взглядах, тем не менее, в их программных документах имелись существенные различия.

Умеренное крыло гуситского движения – это чашники. Их программа называлась «Четыре пражские статьи». Сначала она была разработана магистрами пражского университета 3 июля 1420г. и была утверждена на Чаславском сейме 1421г. Чашники, являвшиеся правым крылом в гуситском движении, получили свое название в силу того, что одним из требований их было уравнение мирян и духовенства в обряде причащения, требование причащения мирян не только хлебом, но и вином из чаши (От латинского “calix” происходит также название этого крыла — каликстины. Следует иметь в виду, что чаша была эмблемой всех гуситов — не только бюргерства, но и широких народных масс), в то время как последнее было исключительной привилегией духовенства. Единый обряд причастия “под обоими видами” символизировал собой идею социального равенства и отвечал стремлениям бюргерства уничтожить сословные привилегии католического духовенства, а вместе с тем и лишить церковь ее экономического и политического могущества. Это стремление разделяли также мелкие феодалы — низшая чешская шляхта — и частично представители панов.

Содержание этого документа сводилось к следующему: 1. Свобода проповеди “слова божьего”, то есть свобода религиозной проповеди, направленной против господства католической церкви. 2. Единство религиозного обряда причащения (причащение мирян из чаши). 3. Лишение церкви права владеть имуществом (секуляризация церковной собственности), возвращение ее к евангельской простоте и бедности. 4. Искоренение “смертных грехов” не только среди мирян, но также среди духовенства, суровое наказание за такие грехи, как взимание платы за требы, продажа индульгенций, продажа церковных должностей и т. п.

Так Первая пражская статья подтверждает по сути монополию духовенства на проповеди христианского учения. «Чтобы слово божье в королевстве Богемском проповедовалось священнослужителями господними…». Л.И. Озолин говорит, что гуситы имели в виду только тех священников, ту часть духовенства, которая разделяла их идеи, примкнула к ним. При всей ограниченности требований умеренных гуситов, гуситское духовенство все же занимало прогрессивные позиции по сравнению с католическим духовенством. Оно стояло за национальную церковь. Даже умеренные его представители добивались существенных преобразований в тогдашней церкви, упрощения обрядов и др.

Вторая пражская статья требовала причащения под обоими видами для всех верных христиан, не отягощенных грехом. Из этого, религиозного на первый взгляд, требования вытекает два существенных значения. Умеренные гуситы стремились ликвидировать эту монополию духовенства, тем более что в ранней христианской церкви причащение не было привилегией только духовенства, оно захватило его себе гораздо позже. Кроме того интерес представляет оговорка, что причащение должно совершаться над теми, кто не отягощен смертным грехом. Под теми, кто отягощен смертным грехом подразумевались как светские, так и духовные лица. То есть, гуситы стремились не только быть равными с духовенством в совершении важнейших обрядов, но и подчеркнуть, что священник, пребывающий в грехе, стоит ниже, чем обычный мирянин, не отягощенный грехом. То есть человек, находящийся в грехе, теряет свои права и привилегии, независимо от своего сословия и положения.

Л.И. Озолин указывает на то, что хотя главное содержание третьей из четырех пражских статей выражало требование дешевой церкви, идею секуляризации ее богатств, одновременно было высказано пожелание отнять у нее светское право, светскую власть в ее владениях. Церковь, как и светские феодалы, самостоятельно распоряжалась своей собственностью и у нее в зависимости находилась большая часть крестьянства — держателей церковных земель. Вместе с секуляризацией богатств церкви умеренные гуситы были намерены отнять у нее и светские права в отношении крестьянства.

Радикальное крыло гуситского движения представляли табориты. Программа радикальных гуситов, таборитов – «Двенадцать статей», была написана 5 августа 1421 г.

Двенадцать статей, в общем и целом включали в себя пражские статьи, но, табориты понимали их несколько иначе и конечно, свои требования они намного расширили. Итак, ни один грешник не должен был оставаться без наказания, независимо от его сословной принадлежности, не допускалось под страхом установленных наказаний распитие каких бы то ни было напитков в корчмах, табориты запрещали носить и не разрешали другим ношение роскошных одежд, слишком против господа бога драгоценных, как-то: пурпурных, расшитых, тканных серебром или тисненых и вырезных, серебряных поясов, застежек и всяких украшений и драгоценностей, располагающих к гордости, все управление, суд и все распоряжения производились сообразно с божественным правом. Священники, которые должны служить примером, должны соблюдать порядок, установленный богом, и подражали апостолам и пророкам. Все платежи священникам должны были быть обращены на общее благо и чтобы уничтожены были ростовщические сделки на дома, на лавки и на что-либо другое, где бы это ни оказалось, и чтобы упразднены были всякие лихоимные записи и чтобы священники содержались по усердию верующих.

Табориты требовали, чтобы изгнали от себя всех противников истины божьей и беглецов и изгнанников к себе не принимали, потому что как они сами не соблюли верности ни перед собой, ни перед богом, так и им не должно быть оказано доверия ни по какой милости.

Также они требовали, чтобы упразднили и разрушили все еретические монастыри, ненужные церкви и алтари, иконы, сохраненные явно и тайно, драгоценные украшения и золотые и серебряные чаши и все антихристово насаждение, идолопоклонство и симонические заблуждения, не исходящие от господа. Табориты стремились привлечь на свою сторону пражскую общину, и это не могло не сказаться на формулировках статей и привело копределенной умеренности.

Уже первая часть « Двенадцати статей» показывает, что их задачей, прежде всего, являлось укрепление союза с пражским населением. Было хорошо известно, что пражские богачи и университетские магистры втайне замышляют измену своим союзникам из народа. Поэтому одним из первых требований таборитов являлось полное соблюдение этих статей обеими сторонами.

Хотя программа чашников не противоречила интересам бедноты, однако была не достаточна для них. В своей программе табориты пошли гораздо дальше чашников в отношении простого народа. Наиболее важной была седьмая статья таборитской программы. Она гласила дословно следующее: «Дабы отменено было языческое и немецкое право, противоречащее закону божьему, дабы правили, судили и все делали бы по закону божьему». Под правом языческим и немецким, несомненно, подразумевалось городское право и юридические постановления, не основанные на библии, это означало, что табориты требовали полной отмены феодального права и всей городской юрисдикции.

Мацек подчеркивает, что при последовательном исполнении седьмой статьи в Праге должна быть создана община братьев и сестер, руководствующаяся библией. В результате осуществления этой статьи — хотя об этом нигде не говорилось конкретно — в Праге должна была утвердиться жизнь, основанная на общности имущества. Дело было не только в проблемах экономического и имущественно юридического характера. Статья прямо гласит, что место существующего права должна занять библия, закон божий; управление, судопроизводство и вообще всякая деятельность должны осуществляться согласно библии.

Учение таборитов носило ярко выраженный хилиастический характер. Хилиазм – учение, унаследованное от средневековых народных ересей, гласит, что наступит второе пришествие Христа, после чего на земле будет установлено тысячелетнее царство счастья и справедливости. Рубцов говорит, что, по мнению таборитов, мир, построенный на эксплуатации, не вечен, когда установится царство счастья и справедливости, «не будет ни королей, ни властителей, ни подданных, прекратятся все налоги и платежи, исчезнет насилие и люди будут жить, как браться и сестры, личной собственности также не будет, и потому уже сейчас всякий, имеющий собственность, впадает в смертный грех».

Таким образом, и чашники, и табориты требовали, чтобы священники вернулись к апостольскому состоянию. Также общим было требование наказания за тяжкие грехи. Мацек указывает, что это требование появилось в программе чашников под влиянием таборитов. Итак, мы видим, что имея много общего, программы двух основных гуситских направлений также имели и существенные различия, которые были следствием разной социальной опоры того или иного движения.

перейти в каталог файлов


связь с админом