Главная страница
qrcode

Гражданская война на территории нынешней Республики Беларусь одно из многочисленных темных пятен нашей истории


НазваниеГражданская война на территории нынешней Республики Беларусь одно из многочисленных темных пятен нашей истории
Дата10.11.2019
Размер0.51 Mb.
Формат файлаdocx
Имя файлаГражданская война на территории нынешней Республики Беларусь.doc
ТипДокументы
#64994
Каталог

Гражданская война на территории нынешней Республики Беларусь – одно из многочисленных «темных пятен» нашей истории. Если в соседних России и Украине мельчайшим аспектам этой темы посвящены десятки исследований, то отечественные историки не спешат с вдумчивым анализом ситуации 90-летней давности…

 

А ведь история Белого движения, можно сказать, и началась на белорусской земле – в скромном городке Быхов Могилевской губернии. Именно туда были доставлены зачинщики «корниловского мятежа» - генералы Л.Г.Корнилов, А.И.Деникин, С.Г.Марков, И.Г.Эрдели, А.С.Лукомский, И.П.Романовский и другие. (Кстати, в течение июня – августа 1917 г. Деникин и Марков, возглавляя Западный фронт, работали в Минске.) Там, в Быховской женской гимназии, превращенной в тюрьму, содержались они с сентября по ноябрь 1917 года. И именно из Быхова разными путями отправились на Дон, поднимать народ на борьбу против большевизма. С тех пор определение «быховец» было среди белогвардейцев самым почетным – оно означало, что человек стоял у самых истоков Белой борьбы…

И первые жертвы Гражданской, тоже, как это ни печально, пролили свою кровь именно на белорусскую землю. 20 ноября 1917 года на перроне Могилевского вокзала толпа озверевших революционных матросов растерзала последнего Главнокомандующего Русской армией – генерал-лейтенанта Н.Н.Духонина. Это событие в лекции, которую предлагают прослушать работники могилевского музея, до сих пор скромно именуется «Ликвидацией контрреволюционной Ставки»…
Почти полностью забыты и первые сражения Гражданской, которые гремели под Жлобином в конце ноября 1917-го, когда скрестили оружие первые местные красногвардейские части и Ударные батальоны. Но и здесь это объясняется тем, что четкого деления «по цветам» тогда еще не произошло. «Красные» уже были таковыми, а вот бойцов-ударников к «белым» отнести можно с натяжкой – они попросту хранили верность присяге и не желали подчиняться царившему вокруг хаосу и анархии…

Но в дальнейшем военные вихри Гражданской щадили Белоруссию. Если соседние республики – Литву, Латвию, Украину и в особенности Россию – братоубийственная война потрясла до основания, то белорусскую землю во многом, как это ни парадоксально, уберегла от Гражданской германская, а затем и польская оккупация. На фоне хаоса, творившегося в 1917-м, оккупационные порядки выглядели в первую очередь именно что «порядками». А когда люди распознали, что немцы и поляки все-таки «чужие» и вовсе не собираются отстаивать белорусские интересы, «своей» показалась Советская власть. Она попросту не успела «отметиться» в Белоруссии такими преступлениями, как в других республиках. Соответственно, и стойкого отрицательного отношения к ней в народе не возникало.

Кроме того, в Белоруссии не было мощных, охвативших большую часть народа сепаратистских настроений, не витала в воздухе идея создания собственного государства. Она осталась уделом небольшой группы политиканов, которых с полным основанием можно было назвать генералами без армии. А люди, как и прежде, воспринимал себя частью великого русского народа, состоящего из великороссов, малороссов и белорусов… Поэтому естественным для него было оказывать помощь первой же «своей», «русской» армии, которая погнала иноземных оккупантов с родной земли. То есть Красной Армии.

При этом не стоит думать, что у белорусов не было выбора. У них было несколько шансов сформировать национальную армию, которая в теории могла отстоять независимость страны и перед красными, и перед соседними новообразованными странами – Литвой и Польшей. Но все эти попытки с треском проваливались. Например, в ноябре 1918 г. в Вильне начали формироваться добровольческие 1-й и 2-й Белорусский пехотные полки. Но пожелали служить в них всего 100 человек, «среди них было значительное количество белорусских, точнее говоря, русских офицеров, большинство из которых ничего общего с Белоруссией не имело и превратилось в белорусов лишь потому, что им некуда было деться».* В январе-марте 1919 г. появился 1-й Белорусский пехотный полк в Гродно – всего около 800 офицеров и солдат. 22 октября 1919 г. создание белорусских частей разрешили уже польские оккупационные власти. По всей стране развернулись мобилизационные пункты, в Слониме открылись курсы для офицеров… Повторимся – никто не препятствовал создавать белорусам свою армию, которая в дальнейшем могла бы стать оплотом в борьбе как с поляками, так и с красными. А записалось… 485 человек.** Чуть больше роты. Это ли не свидетельство того, что идея суверенного Белорусского государства в то время была выморочной, сугубо «бумажной»?.. Народ более чем ясно дал понять – защищать эту идею с оружием в руках он не станет.
Но вернемся к истории белорусского Белого движения. Истинно «белых» воинских формирований на территории Белоруссии практически не было. Хотя, казалось бы, Минск был крупным тыловым центром, в конце 1917-го в нем находилось, под одним оценкам, восемь, по другим – десять тысяч одних только офицеров. Что помешало им отстоять свои политические интересы?.. Но в том-то и дело, что иметь политические интересы русскому офицерству было официально запрещено. А отстаивать насквозь прогнившее Временное правительство, которое привело страну к катастрофе, а после «корниловского мятежа» попросту отдало офицерство на расправу солдатам, желающих было очень мало. К тому же Западный фронт был насквозь поражен вирусом большевизма. Именно поэтому здесь не произошло никаких боев во время захвата власти новоявленными правителями. Да и ярких, харизматичных лидеров, таких, как Л.Г.Корнилов или А.В.Колчак, здесь не оказалось. А значит, не за кем было идти…

Там же, где такие лидеры находились, зарождалось и местное «белое» сопротивление, иногда весьма успешное. Самый яркий пример – история Пинско-Волынского добровольческого батальона. Он был сформирован в Пинске в октябре 1918 г. под руководством энергичного офицера, местного уроженца капитана Бохенского. После отступления немцев из Пинска в январе 1919-го батальон в одиночку оборонял город от Красной Армии и двух Полесских повстанческих коммунистических отрядов, однако под давлением превосходящих сил отступил к Антополю. Здесь отряд соединился с Войском Польским и 17 марта вернулся в Пинск. До конца 1919 г. воины батальона вели бои с красными, а затем влились в состав Вооруженных Сил Юга России и в январе 1920-го прибыли в Крым, где сразу же приняли участие в обороне полуострова (бои под Новониколаевкой и Юшунью). Завершилась история единственной «полностью белой» белорусской части 16 апреля 1920 г. – приказом Главкома ВСЮР барона П.Н.Врангеля батальон был расформирован, а 120 его бойцов влились в состав 13-й пехотной дивизии 2-го армейского корпуса.
К малоизвестным страницам Белого движения в Беларуси можно отнести и антибольшевистские подпольные организации, существовавшие в первые годы Советской власти. Известно, что в 1919-м в Минске и Могилеве действовали ячейки офицерского союза «Наша Родина» во главе с полковником Зубржицким. 24 марта 1919 года прапорщик Стрекопытов, полковник Степин и капитан Михайлов возглавили восстание против красных в Гомеле и удерживали город на протяжении пяти дней, а затем с боями присоединились к Северо-Западной армии Н.Н.Юденича.

К «белой борьбе» можно по праву отнести и те вооруженные стычки, которые случались на территории БССР в 1920-е г.г. Тогда польско-советскую границу не раз переходили боевики Русского Обще-Воинского Союза. Большинство из них погибло в боях с пограничниками и бойцами ОГПУ. В мае 1923 г. провалом закончилась деятельность антисоветской организации бывших офицеров в Витебске.

Вообще, когда речь заходит о Гражданской войне в Беларуси, принято смешивать многие имевшие место на территории нашей страны факты в одну «кашу». Эта традиция идет еще со времен самой Гражданской, когда всех врагов Советской власти – и белогвардейцев, и националистов, и иностранных интервентов - скопом называли «белыми». Например, к «белым» причисляют бойцов 1-го Польского корпуса, называя к тому же его командира генерал-лейтенанта Юзефа (Иосифа Романовича) Довбор-Мусницкого «мятежником». Как будто Довбор-Мусницкий присягал на верность красным, а потом взбунтовался против них!.. На самом же деле этот бывший генерал Русской Императорской армии был поляком до мозга костей, с большевиками никогда не сотрудничал и успешные действия его корпуса (войска Довбор-Мусницкого вели энергичные бои с красными в январе-феврале 1918 г., а в ночь на 20 февраля заняли Минск) можно назвать скорее польско-советским вооруженным конфликтом. Точно так же солдаты и офицеры Войска Польского, участвовавшие в советско-польской войне 1919-20 г.г., сильно удивились бы, если бы узнали, что противники именовали их «белополяками» (хотя на некоторых этапах действительно считали войска Деникина и Врангеля своими союзниками) – они просто отстаивали национальные интересы своей страны.
«Белым» в советские времена принято было клеймить и С.Н.Булак-Балаховича, хотя этот «белорусский Наполеон» был типичным порождением революционных лет – талантливому и беспринципному генералу-партизану было, откровенно говоря, все равно, за кого воевать. Поэтому назвать его Русскую Народную Добровольческую армию «белой» язык не поворачивается. Равно как никакого отношения к «белым» не имели и бойцы 1-й Слуцкой стрелковой бригады, оказывавшие вооруженное сопротивление Красной Армии в ноябре-декабре 1920 г.

Мы намеренно не вспоминали выдающихся деятелей Белого движения – выходцев из Беларуси. А их было немало. Напомним хотя бы о нескольких из них.

В недавнем российском блокбастере «Адмиралъ» есть волнующая сцена передачи умирающим генералом Каппелем командования генералу Войцеховскому. И совсем немногие сейчас помнят, что генерал-майор Сергей Николаевич Войцеховский – наш земляк, уроженец Витебска. Правда, в отличие от киношного персонажа (там генералу явно за 50) реальный Войцеховский был молод, в 1919-м ему шел всего лишь тридцать шестой год. В армии Колчака он командовал 2-м Уфимским корпусом и 2-й армией. После Гражданской Войцеховский переехал в Чехословакию, где тоже занимал высокие военные посты, получил чин генерала армии. 12 мая 1945 г. Войцеховский был арестован в Праге советской контрразведкой «Смерш» и шесть лет спустя умер в лагере…. В 1997-м президент Вацлав Гавел посмертно наградил его орденом Белого Льва – как национального героя Чехии. Витебский дворянский род Войцеховских дал еще одного генерала – Михаила Карловича, тоже эмигрировавшего, похороненного на Центральном Софийском кладбище.


 Другой фигурой крупного масштаба в Белом движении был Владимир Зенонович Май-Маевский, уроженец Могилевской губернии. Его образ тоже «лег в основу» кино – многие помнят обаятельного генерала Ковалевского из старого сериала «Адъютант его превосходительства». Май-Маевский – герой Великой войны, во время Гражданской возглавил Добровольческую армию на пике ее успехов, в те месяцы, когда белые взяли Орел и Курск и до Москвы их отделяло всего сто километров. Май-Маевский показал себя выдающимся военачальником, к тому же он был фактически правителем всей подчиненной белым территории – а это большая часть Украины. Скончался Владимир Зенонович в 1920-м от сердечного приступа во время эвакуации Севастополя…
Прославил свое имя и крестьянский сын с Гродненщины – полковник Михаил Антонович Жебрак-Рустанович, геройски павший на Дону, у станции Белая Глина. Его любили настолько, что его имя было увековечено в походной песне. Образец офицера – так писали об этом белорусском крестьянине его боевые соратники…

Легендами Белого движения были Яков Давыдович Юзефович и Мустафа Якубович Соболевский – белорусские мусульмане, блестящие кавалерийские начальники. Для многих белых офицеров был родным Полоцкий кадетский корпус. Кадетами-полочанами были, к примеру, генералы Климович, Новицкий, Киселевский, Выгран, Алексеев, герой Дроздовского похода полковник Войналович. Да и рядовые кадеты Полоцкого корпуса геройски дрались с большевиками на юге России. В эмиграции остатки этого корпуса составили основу для 1-го Русского кадетского корпуса, существовавшего в Югославии с 1920 по 1944 годы. Генерал Казанович закончил Могилевскую гимназию, братья-генералы Махровы – Минскую…

Были среди белорусов, связавших жизнь с Белым движением, и люди с совсем уж, казалось бы, нереальной, выдуманной судьбой. Например, Аполлон Яковлевич Крузе, бесстрашный фронтовой разведчик Первой мировой, боевой штабс-капитан, в армии Колчака получил чин генерал-майора. В 1920 году попал в плен и поступил на службу в Красную Армию. А в 1943-м стал генерал-майором во второй раз… Закончил Великую Отечественную бывший белый генерал Крузе во главе героического 24-го Братиславского стрелкового корпуса, освобождавшего от фашистов Словакию. Сюжет для приключенческого романа?.. Нет, вполне реальная жизнь.

Но, наверное, лучше всего боль и горечь Гражданской можно себе представить не по генеральским судьбам, а по историям рядовых, вовлеченных в круговорот Истории… Вот, например, Станислав Мечиславович Родзевич, родившийся в Минске 24 августа 1898 года. Закончив Полоцкий кадетский корпус, он избрал для себя карьеру морского офицера. Но успел стать только гардемарином. В октябре 1918-го воевал с красными на канонерской лодке «Кубанец». А в январе 1920-го девятнадцатилетний юноша покинул родину навсегда. Скончался Родзевич 4 июня 1967 года в Буэнос-Айресе… Несколько строк, а за ними – трагическая эпоха, сломанная судьба… Где вы сейчас, минские Родзевичи?..
…О «белых» белорусах не принято ни вспоминать, ни писать, будто их и не было никогда. В советские времена они проходили по категории «враги народа». Невыгодны они и независимой Беларуси – ведь они воевали не за нее, а за Единую и Неделимую Россию. Но неужели этим людям совсем нет места в коллективной памяти народа? Неужели нет в нашей стране семей, чьи прадеды сложили головы с верой в свое светлое будущее?.. Верится в это с трудом. А значит, белые белорусы тоже достойны нашей памяти и признания. Эта интереснейшая тема еще ждет своего непредвзятого исследователя, и мы надеемся, что такой исследователь со временем появится.


 

Примечания.

*Борьба за Советскую власть в Литве в 1918-1920 г.г. Сборник документов. Вильнюс, 1967. С.61

**А.Дерябин. Гражданская война в России 1917-1922. Национальные армии. Москва, 2000. С.11


Гражданская война - это время, когда кипели необузданные страсти и миллионы людей готовы были жертвовать своими жизнями ради торжества своих идей и принципов. Это было характерно и для красных, и для белых, и для крестьян повстанцев. Их всех, яростно враждующих между собой, парадоксальным образом сближали эмоциональный порыв, избыток биологической энергии, и непримиримость. Такое время вызывало не только величайшие подвиги, но и величайшие преступления.

Нараставшее взаимное ожесточение сторон вело к быстрому разложению традиционной народной нравственности. Логика войны обесценивала, вела к господству чрезвычайщины, к несанкционированным действиям, добыванию трофеев.

25 марта 1918 г. представители нескольких национальных движений в условиях немецкой оккупации объявили о создании независимой Белорусской Народной Республики (БНР). После ухода немцев территория была занята Красной Армией, правительство БНР было вынуждено эмигрировать и 1 января 1919 г. в Смоленске была провозглашена Советская Социалистическая Республика Беларусь[9] (позднее переименованная в Белорусскую Советскую Социалистическую Республику), которая после непродолжительного периода «Литбела» (Литовско-Белорусская Советская Социалистическая Республика; февраль -- август 1919) в декабре 1922 г. вошла в состав СССР.

В 1918 году благодаря усилиям Рады БНР на белорусской территории, свободной от большевиков, не допустили массового голода.

В 1918 году лидер большевиков Западной области Вильгельм Кнорин писал:

«Мы считаем, что белорусы не являются нацией и что те этнографические особенности, которые их отделяют от остальных русских, должны быть изжиты. Нашей задачей является не создание новых наций, а уничтожение старых национальных рогаток.При царизме употребление слова «Белоруссия» в официальной документации было запрещено, вместо него употребляли «Северо-Западный край». Вслед за царями большевики в 1917 году назвали Белоруссию «Западной областью» (в Минске поныне существует улица имени Кнорина).


Гражданская война и военная интервенция в Беларуси (
Содержание
  • Предыстория[
    Отмена Временным правительством 3 марта 1917 года национальных ограничений дала возможность возобновить свою деятельность 
    C июля 1917 в Белоруссии активизировались белорусские национальные силы, которые по инициативе Белорусской социалистической громады провели II съезд белорусских национальных организаций и приняли решение добиваться 
    В ноябре 1917 года в Минске состоялись съезды Советов рабочих и солдатских депутатов 
    Великая Белорусская Рада не признавала власти Облискомзапа, который считала исключительно фронтовым органом.

    7 (20) декабря 1917 года, начался 
    1918 год[
    См. также: 
    После оккупации Минска германскими войсками Облискомзап эвакуировался в 
    21 февраля 1918 Исполком Всебелорусского съезда 
    3 марта 1918 года в 
    По условиям 
    «Долой позорный Рижский раздел! Пускай живёт свободная неделимая крестьянская Беларусь!», 
    белорусская карикатура, 1921

    По указанию 
    27 февраля 1919 года ССРБ была расформирована: Смоленская, Витебская и Могилёвская губернии были включены в состав РСФСР, а остальные территории Советской Белоруссии объединились с После занятия Красной Армией значительной части территории Белоруссии 31 июля 1920 года, в Минске была вновь провозглашена Белорусская Социалистическая Советская Республика, переименованная после 
    Литература[Какурин Н. Е., Вацетис И. И. Гражданская война. 1918-1921 / под ред. А. С. Бубнова, С. С. Каменева, М. Н. Тухачевского и др.. — Санкт-Петербург, 2002.
  • Богданович, Е. Г. Концепция автономии в общественно-политическом движении Беларуси (март-октябрь 1917 г.) / Е. Г. Богданович // Гуманітарна-эканамічны веснік. — 1996. — № 1. — С. 9—15.
  • Жылуновіч, З. З’езд беларускіх нацыянальных арганізацый 25 сакавіка 1917 года // Полымя. — 1925. — № 6. — С.
  • Игнатенко, И. М. Февральская буржуазно-демократическая революция в Белоруссии. — Мн., 1986. — С. 222—236.
  • Ладысеў, У. Ф. На пераломе эпох: станаўленне беларускай дзяржаўнасці (1917—1920 гг.) / У. Ф. Ладысеў, 
  • Пратакол з’езду беларускіх нацыянальных арганізацый у Мінску 25—27 марта 1917 г. // Спадчына. — 1990. — № 4.
  • Сяменчык, М. Я.] Грамадска-палітычнае жыцце ў Мінску (сакавік-красавік 1917 г.) : Вучэб. дапам. па курсу «Гісторыя Беларусі» / М. Я. Сяменчык; Беларус. дзярж. пед. ун-т. — Мінск, 1994. — 112 с.
  • https://ru.wikipedia.org/wiki

    Гражданская война и борьба за власть в белоруссии (1918–1920)

    ЕРШОВА Эльвира Борисовна
    д.и.н., проф., действительный член
    Академии гуманитарных наук, академик, проф.кафедры
    истории и политологии
    Государственного университета управления

    В октябре 1917 г. следом за установлением Советской власти в Петрограде сменилась власть и в Минске, Северо-западном крае Российской империи. Там к власти пришли национально-демократические силы, объявившие о создании Белорусской народной республики (БНР). С этого времени наряду с гражданской войной, оккупацией Белоруссии немецкими кайзеровскими войсками, организацией партизанского движения развернулась борьба между различными политическими силами, сформировавшимися в Белоруссии в начале ХХ века.

    В борьбу за власть уже в октябре 1917 г. в самом Минске включились Минский Совет рабочих и солдатских депутатов и его орган — Военно-революционный комитете, Белорусская Рада, Белорусская социалистическая Громада, белорусский областной комитет при ВЦИК крестьянских депутатов. Кроме этих организаций эсерами и меньшевиками в противовес большевистскому Совету рабочих и солдатских депутатов был сформирована «Комитет спасения революции». Интересно то, что он не прдъявлял свои права на власть, выжидая развития событий и обсуждая на своих заседания складывавшуюся ситуацию и не предпринимая никаких действий.

    Наиболее реальной силой, противостоявшей большевикам, была Белорусская Рада. Она объединяла достаточно разнородные в политическом отношении партии и группировки, в том числе и революционно-демократические. По своей политической платформе она больше всего соответствовала взглядам и действиям Временного правительства. Их социальной опорой были высшие и средние слои больших городов, которых в Белоруссии было не очень много. Это Минск, Гомель, Могилев, Мозырь, Борисов и некоторые другие. Основная масса населения не понимала, чего хотят эти политики, не сформировавшие даже свои органы власти на местах. Вся борьба шла в Минске, столичном городе края. На местах же лозунги большевиков им оказались ближе. Большевики для защиты своих позиций призвали население к формированию народных органов власти — Советов, они рассылали своих эмиссаров в самые глухие местечки белорусской территории. По рассказам жителей Петриковского района Гомельской области в 60-е годы автору данной статьи, представители большевиков, многие из которых были солдатами, уходившими с передовой по домам, останавливались в местечках и говорили о том, что царской власти пришел конец, надо самим брать власть в свои руки и управлять с пользой для народа. Поэтому повсеместно были созданы Советы рабочих и солдатских депутатов, а в сельской местности — Советы крестьянских депутатов, хотя и не очень четко представлявшие себе дальнейшие действия.

    25 октября 1917 г. в Минске было объявлено о том, что власть берет в свои руки Исполнительный комитет Минского Совета рабочих и солдатских депутатов. Для поддержки своей власти Минский Совет сформировал 1-й революционный им. Минского Совета полк, который устанавливал революционный порядок в городе. Справедливости ралли необходимо отметить, что к этому времени были освобождены все тюрьмы и гауптвахты от содержавшихся там политзаключенных солдат и унтер-офицеров, проводивших революционную пропаганду в войсках во время военных действий Первой мировой войны, которые и стали основой этого полка. В последующие дни была оформлена организационная структура Военно-революционного Комитета Западной области и фронта при Минском Совете рабочих и солдатских депутатов. Это было сделано по решению Северо-Западного областного комитета РСДРП (б). В составе ВРК было создано 6 отделов: военный, хозяйственный, снабжения, организационный и связи, мандатный, информационный. ВРК взял на себя право временного революционного органа по установлению Советской власти и организации борьбы с контрреволюцией на территории Виленской, Витебской, Могилевской губерний и Западного фронта.

    Большое значение для поддержки политики большевиков в Белоруссии имело создание в структуре Народного Комиссариата по национальным вопросам при Совете Народных комиссаров РСФСР Белорусского национального комитета. Нарком по нацделам возглавлял И.В. Сталин, который приложил максимум усилий к тому, чтобы к власти в правительстве Белоруссии пришли не национально-демократические силы, а ортодоксальные большевики во главе с Мясниковым (настоящая фамилия — Мясникян).

    Белорусская Рада не признала Октябрьскую революцию и в декабре 1917 г. созвала Всебелорусский съезд, на котором её руководство предложило образовать Белорусскую Народную республику. 9 марта 1918 г. Исполком, избранный на съезде, провозгласил её создание, а 25 марта объявил о независимость БНР от Советской России. В это время по территории Белоруссии начали свои военные действия немецкие войска. СНК РСФСР стремились использовать ещё остававшиеся на фронте части для отпора немцам. Независимо от этого, члены исполкома съезда продолжали организацию своих органов центральной власти. Была сформирована Рада и Народный секретариат. Руководители БНР сразу стали вести переговоры с Ю.Пилсудским, возглавлявшим тогда правительство Польши, о признании Польшей нового Белорусского государства в условиях оккупации территории уже не немецкими, а польскими войсками. Одновременно они пытались найти поддержку у германского кайзера Вильгельма II, послав ему подданическую телеграмму. Но ни один из этих руководителей своих стран не поддержали деятелей БНР, ибо рассчитывали на то, что после окончания войны и победы над Советской Россией эти территории войдут в состав их государств. Однако оба просчитались. Во-первых, на территории самой Белоруссии население начало партизанскую войну. Так, до сих пор в Петриковском районе помнят о деде Талаше, организовавшем сопротивление немцам и полякам в 1918–1920-м гг., дошедшем после гражданской войны до Москвы, до правительства с рассказом о партизанах и получившим за свои действия правительственную награду. Памятник деду Талашу стоит и красуется на крутом берегу Припяти до сих пор. Много про него ходило сказок и присказок, но описанный здесь факт был реальным.

    Разгром бело-поляков Красной Армией, заключение Брестского мира привело к тому, что членам правительства БНР пришлось эмигрировать после окончания гражданской войны и освобождения территории Белоруссии от оккупации.

    За власть в Белоруссии в этот же период боролись и другие организации. В Петрограде в ноябре 1917 г. был образован Белорусский областной комитета при ВЦИК крестьянских депутатов (БОК). Его деятели стояли на эсеровских позициях. БОК вместе с белорусской Радой участвовал в организации созыва Всебелорусского съезда. Однако незнание реальной обстановки в Белоруссии, расстановки сил, оторванность от народа привели к расколу в его рядах, и в результате — к распаду в 1918 г. Каких-либо практических шагов для утверждения своего влияния во властных структурах членами БОК сделано не было.

    В белорусской исторической науке до сего дня идет дискуссия о роли Белорусской социалистической Громады — национальной партии лево-народнического направления. Эти дискуссии связаны с тем, что программа БСГ содержала основные демократические требования, и наиболее, чем взгляды других белорусских политических партий и движений, отвечала интересам демократического развития страны. Однако после Февраля 1917 г. БСГ раскололась на два крыла: правое стояло на реформистско-соглашательских позициях с любой буржуазной властью России, а левое — на революционно-демократических с объявлением национальной независимости Белоруссии от России. Все планы оказались перепутаны Октябрьской революцией 1917 г. в Петрограде и триумфальным шествием образования советов рабочих и солдатских депутатов по всей стране. Эти события внесли полный разлад в ряды БСГ. Деятели правого крыла ещё попытались вместе с членами БНР и БОК бороться за создание и сохранение независимой буржуазной республики, признав правоту взглядов этих группировок, а левое приняло сторону Советской власти, что и привело к самоликвидации партии. Некоторые члены левого крыла БСГ позднее вступили в партию большевиков, сотрудничали с Советами в области народного образования, литературы, науки, искусства. Но это не спасло их от репрессий в конце 30-х гг., когда административно-командная система в поисках врагов социалистического строительства и лично товарища Сталина вспоминала об их принадлежности к БСГ, а соответственно об их «вражеских» намерениях. За придуманную властью вину они оказывались в разных местах заключения, либо расстреляны. Но это уже другая тема.

    После заключения Брестского мира на территории Белоруссии оказались польские войска, продолжалась гражданская война, восстания белогвардейских отрядов, народ продолжал воевать различными способами, а реальной власти на местах не ощущалось. В верхах различных течений и партий шла борьба между собой за овладение властью, и пока не было понятно — какой, и на основе какой программы.

    В декабре 1918 г. в Москве состоялась конференция белорусских коммунистических секций РКП (б), высказавшаяся за самоопределение республики. Было избрано Центральное Бюро, председателем которого был избран Жилунович Дмитрий Федорович, известный тогда в Белоруссии как поэт и писатель Тишка Гартный. Его взгляды основывались на национально демократических позициях. СНК РСФСР он предложил свой состав правительства Белоруссии, которое и было утверждено В.И. Лениным. В структуре Первого правительства Белорусской республики были комиссариаты земледения, государственного контроля, труда, внутренних дел, продовольствия, юстиции, здравоохранения, почт и телеграфов, финансов, путей сообщения, просвещения, иностранных дел, социального обеспечения, по национальным вопросам и др. Возглавляли их народные комиссары по типу СНК РСФСР. Становление советских государственных органов на территории Белоруссии, границы которой ещё даже не были определены, в эти годы, годы гражданской войны, происходило также неоднозначно. За руководящие посты в правительстве развернулась борьба между членами Центрального Бюро коммунистических секций РКП (б), возглавлявшегося Д.Ф. Жилуновичем, и ортодоксальными большевиками А.Ф. Мясниковым и В.Г. Кнориным. Это было не только противостояние различных точек зрения на дальнейшее национальное и государственное развитие Белоруссии, но и борьба между т.н. «национальными кадрами» и «пришлыми» в лице последних. В этой борьбе столкнулись и личные симпатии некоторых членов ЦК РКП (б). И.Сталин не скрывал своих симпатий по отношению ко взглядам и действиям А.Ф. Мясникова и В.Г. Кнорина. В качестве наркома по делам национальностей и члена ЦК РКП (б) он своей поддержкой от имени этих структур способствовал их победе, ибо они стремились с тесному сотрудничеству с Москвой, им были чужды демократические принципы решения национальных проблем создания независимых государств на окраинах бывшей Российской империи. Ленинская теория по национальному вопросу, проповедовавшая право наций на самоопределение вплоть до отделения и создания собственного государства в этих новых условиях была напрочь забыта в тех регионах, которые не смогли как Польша или Финляндия настоять на принятии РСФСР признания их независимости. В этом большую роль, конечно, сыграла гражданская война и периоды немецко-польского наступления по территории Белоруссии.

    Несмотря на сложную ситуацию в тех условиях на 1-м съезде КП (б) Белоруссии 31 декабря 1918 — 1 января 1919 гг. были приняты решения об образовании Компартии Белоруссии и Белорусской Советской социалистической республики как самостоятельного государства со своими правительственными и местными органами власти. А.Ф. Мясников сменил на посту Председателя правительства Д.Ф. Жилуновича, переместив его вначале на пост Наркома просвещения, а затем переводя на другие посты, не имевшие влияния на политику КП (б)Б и правительства БССР. В конце 30-х гг. Д.Ф. Жилунович был обвинен как «враг белорусского народа — национал-демократ», арестован и расстрелян.

    1919 – 1920-е гг. прошли в борьбе за освобождение территорий республики от интервентов, в восстановлении разрушенного войной хозяйства, налаживании своих отношений с другими странами. Большую помощь оказывала РСФСР, которая и сама ещё продолжала вести гражданскую войну на Востоке. Это была помощь кадрами просвещения, в организации культурно-просветительных учреждений и учреждений искусства, армейских подразделений, таможни и т.д.

    Исторический анализ событий становления национальной независимости и государственности Белоруссии в революционные и послереволюционные годы, годы гражданской войны, оккупации, а затем и после их завершения была сложной, многоплановой и альтернативной, но никак нельзя сказать, что она была демократичной. Думается, что белорусское общество к тому времени ещё не было готово к национальной самостоятельности, в самосознании народа не сформировалась идея собственной государственности (это подтверждает история). В дополнение ко всему Первая мировая война, революции в России, затем гражданская война и присущие ей способы борьбы — все это привело к тому, что победа осталась за теми, кто сумел организовать себе всякую поддержку: военную, определенных слоев населения и Центра — большевистской Москвы. Гражданская война в России способствовала тем событиям и той борьбе левых радикальных сил, которые стремились «приковать» Белоруссии к политике РСФСР.


    перейти в каталог файлов


  • связь с админом