Главная страница
Образовательный портал Как узнать результаты егэ Стихи про летний лагерь 3агадки для детей
qrcode

_Реан А.А., Психология человека от рождения до смерти. Коллектив авторов Психология человека от рождения до смерти


НазваниеКоллектив авторов Психология человека от рождения до смерти
Анкор Реан А.А., Психология человека от рождения до смерти.doc
Дата15.11.2016
Размер7.55 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаRean_A_A__Psikhologia_cheloveka_ot_rozhdenia_do_smerti.doc
ТипУчебник
#1789
страница18 из 62
КаталогОбразовательный портал Как узнать результаты егэ Стихи про летний лагерь 3агадки для детей
Образовательный портал Как узнать результаты егэ Стихи про летний лагерь 3агадки для детей
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   62

Глава 3

Мотивационная сфера





Изучение психологии развития человека невозможно без исследования ее мотивации, то есть тех движущих сил человеческого поведения, которые в своей совокупности представляют стержень личности и определяют характер ее развития. Проблематика мотивации представляет на сегодняшний день одну из самых изучаемых областей психологического знания и вместе с тем – вызывающую наибольшие споры.

Несмотря на значительную теоретическую и экспериментальную разработанность, единых взглядов на большинство аспектов мотивации в современной психологической науке нет. Это является свидетельством сложности и многогранности данного психологического конструкта. Однако в своей работе мы будем рассматривать только возрастные особенности мотивации, не углубляясь в методологические дебри вопроса. Поэтому, ограничившись наиболее общими представлениями, дадим следующие определения понятий мотива и мотивации .

Под мотивом мы будем понимать внутреннее побуждение личности к тому или иному виду активности, связанное с удовлетворением определенной потребности, а под мотивацией – всю совокупность различных побуждений: мотивов, потребностей, интересов, стремлений, целей, влечений, мотивационных установок или диспозиций, идеалов и т. п., что в широком смысле подразумевает детерминацию поведения вообще.

Потребности – первоисточник психической активности ребенка



Потребность – переживаемое состояние внутреннего напряжения, возникающее вследствие отражения в сознании нужды и выступающее источником активности.

Безусловно, человек испытывает в первые месяцы своей жизни преимущественно физиологические потребности – в пище, питье, тепле и т. п., и нет возможности говорить о наличии у него каких-либо мотивов и тем более ценностей, интересов, убеждений. Однако именно этот период – период младенчества – исключительно важен для формирования и дальнейшего развития всего мотивационного комплекса человека. Следовательно, на этом этапе онтогенетического развития совершенно необходимо рассмотреть те первые социально обусловленные потребности, которые впоследствии, претерпев качественные преобразования, будут предопределять не только уровень, но и направленность всей активности человека.


В первые месяцы своей жизни ребенок испытывает в основном физиологические потребности
Анализ психологической литературы по рассматриваемой проблематике обнаруживает отсутствие целостной картины понимания природы возникновения социогенных потребностей .

В рамках психоаналитической традиции младенец представляется существом, находящимся во власти инстинктивных влечений своего организма, полностью погруженным в его переживания, и в соответствии с этим эгоизм и самолюбие ребенка выступают в качестве первичных социальных мотивов человека.

Ребенок начиная с младенческого возраста находится во власти сексуальных влечений, данных в их начальной, т. е. прегенитальной, форме, он не нуждается во внешнем мире и не стремится к нему, представляя собой, таким образом, «чистейшее наслаждающееся Я». Только с началом 2-го месяца у ребенка возникает определенный интерес к внешнему миру и возможность выйти в своей активности за пределы непосредственных влечений и инстинктивных тенденций (Фрейд З., 1998).

По концепции Ж. Пиаже, первый год жизни ребенка определяется как период абсолютного эгоцентризма – «солипсизм первого года жизни» , в течение которого младенец ограничивается в большей степени удовлетворением простейших жизненных потребностей (Пиаже Ж., 1994).

В противовес этим взглядам выступает Л. С. Выготский, который полагает, что даже самые элементарные жизненные потребности младенца могут быть удовлетворены не иначе как с помощью взрослых, ухаживающих за ним, и в первую очередь матери. В этом смысле младенец представляет собой « максимально социальное существо» , ибо все в его поведении вплетено и воткано в социальное и первый контакт с действительностью оказывается целиком и полностью социально опосредованным (Выготский Л. С., 1984).

Основываясь во многом на позиции Л. С. Выготского, М. И. Лисина называет в качестве ведущего фактора психического развития ребенка потребность в общении , а Л. И. Божович – потребность во впечатлениях.

Анализ положений, постулируемых этими исследователями, показывает, что в содержательном плане они во многом сходны и основное их различие состоит в выделении ведущего мотива активности ребенка.


Факторы развития

Ведущий фактор психического развития ребенка – потребность в общении (Лисина М. И., 1986).
Так, мотив общения у М. И. Лисиной (1986) включает в себя три основные потребности:

1) потребность во впечатлениях – познавательные мотивы ,

2) потребность в активной деятельности – деловые мотивы ,

3) потребность в признании и поддержке – личностные мотивы.

В реальной жизни ребенка все три группы мотивов сосуществуют и тесно переплетаются между собой. В разные периоды детства их относительная роль изменяется: то одни, то другие из них занимают положение ведущих. Причем речь идет не об индивидных особенностях взаимоотношения разных мотивов, а об особенностях именно возрастных, типичных для большинства детей соответствующего возраста.

В 1-м полугодии жизни ведущим мотивом общения ребенка с взрослым является личностный мотив . Он олицетворяется в персоне взрослого как ласкового доброжелателя, который в то же время служит центральным объектом познания и деятельности малыша.

Начиная со 2-го полугодия и позднее, вплоть до 2 с половиной лет , ведущую роль в становлении психического развития ребенка занимает деловой мотив общения. Он воплощается в лице взрослого как искусного партнера по игре, образца для подражания и эксперта по оценке умений и знаний ребенка.


Факторы развития

Ведущий фактор психического развития ребенка – потребность во впечатлениях (Л. И. Божович, 1968).
Л. И. Божович оспаривает первичность мотива общения как ведущего фактора психического развития ребенка. Исследователь предполагает, что у ребенка существует иная первичная потребность. Она по своей внутренней форме должна заключать в себе не только возможность своего собственного качественного развития, но и побуждение психики ребенка к развитию ее специфических человеческих форм. В качестве такого ведущего мотива автор называет потребность во впечатлениях , которая влечет за собой развитие всех других социально обусловленных потребностей ребенка (Божович Л. И., 1968).

Представляет интерес в этой связи обращение к концепции А. Маслоу, в соответствии с которой первичной социогенной потребностью ребенка является потребность в аффилиации. Рассматривая развитие потребностей в онтогенезе, А. Маслоу считает, что, рождаясь, человек обладает лишь одними физиологическими потребностями и, возможно в очень слабой, зачаточной форме, потребностью в безопасности, которая проявляется в реакции испуга. Только спустя несколько месяцев ребенок начинает выказывать первые признаки социальной привязанности и избирательной любви к окружающим. Спустя еще некоторое время малыш, окруженный любовью и заботой родителей, чувствуя себя в безопасности, может обнаружить стремление к автономности, независимости, потребность в достижении какой-либо цели, в уважении, в оценке, в похвале (Маслоу А., 1999).

Итак, на основе этих и других, неупомянутых здесь подходов к пониманию мотивационной сферы ребенка можно выделить основные, наиболее значимые потребности детей этого возраста, неудовлетворение которых на рассматриваемой стадии онтогенетического развития негативно влияет на последующую социальную адаптацию человека и влечет за собой порой разрушительные последствия.

Аффилиативная потребность



Аффилиативная потребность – потребность в общении, в эмоциональных контактах, стремление быть среди других людей.

Х. Хекхаузен под аффилиацией подразумевает определенный класс социальных взаимодействий между людьми, имеющих повседневный и в то же время фундаментальный характер. Основным содержанием аффилиации является общение людей друг с другом (в том числе и общение с людьми незнакомыми или малознакомыми), которое приносит удовлетворение, увлекает и обогащает обе стороны. При этом целью человека, стремящегося к аффилиации, является поиск если не любви со стороны своего партнера по общению, то, по крайней мере, его приятия, дружеской поддержки и симпатии (Хекхаузен Х., 1986, с. 289).

Многие исследователи-персонологи утверждают, что фундамент детской личности закладывается в самый ранний период взаимодействия ребенка с ухаживающим за ним взрослым, при этом наиболее важную роль играет их аффективная связь. Потребность в любви, эмоциональной привязанности является одной из главенствующих потребностей, которая способна в значительной мере определять не только поведение, но и всю жизнь человека. Так, еще в психоанализе З. Фрейда, а в настоящее время и в концепциях большинства психологов и психотерапевтов невроз понимается как нервно-психическое расстройство, в основе которого лежит неудовлетворенная, как правило в детстве, потребность в любви. Данный пример является яркой демонстрацией значимости удовлетворения любви и эмоциональной привязанности у ребенка в раннем детстве.

Условия развития мотива аффилиации


Только постоянный эмоциональный контакт между матерью и младенцем, включающий в себя наряду с вербальными средствами общения тактильные ощущения – ласки, поцелуи, объятия, способен удовлетворить потребность в любви у ребенка на раннем этапе развития.

Однако у нас до сих пор бытует мнение, что излишнее проявление материнской любви в младенческом возрасте способно избаловать ребенка, причем это мнение активно поддерживается и идеями Б. Спока, книги которого по сию пору популярны в нашей стране. В этой связи полезно обратиться к подходу американского ученого Б. Уайта к воспитанию детей на раннем этапе развития: «Как можно чаще обращайтесь к своему ребенку и реагируйте на его крики со всей быстротой, на которую вы способны»; «Не отказывайтесь брать малыша на руки из-за боязни избаловать и не позволяйте ему долго кричать» (Уайт Б., 1982). Уайт полагает, что если родители быстро реагируют на плач ребенка, то он накапливает позитивные представления; если же они отвечают не сразу, то у малыша происходит накопление негативных эмоций, которые в своей сумме влияют на создание у ребенка сомнений, любят ли его, заботятся ли о нем.


Например

Интересны в этой связи этнокультурные различия в подходе к уходу за младенцем. Так, Э. Эриксон, описывая воспитание детей у индейцев сиу, обращает внимание на то, что выкармливание детей у них считалось настолько важным, что даже мужу предписывалось воздерживаться от жены на протяжении всего периода кормления, продолжавшегося от 3 до 5 лет. Ребенку же мать давала грудь всякий раз, когда он начинал хныкать (Эриксон Э., 1996).

М. Мид, описывая особенности арапешей (Новая Гвинея), пытается понять, как из младенца-арапеша постепенно формируется личность добродушного, кроткого, восприимчивого взрослого. Исследователь предполагает, что этому во многом способствует то «непрерывное, теплое ощущение безопасности», которое ребенок испытывает с момента рождения. Характерно, что в течение первых месяцев жизни малыш никогда не остается один. Плач ребенка – это трагедия, которую следует избежать любой ценой, и эта установка взрослых сохраняется на протяжении всей последующей жизни ребенка. Малыша много носят на руках, ему дают грудь, как только он начинает плакать, он всегда находится поблизости от какой-нибудь женщины, которая даст ему свою грудь в случае необходимости (Мид М., 1988).
Диаметрально противоположным подтверждением важности удовлетворения потребности в аффилиации являются случаи госпитализма – «приобретения» нашей цивилизации, а также результаты ряда своеобразных экспериментальных исследований (эксперименты Г. Харлоу на обезьянках, Троника «с каменным лицом», исследования Дж. Боулби, М. Эйнсворт и др.).


Эксперименты

«Эксперимент с каменным лицом» Троника. Согласно идее Троника, основная детерминанта развития детей связана с функционированием двусторонней системы эмоционального общения между ребенком и ухаживающим за ним взрослым.

В ходе поставленного эксперимента родителя просили прекратить на время общение с ребенком (3 мес.), но, продолжая смотреть на малыша, придать своему лицу застывшее или отсутствующее выражение. У младенца это вызывало сначала удивление, затем он пытался повлиять на родителя улыбкой, гулением и двигательной активностью. Через несколько минут поведение младенцев начинало меняться. Они отворачивались в сторону, начинали сосать палец и выглядели страдающими. Некоторые из детей реагировали на безучастность родителя хныканием, переходящим в непрерывный плач, у кого-то текли слюни и развивалась икота.

Этот эксперимент продемонстрировал весомость и важность эмоционального общения между родителями и детьми.
Данные этих исследований со всей убедительностью демонстрируют, что лишение младенца любви создает реальную угрозу не только для его психического и физического здоровья, но порой и для самой жизни малыша. Таким образом, можно утверждать вслед за А. Маслоу, что депривация потребности в любви патогенна.


Потребность в безопасности, или базальное доверие к жизни



Потребность в безопасности – это потребность ребенка в стабильности, защите, в свободе от страха, тревоги и хаоса, потребность в структуре жизни, ее упорядоченности, наличии определенных привычек и правил, в том числе и ограничений и т. п. (Маслоу А., 1999).

В зависимости от степени удовлетворения потребности в аффилиации у ребенка будет развиваться доверие (недоверие) к другим людям и к окружающему миру вообще.

В соответствии с психосоциальной теорией развития Э. Эриксона, в период до 1 года у ребенка формируется базальное чувство доверия. В случае положительного формирования этого чувства социальный мир будет восприниматься малышом как безопасное, стабильное место, что и является главным условием дальнейшего развития здоровой личности (Эриксон Э., 1986).

Понятие базального чувства доверия можно соотнести с потребностью человека в безопасности . Эта потребность, как показывает А. Маслоу, проявляется особенно ярко и наглядно у младенцев.

Ребенок реагирует на угрозу гораздо более непосредственно, чем взрослый человек, так как воспитание и культурные влияния еще не научили его подавлять и сдерживать свои реакции. Взрослый человек, даже ощущая угрозу, может скрыть свои чувства, смягчить их проявление настолько, что они останутся незамеченными для стороннего наблюдателя.

Реакция же младенца настолько сильна и непосредственна, что все его существо реагирует на внезапную угрозу – на шум, яркий свет, грубое прикосновение, потерю матери, вид незнакомого человека и т. д. (Маслоу А., 1999).

Потребность в безопасности у детей проявляется также и в их тяге к постоянству, к упорядочению повседневной жизни. Малышу необходимо, чтобы этот мир был предсказуем, размерен и организован.

Так, в соответствии с гипотезой несоответствия в когнитивной теории, в возрасте примерно 7 месяцев младенцы конструируют схемы всего знакомого. Когда перед ребенком появляется новое изображение или новый объект, отличный от тех, что ему знакомы, он испытывает тревогу. Этим объясняется боязнь незнакомых людей, которая может сопровождать ребенка практически до 2 лет . Всякая же несправедливость или проявление непоследовательности, непостоянства со стороны родителей вызывают у ребенка также тревогу и беспокойство. В данном случае, как считает А. Маслоу, главную роль играет не столько несправедливость как таковая и даже не боль, связанная с ней, сколько то обстоятельство, что несправедливость или непоследовательность заставляет ребенка ощутить непредсказуемость мира, его опасность, и это убеждает ребенка в том, что этому миру доверять нельзя.

Следовательно, формируемое у ребенка на подсознательном уровне базовое доверие к миру и удовлетворяемая в достаточной мере потребность в безопасности являются в своей совокупности еще одним фактором, влияющим на дальнейшее формирование характера ребенка, его будущей жизненной позиции, способности противостоять жизненным трудностям и невзгодам.

Потребность в новых впечатлениях



Приблизительно на 3 – 5-й неделе жизни ребенок начинает проявлять пристальный интерес к тому, что происходит вокруг. Это выражается в появлении у малыша зрительного сосредоточения, что в свою очередь способствует изменению поведенческих характеристик ребенка. Исследователи называют это началом проявления потребности в информации или потребности в новых впечатлениях .

Потребность в новых впечатлениях – стремление к восприятию и познанию всего нового.

Условия развития потребности в новых впечатлениях


Л. И. Божович полагает, что потребность в новых впечатлениях порождается включением в жизнедеятельность ребенка коры головного мозга (1968). Различные формы спонтанной активности, наблюдаемые в этом возрасте, также имеют большое значение для формирования будущей познавательной активности.


Исследование предмета ртом
Ш. Бюлер и ее коллеги, изучив поведение младенцев в этом возрасте, обнаружили, что полноценные движения конечностями ведут к развитию у младенца мускульного контроля, а это впоследствии формирует его будущую игровую активность. Эти движения проявляются в ранних попытках ребенка что-либо исследовать: во-первых, играя с пальчиками на своих руках, он стремится понять, что же можно с ними делать; во-вторых, младенец пытается «изучить» характеристики тех предметов, которые он берет в рот и которыми он чуть позже всячески манипулирует (Vernon M., 1971).

Таким образом, эти комбинированные «исследования» малыша, основанные на его визуальных и тактильных ощущениях, являются важной особенностью поведения младенца. Они дают ребенку возможность открыть и понять перманентную природу предметов, их внешний вид, их свойства и назначение.


Вехи в развитии

Поведение ребенка, связанное с появлением у него потребности во впечатлениях, знаменует собой начало формирования у него мотивационной активности. С возникновением у малыша способности к самостоятельному передвижению (сперва ползанию, а затем и хождению) ребенок начинает исследовать бoльшие пространства – комнату, квартиру, дом. Таким образом, расширение зоны «исследования» способствует дальнейшему развитию познавательных способностей младенца.
Процесс развития и усложнения первичной потребности ребенка в новых впечатлениях естественно и органично приводит к росту его познавательной потребности , которая «толкает ребенка все шире и глубже входить в окружающую среду и овладевать ею» (Божович Л. И., 1968, с. 202).

Здесь необходимо отметить, что, в отличие от первых 6–7 месяцев , более или менее независимых от внешних обстоятельств, достижения ребенка от 8 месяцев до 2 лет ни в коем случае не обеспечиваются сами собой, им необходима специальная организация со стороны взрослого человека. И к сожалению, лишь один из десяти малышей действительно достигает того уровня развития, которого он мог бы достичь. Именно этот период – примерно с 8 месяцев и до 2 лет – является периодом, когда любопытство ребенка достигает максимума.


Мнение психологов

А. Маслоу считает, что потребность знать и понимать выражена у ребенка гораздо отчетливее, чем у взрослого человека. Малыша не надо учить любопытству, его можно скорее отучить от любопытства, и именно эта трагедия разворачивается в детских учреждениях (Маслоу А., 1999).

Мотив достижения



Мотив достижения – это потребность индивида добиваться успехов и избегать неудач.

Большинство исследователей, занимающихся проблемами мотивов и мотивации, признают существование ряда феноменов, связанных с мотивом достижения, которые отчасти наблюдаются уже на 1-м году жизни ребенка. Феномены, которые могут «мотивационно» быть достигнуты малышом уже в раннем детстве, включают в себя поведенческие повторения, которые Бюлер интерпретировал как «функциональное удовольствие» , а Пиаже – как вторичные и третичные циклические реакции .


«Я сам!»
Позднее, на 2-м году жизни, желание ребенка все делать самостоятельно – «Я сам» (как правило, при кормлении и одевании) – также рассматривается некоторыми авторами как предвестники мотивационного поведения. М. Вернон предполагает, что эти модели поведения малыша являются врожденными, а не приобретенными, так как каждый ребенок отдается выполнению какой-то задачи с большим вниманием, настойчивостью и удовольствием, даже не нуждаясь в позитивном подкреплении его действий со стороны родителей (Vernon М., 1971). Пиаже писал, что ребенок повторяет эти действия «забавы ради», с улыбкой и смехом и без какого-либо ожидания результата (Пиаже Ж., 1994). И более того, надо заметить, что он будет упорно продолжать свое занятие, несмотря на возможные негативные санкции со стороны взрослых.

Однако Х. Хекхаузен рассматривает эти феномены как предвестники, но не начало мотива достижения в широком смысле, который предполагает структурирование ситуации. Первым показателем развития поведения, мотивированного достижением, он считает центрирование ребенка на самостоятельно достигнутом результате в процессе какой-либо деятельности . Выражается это в том, что начиная примерно с полутора лет некоторые дети прерывают свои манипуляции с кубиками во время игры, обращая внимание на свое «произведение», пытаясь его как-то оценить (исследования Хетцер) (Х. Хекхаузен, 1986).


Исследования

Наблюдая за маленькими детьми, Бюлер заметил, как происходит у ребенка формирование умения решать что-либо и стремления совершать целенаправленные действия.

В возрасте примерно 1,5 года ребенок начинает делать простые конструкции из кубиков. Постепенно он начинает «планировать» свои конструкции, упорно продолжая свои действия до тех пор, пока не достигнет желаемой цели, и испытывает огромное удовольствие, достигнув ее. В ранние годы ребенок никак не называет свою конструкцию, но позднее он может назвать ее в зависимости от того, на что она похожа. К 5–6 годам малыш уже умеет делать настоящие репродукции определенных предметов.

Бюлер обнаружил, что у 80 % детей, не успевающих в 1 классе, не развито умение работать упорно на достижение какой-либо цели. Наблюдения исследователя и их анализ показали, что зачастую это дети из очень бедных семей, у которых просто не было игрового материала. Но, кроме того, к числу этих же детей принадлежали и малыши из обеспеченных семей, которые, наоборот, получали слишком много помощи и внимания со стороны взрослых (Vernon M., 1971).
М. И. Лисина отмечает что важнейшим мотивом для совершения сложных предметных действий является стремление ребенка подражать взрослому человеку. Это создает благоприятную основу для обучения ребенка различным действиям и манипуляциям с предметами. Многое ребенок в состоянии постичь и сам, однако научить малыша рациональному использованию предметов, помочь ему узнать их функциональное назначение может только взрослый человек.

С другой стороны, потребность в достижении является продуктом социально научающих ситуаций и подкреплений , которые ребенок получает в повседневной жизни. Макклелланд считает, что мотив достижения является продуктом подкрепления, полученным от родителей или других людей, образующих первое детское окружение (McClelland, 1961).

Нигард, подчеркивая влияние первых опытов социального взаимодействия на развитие мотива достижения у детей, констатирует, что малыши, получавшие положительные оценки за выполнение каких-либо действий в раннем детстве, проявляют высокий мотив достижения в начальной и средней школах. Ребенок, который поощрялся взрослыми за стремление к достижению, будет воспринимать достигнутую цель как потенциальный источник удовольствия и безопасности. Кроме того, такой малыш разовьет в себе ожидания, что его усилия могут быть успешными, если он постарается (Nygard R., 1997). В обратном случае, когда подкрепления носят отрицательный характер, у ребенка не будет стимула к достижению цели, что станет основой доминирования в характере и поведении ребенка мотива избегания каких-либо ситуаций, ведущих его к неудачам.

Резюме



Рассматриваемый период онтогенеза имеет исключительно важное значение для формирования и дальнейшего развития мотивационной сферы человека.

Ребенок этого возраста испытывает не только базовые физиологические потребности – в пище, питье, тепле и т. п., но и ярко выраженные потребности в аффилиации, в безопасности, в общении, в новых впечатлениях.

Многочисленные исследования обнаруживают, что депривация этих потребностей создает реальную угрозу как психическому, так и физическому здоровью детей, а впоследствии может сказаться и на успешности их социальной адаптации.

По мнению некоторых исследователей, собственно началом формирования мотивационной активности ребенка является поведение, связанное с появлением у него потребности в новых впечатлениях. Процесс развития и усложнения этой потребности ведет за собой развитие других социально обусловленных потребностей человека. При этом необходимо отметить, что развитие этой потребности у ребенка не обеспечивается само по себе, а ему необходима специальная организация со стороны взрослого человека.

Помимо перечисленных потребностей некоторые исследователи обнаруживают в этот период и первые предвестники мотива достижения, который является главным образом продуктом подкрепления со стороны родителей или других людей, образующих первое окружение ребенка.
Физиологические потребности – потребности, существенные для физического выживания человека. В эту группу включаются потребности в пище, питье, кислороде, в физической активности, сне, защите от экстремальных температур и в сенсорной стимуляции.

Социогенные потребности – потребности, порождаемые жизнью человека в социуме.

«Солипсизм первого года жизни» (от лат . solus – единственный + ipse – сам) – период абсолютного эгоцентризма ребенка.

Личностные мотивы – в процессе общения ребенок рассматривает взрослого как ласкового доброжелателя, который выступает также центральным объектом познания и деятельности.

Познавательные мотивы – взрослый не только представляет собой источник познания о внеситуативных объектах, но выступает партнером по обсуждению причин и связей физического мира.

Деловые мотивы – взрослый выступает партнером ребенка по игре, образцом для подражания, экспертом по оценке умений и знаний, помощником, организатором и участником совместной предметной деятельности.

Базальное чувство доверия – базовое доверительное отношение ребенка к миру.

Госпитализм (от франц . hospital – больница) – синдром патологии детского психического и личностного развития, появляющийся у малыша вследствие отделения его от матери и ранней его институализации. Общими признаками госпитализма являются: потеря в весе, вялость, апатичность, повышенная сонливость, мышечный гипотонус, уход от контактов с окружающими (отсутствие зрительного слежения, поворотов «на голос», «гуления» в ответ на ласку взрослого), слабый плач и т. д. В крайних формах госпитализм может привести к серьезным душевным заболеваниям ребенка (младенческие маразмы и т. п.), хроническому инфицированию, а иногда и к смерти малыша.

Депривация – лишение, утрата или приближающаяся к ним по выраженности и значению для субъекта недостаточность чего-то желанного, необходимого.

Гипотеза несоответствия – положение когнитивной теории, согласно которому в возрасте примерно 7 месяцев дети создают образы, схемы знакомых объектов. Когда перед ребенком появляется новый объект, не соответствующий уже известным ему образам, он испытывает неуверенность и тревогу.

Социально научающие ситуации – ситуации, в которых научение происходит путем наблюдений за поведением других людей и подражания ему.

Подкрепление – влияния, усиливающие вероятность повторения предшествовавшей им реакции.


1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   62

перейти в каталог файлов

Образовательный портал Как узнать результаты егэ Стихи про летний лагерь 3агадки для детей

Образовательный портал Как узнать результаты егэ Стихи про летний лагерь 3агадки для детей