Главная страница
qrcode

Караульная-Виктория-Анатольевна. Общетеоретические вопросы вопросно-ответной стадии допроса


НазваниеОбщетеоретические вопросы вопросно-ответной стадии допроса
Дата27.03.2019
Размер0.75 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаКараульная-Виктория-Анатольевна.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипРеферат
#44251
страница2 из 4
Каталог
1   2   3   4
2.
Содержание тактических приемов, направленных на разоблачение
ложных показаний в вопросно-ответной стадии допроса
2.1
Понятие лжи
«Ложь – действие, которым один человек вводит в заблуждение другого, делая это умышленно, без предварительного уведомления о своих целях и без отчетливо выраженной со стороны жертвы просьбы не раскрывать правды»
19
– такое определение дал известный американский психолог Пол Экман, профессор Калифорнийского университета в СанФранциско. Сфера его научных интересов на сегодняшний день охватывает вопросы распознавания лжи. Он выделил две основные формы лжи: умолчание (сокрытие правды) и искажение (сообщение ложной информации), а дополнил их следующими разновидностями лжи, такие как: сокрытие истинной причины эмоции; сообщение правды в виде обмана; полуправда и сбивающая с толку увертка
20
О. Фрай под ложью подразумевал волевой и сознательный акт, когда лгущий осознает, что его высказывание не совпадает с действительностью, и желает этого. Именно умысел отделяет ложь от заблуждения. Преступник, руководствуясь различными мотивами, умышленно дает ложные показания
21 19
Экман П. Психология лжи. Обмани меня, если сможешь. – Спб: Питер, 2016, С. 21.
20
Там же, С. 22.
21
Фрай О. Ложь. Три способа выявления. Как читать мысли лжеца. Как обмануть детектор лжи – М.:
Прайм-Еврознак, 2006, С. 17.
24
Мотивы, побуждающие допрашиваемого, а именно – подозреваемого и обвиняемого, скрывать правду могут быть различными и вызваны:
1) боязнью наказания, желание предотвратить огласку совершенного преступления путем его отрицания, стыд от сознания позорности своего поведения;
2) стремлением скрыть соучастников преступления, боязнью мести с их стороны;
3) неуверенностью в возможности раскрытия органами следствия действительных обстоятельств дела;
4) стремлением избавить от ответственности действительного виновника преступления;
5) стремлением уклониться от ответственности за другое, более тяжкое преступление;
6) желанием запутать и затянуть следствие, чтобы затруднить раскрытие преступления;
7) недоверием к лицу, производящему допрос, личной неприязнью к нему или желанием получить от него какие-либо выгоды (изменение меры пресечения, улучшение условий содержаний под стражей, получение свидания и т.п.).
Выявление обмана обусловлено тем, что ложь энергозатратна.
Немецкий психологом Удо Ундойчем и его последователями установлено, что показания, основанные на реальных, пережитых самим субъектом событиях, качественно отличаются от показаний, не основанных на собственном опыте
22 22
T. Sooniste, P.A. Granhag, L.a. Strömwall, A. Vrij. Statements about true and false intentions: Using the
Cognitive Interview to magnify the differences. Cognition and Neurosciences, Scandinavian Journal of Psychology,
2015. Р. 127.
25
В сознании говорящего будет все время идти перемежение двух картин: истинной и ложной, они будут сопоставляться
23
. Используя ложь, субъект может испытывать различные физиологические явления (повышение кровяного давления, учащение сердцебиения, усиленная потливость), она сопровождается подавлением эмоций, требует повышенного контроля за речью, мимикой и жестами.
После выявления акта того, что допрашиваемый лжет, следует иметь в виду существование двух форм лжи: умолчание и искажение.
Это мнение разделяют не все исследователи. Сесилия Бок использует термин «ложь» для обозначения собственно искажения, а «тайна» – для умолчания, и наделяет такое их различие моральным содержанием, утверждая, что у лжи существует явная негативная презумпция, в то время как у тайны она может отсутствовать. Такое толкования, вряд ли, имеет право на существование в условиях предварительного расследования, когда обвиняемый и подозреваемый ссылается на ст. 51 Конституции Российской
Федерации, что не свидетельствует очевидно против него, однако зарождает сомнения у следователя, показывает, что допрашиваемому есть что скрывать.
Умолчание является менее энергозатратным, поскольку допрашиваемому не нужно контролировать речь, мимику и жесты.
Более энергозатратной является ложь-искажение. В процессе подготовки ложных высказываний субъекту приходится производить большое число мыслительных операций с фиксацией своего внимания, особенно памяти, на том, какие его высказывания правдивы, а какие основаны на вымысле. В ходе такого процесса происходит своеобразное раздвоение сознания, нарушается внутренняя гармония личности, в связи с чем резко повышается напряженность мыслительных, мнемических процессов, а это, в свою очередь, отрицательно влияет на их качественные
23
Леонтьев А.А. Речь в криминалистике и судебной психологии / А.А. Леонтьев, А.М. Шахнарович,
В.И.Батов. – М.: Наука. ред. Вост. лит., 1977. С. 22.
26 показатели. Возросшее количество искусственно сконструированных посылок и следствий «загромождает» память, заставляя допрашиваемого постоянно соотносить вновь высказываемое суждение с реальной действительностью, а также с уже ранее высказанными ложными утверждениями. И чем их становится больше, тем труднее соотносить содержание вымысла с реальными фактами, что может проявляться в различного рода оговорках, неадекватных реакциях на вопросы следователя.
Вот почему лгущий нередко рискует проговориться
24
Пол Экман выделяет два вида признаков проявления обмана:
1.
утечка информации (лжец выдает себя нечаянно);
2.
информация о наличии обмана (поведение лжеца выдает лишь то, что он говорит неправду).
Утечка информации, как правило, связана с недостаточным контролем обвиняемого и подозреваемого над речью, а информация о наличии обмана – с мимикой, жестами, поведением и физиологическими состояниями.
Один из основных путей научного решения выявления и преодоления лжи, является активное внедрение в оперативно-розыскную и следственную практику новейших достижений отечественной и зарубежной психологии.
2.2
Выявление лжи
В криминалистической психологии существует не мало критериев, а также тактических приемов, позволяющих отграничить правдивые показания от ложных. Между тем, для эффективного их применения требуется индивидуализация с учетом личности допрашиваемого. В связи с этим представляется целесообразным, среди разнообразия психологических свойств личности выбирать совокупность таких свойств, присущих
24
Мудъюгин Г.Н. Косвенные доказательства, связанные с поведением обвиняемого//
Социалистическая законность.-1961.- № 6. С. 31.
27 определенной группе лиц, тем самым подразделяя их на психологические типы.
Идея о целесообразности выделения характерных психологических свойств, принадлежащих определенной совокупности лиц, развивается как в отечественной, так и зарубежной криминалистической науке.
Первой ступенью в изучении разновидности личностей стала работа Карла
Юнга «Психологические типы», в ней он поделил личности на две группы: экстраверты и интроверты, в соответствии с тем, куда направлена энергия человека, вовнутрь себя или вовне. Конечно, данная типология является базовой для всех иных, но её границы слишком широкие, что не учитывает отдельных особенностей личности.
На основе указанной концепции свою мысль развивал К. Леонгард, который предложил свою типологию. Среди интровертов выделяется гипотим, параноид, шизоид, сензетив, конформный, застревающй; среди экстравертов: эпилептоид, гипертим, истероид, циклоид.
Данная концепция представляется наиболее оптимальной в криминалистике, поскольку отражает основные свойства личности, достаточно ясна и понятна, для лица, осуществляющего предварительное расследование, которое, как правило, не обладает глубокими познаниями в области психологии.
При допросе, как для выявления ложных показаний, так и для применения тактических приемов направленных на их разоблачение, необходимо использовать психотипологический подход, поскольку для каждого у каждого психотипа ложные показания можно изобличить по разным признакам, свойственным именно этому психотипу.
Для установления истинности слов допрашиваемого психотипологический подход наиболее эффективно применять в совокупности с иными приемами. В любом случае на ложь с высокой вероятностью указывают изменения жестов, мимики и речи, ее темпа и громкости, по сравнению с обычными их проявлениями. Для анализа такой информации используются логико-психологические методики, основанные
28 на постулате основателя современной теории нейроанатомии эмоций
Джеймса У. Папеса, утверждавшего, что сенсорное возбуждение получает свою эмоциональную окраску, наблюдаемую извне.
Применение указанной методики основано на методе стандартизированного наблюдения. При его применении необходимо учитывать компетентность наблюдателя, обстановку допроса, предполагающую больший волевой контроль со стороны объекта, возможным противодействием самого наблюдаемого при, например, владении информацией о проводящемся наблюдении.
Рассмотрим более подробно отдельные аспекты логикопсихологической методики выявления истинности показаний при допросе.
Методика расшифровки невербалистических элементов и их комплексов будет освещена на основе применения методов, разработанных А. Пизом, Д.
Ниренбнргом и Г. Каллеро, которые исследовали комплексы жестов (в том числе позы, движения и так далее), а жест понимали как элемент определенной системы.
Между тем, следователю в процессе допроса необходимо учитывать:
1. психологическую атмосферу, свойственную допросу. Допрашиваемы находится в состоянии защитной доминанты, мобилизует свой потенциал на то, чтобы скрывать эмоции. Жесты представляют собой макродвижения, которые поддаются волевому контролю в большей степени, чем мимика и лексика, поэтому их сложнее анализировать;
2. возможность снижения волевого порога допрашиваемого на фоне неуверенности в своих силах за счет создания стрессовой ситуации путем частичного достижения эффекта «Паноптикума», когда обвиняемый или подозреваемый в момент допроса осознает свою открытость, а подсознательно чувствует недосягаемость следователя. Для этого расположить допрашиваемого сбоку от стола, закрыв его нижнюю половину и ноги, а не напротив следователя;
29 3. возможную информированность допрашиваемого о методе наблюдения, и поэтому его способность ввести в заблуждение следователя своими ложными жестами, а равно уход допрашиваемого в закрытое состояние, лишающего следователя данных для анализа жестикуляции в связи с ее почти полным отсутствием;
4. национальные, социальные, культурные, профессиональные и иные особенности допрашиваемого, которые могут проявляться в жестах;
5. природу жестов, которые являются следствием психологического свойства или психологического состояния, что рассматривается при комплексном анализе всех жестов.
Принимая во внимание последний пункт, обратим внимание на жестикуляцию свойственную представителям разных психотипов и ее изменение при сообщении ложной информации (см. Приложение № 1). На основе приведенных данных при комплексном анализе жестикуляции следователь решит когда жест характеризует психологическое состояние, указывая на ложность сообщаемой информации.
Применение методики расшифровки мимических элементов на основе физиогномики (область человеческих знаний о взаимосвязи черт лица и психологических свойств) может быть очень полезной и имеющей практический опыт, но в настоящее время теоретически неразработана, а также имеет ряд проблем применения:
1. эмпирический материал без его теоретического обобщения представляет большой объем информации для изучения;
2. тип нервной системы (темперамент) влияет на мимическую активность.
Так, представители флегматического типа не имеют резко выраженной мимики, а сангвиники способны контролировать свои выразительные движения.
3. знания физиогномики теряют свою ценность при заболевании, отражающихся на цепочке мимических рефлексов или «аномальных» проявлениях мимики.
30 5. активные лица могут интуитивно подстраивать свою мимику под ситуацию.
Психолингвистический анализ речи является самым сложным из уже названных, так как он малоизучен, имеющиеся научные разработки направлены на допрос свидетеля, а не обвиняемого, вместе с тем применение этой методики требует от следователя обладания лингвистическими знаниями на высоком теоретическом и практическом уровне.
При применении психолингвистического анализа речи следователь сталкивается с определенными трудностями:
1. необходимость принимать во внимание различие представителей различных национальностей, культур и социальное неравенство допрашиваемых и их уровень образования;
2. отказаться от применения наводящих вопросов, что не столько запрещено законом или неэтично, сколько помешает установить истину, если допрашиваемый, находясь в стрессовой ситуации допроса и стараясь подстроиться под поведение следователя, будет использовать его речевые конструкции, возможно, вкладывая в них иной смысл;
3. соблюдение баланса между стратегией допроса и тактикой в виде анализа речи, поведения при большом объеме информации, воспринимаемой следователем.
Т.А. Алексеева выделяет следующие элементы устной речи:
- вокальность
(громкость, темп, стабильность
– физические компоненты);
- тональность (интонация – психологические компоненты);
- содержательность (отражение личностной символики, личностно значимой информации) .
Гипертим обладает самым громким голосом и быстрым темпом, сохраняя при этом стабильность вокальных характеристик. Для эпилептоида характерны громкий голос и быстрый темп, при этом они не отличаются стабильностью в силу импульсивности личности этого психологического
31 типа. Особенность вокальных характеристик циклоида в том, что хотя они отличаются высокими показателями (громкий голос и быстрый темп), но могут часто изменяться на средние показатели за время произнесения устного сообщения, что является показателем нестабильности. Истероид характеризуется громким голосом, быстрым темпом и нестабильностью указанных вокальных характеристик. Нестабильность проявляется в выделении голосом отдельных слов, на которых истероид заостряет свое внимание, возвращаясь после этого в исходный стиль повествования.
Вокальные особенности параноидного и застревающего психологических типов проявляются в громком голосе и медленном темпе, при этом сохраняется стабильность указанных компонентов.
Самый тихий по громкости и медленный по темпу голос свойствен гипотимному и шизоидному психологическим типам, стабильность которых сохраняется достаточно продолжительное количество времени. Тихий голос и медленный темп характерны и для конформного психологического типа, однако они характеризуются нестабильностью. Сензитив отличается тихим голосом, быстрым темпом и нестабильностью вокальных характеристик, что является следствием эмоциональности указанного психологического типа, богатой палитры чувств, выражающихся, в том числе, в речи.
В связи с рассмотренной характеристикой речи, мимики и жестов на основе психотипологического подхода можно сделать вывод, что «лучшими лгунами» следует признать истероида и гипертима, представители шизоидов скрывают ложь хуже остальных, а синзетив стыдится лгать.
На основе приведенных данных в совокупности с анализом речи и мимики следователь может различить психологические особенности и психологическое состояние допрашиваемого, и в связи с этим разрабатывать тактику допроса обвиняемого и подозреваемого с учетом психотипологическогоподхода и логико-психологических методик.
32
2.3 Тактические приемы, используемые для получения правдивых
показаний
В данной работе автор обращает внимание на изучение тактики проведения допроса в отношении обвиняемого и подозреваемого, т.к. в ходе этого следственного действия перед следователем стоит задача получения правдивых показании с учетом того, что согласно ст. 51 Конституции
Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. В ст. ст. 46, 47 Уголовного процессуального кодекса
Российской Федерации указанное положение конкретизируется, а также устанавливается то, что подозреваемый и обвиняемый вправе защищаться иными средствами и способами не запрещенными законом, а значит ложность сведений с его стороны не преследуется по закону.
Рассмотрим тактические приемы противодействия ложным показаниям в вопросно-ответной стадии допроса, когда цель следователя – получение информации скрываемой или искажаемой допрашиваемым лицом, подразумеваемых следователем на основе анализа неполноты или противоречивости полученных на стадии свободного рассказа сведений.
Тактические приемы по объекту воздействия можно разделить на воздействующие на уровень ценностей и уровень притязаний
25
. Если, проанализировав личность обвиняемого или подозреваемого, следователь придет к выводу о том, что допрашиваемый готов к даче искренних показаний, то при допросе целесообразно акцентировать его внимание на ценностях, которые он разделяет. Ориентирующие ценности представителей различных психотипов приведены в Приложении № 3.
25
Ахмедшин Р.Л. Тактика коммуникативных следственных действий / науч. Ред. Н.Т. Ведерников. – Томск:
Издательский Дом ТГУ, 2014. С. 146.
33
Если же у следователя есть все основания полагать, что допрашиваемый будет упорствовать в даче ложных показаний (упрямство, криминальные привычки, страза обвиняемого), то целесообразна постановка акцента воздействия на уровень притязаний.
Изменение уверенности допрашиваемого в своих силах может быть достигнуто путем утверждения превосходства следователя над подозреваемым или обвиняемым:
1.
Демонстрация возможностей следователя, когда освещаются достижения криминалистики как науки, создание новых методик расследования преступления, профессионализма сотрудников следствия;
2.
Создание иллюзии полноты доказательственной базы обычно строится на иллюстрации следователем широкой осведомленности о личности обвиняемого или подозреваемого с тем, чтобы последний подумал, что следователь, зная о самом субъекте, имеет представление о совершенном преступлении, хотя прямо и не говорит. Использование этого тактического приема должно сопровождаться хорошей актерской игрой следователя, в противном случае принесет больше вреда, чем пользы, понижая эффективность всех остальных тактических приемов разоблаченного следователя-обманщика.
Названные тактические приемы не всегда замечаемы самим допрашиваемым, он неосознанно полагает, что сам решил давать правдивые показания. Все же они не предполагают открытой конфликтности свойственной при воздействии на уровень притязаний.
В вопросно-ответной стадии допроса при воздействии на уровень притязаний, то есть на то, как реагирует допрашиваемый на свой интерес, могут быть использованы такие тактические приемы:
1.
Пресечение лжи, когда следователь указывает на противоречие сообщенных ранее сведений. Тактическая ценность этого приема велика, когда следователь на предыдущих стадиях допроса демонстрировал уверенность в правдивости показаний допрашиваемого, то есть
34 использование этого тактического приема в совокупности с допущением легенды на стадии свободного рассказа;
2.
Последовательное предоставление информации, схема предъявления которой изначально определена следователем (например, предъявление сначала косвенных, а затем прямых доказательств, внезапность или логическая определенность их предоставления или поочередное/одновременное предъявление доказательств);
3.
Детальный допрос ли концентрация на выявлении деталей. На вопросно-ответной стадии допроса, следователь задает уточняющие, а также дополнительные вопросы, относительно времени, места и обстоятельств совершения преступления. Что позволит выявить незнание допрашиваемым подробностей и обстоятельств, сопутствующих пребыванию в определенном месте в определенное время, а также выявление противоречий, так как создать непротиворечивую выдуманную картину прошлого представляет большую сложность
Освещенные тактические приемы согласно классификации, предложенной Р.С. Белкиным и развитой Р.Л. Ахмедшиным, относятся к тактическим приемам преимущественно логического воздействия на допрашиваемого. Их использование будет неэффективным для гипертима (в силу нелогичности его повествования, легкомысленности и
«толстокожести»), гипотима (характеризуемого настороженностью).
Нередко эффективным является использования приемов, активизирующих эмоциональные переживания – тактических приемов преимущественного эмоционального воздействия на допрашиваемого.
Апеллирование к морально-нравственной составляющей допрашиваемого целесообразно к лицам с целостной морально-этической системой ценностей, эмпатичных и независимых в оценке действительности, более к лицам с традиционными ценностями. Синзетив, который уже стыдится лжи, будет наиболее восприимчив к такому воздействию.
35
Во многих случаях большую пользу приносит обращение следователя к положительным качествам обвиняемого, который дает ложные показания.
Интерес каждого человека к собственной персоне является универсальным, и поэтому, апеллируя к честности допрашиваемого, к заслугам в прошлом, авторитету в коллективе, среди товарищей, семейному и служебному положению, его можно склонить к откровенности и правдивости на допросе.
В частности, эпилептоиды не склонны критически осмысливать, когда их хвалят, истероиды подкупаются вниманием к своей персоне, но для психотипов, склонных к критичности этот прием будет не всегда уместен
(циклоид, гипотим).
Неожиданность постановки вопроса при сниженной волевой мобилизации у допрашиваемого, когда следователю нужно получить короткий ответ «да» или «нет» неэффективна в применении к интровертированным типам (шизоид, параноид, гипотим), которые склонны к внутреннему «проговариванию» фраз.
Использование паузы, когда у следователя есть основание полагать двойственное отношение лица к передаваемой ложной информации, и перерыв, предоставленный следователем может быть временем для размышления о даче правдивых показаний, что может повлиять, например, на синзетива, на представителей других психотипов при соответствующей подготовке, а на гипотима как стрессовый фактор, заставляющий его застыть в безделье.
Тактический прием - постановка косвенных вопросов рассчитан на то, что допрашиваемый проговорится, когда сфера интересов неожиданно для него будет переведена следователем с второстепенных и малозначительных вопросов на событие преступления. Для застревающего психотипа, который и так «ничего не помнит» данный прием мог бы ослабить его волевое напряжение и «вспомнить» определенные обстоятельства.
Инерция предполагает разговор на отвлеченные темы, который переходит в сферу существа выясняемого факта. Сложность его применения
36 применительно к циклоиду обусловлена тем, что он и так не дает прямых ответов, а подобные разговоры со следователем приведут только к еще большей его настороженности. Гипертим или истероид, увлекшись рассказом о постороннем, могут и проговориться.
Вызов как логическое противостояние следователя и допрашиваемого направлен на создание ситуации, когда допрашиваемый будет опровергать слабые места обвинения, чтобы косвенно доказать свою непричастность к преступлению. Когда обвиняемый уже втянут в обсуждение, ему предлагаются все более сложные для опровержения обстоятельства, которые в конце концов он затрудняется или не может подвергнуть сомнению, что усиливает его стрессовое состояние и может побудить к даче правдивых показаний. К такому обсуждение можно привлечь тех, кто изначально логично выстраивает свою схему защиты, то есть эпилептоида, параноила, шизоида.
Таким образом, использование психотипологического подхода, кроме прочего, позволяет следователю выбрать совокупность эффективных тактических приемов и индивидуализировать их применение в вопросноответной стадии допроса.

связь с админом