Главная страница
qrcode

КРИЗИС ВОСТОЧНО. Кризис восточно-европейского социализма в 1956 Г


НазваниеКризис восточно-европейского социализма в 1956 Г
АнкорКРИЗИС ВОСТОЧНО.docx
Дата15.09.2017
Размер28.8 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаКРИЗИС ВОСТОЧНО.docx
ТипДокументы
#12076
Каталог

КРИЗИС ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКОГО СОЦИАЛИЗМА В 1956 Г.
1948 г. обозначил политические, практические и идейные предпосылки для последующих кризисов. Кризис восточно-европейского социализма в 1956 г. был кризисом всей системы «социалистического лагеря». Он проявился во всех социалистических странах, даже если это и не вылилось во что-то глобальное.

Кризисные моменты, противоречия в сотрудничестве стран стали возникать уже в 1953 г. После смерти Сталина стала пересматриваться его модель отношений с социалистическим лагерем – система тотального контроля над социалистическими странами. Эта система начала давать сбой. И тут выявились 2 противоречия в постсталинской Центральной и Восточной Европе. Первое из них – это стремление еще находившихся у власти сталинских наместников ничего не менять ради собственного самосохранения. Фактически они формируют собственный культ – культ Ракоши, культ Готвальда и т.д. На этой почве возникли разногласия с советским руководством. И второе противоречие – нежелание народа жить в сталинской системе, их возраставшее недоверие к руководству, требование смены этого руководства (в июне 1953 г. демонстранты в Чехословакии скандировали антиправительственные лозунги). Т.е., с одной стороны, конфликт советского центра и местного руководства, с другой стороны, - конфликт местного руководства и местного населения. Например, одной из причин Венгерского восстания 1956 г. стали грубые ошибки и нарушения руководством венгерской партии трудящихся во главе с Ракоши элементарных норм общественно-политической жизни, управления страной.

Нельзя отрицать XX съезд КПСС (1955 г.) как один из факторов, который, несомненно, подтолкнул к кризису. Как замечает Я.Я. Гришин в книге «Истоки кризисов», решения и материалы съезда стали идейным и моральным потрясением как для партий, так и для общества. Здесь можно привести Познанское восстание в Польше, где одной из причин можно назвать «открытие истории», когда проводились массовые амнистии, реабилитации и т.д. Пробудилась надежда на эволюцию коммунизма; у ревизионизма появилось немало сторонников. Помимо осуждения культа личности Сталина, на съезде, в частности, говорилось о разнообразии форм перехода от социализма к капитализму, т.е. означало возврат к отвергнутой после 1948 г. формуле «национальный путь к социализму». Говорилось об установлении более равноправных отношений СССР со странами советского блока, а также о более терпимом отношении к западноевропейским социалистическим партиям.

Невозможно не учитывать и факт близости к Западной Европе, к капиталистическим странам. К примеру, к сер. 50-х гг. Чехословакия, которая вступила на путь социалистических преобразований, имея развитую экономику и высокий уровень жизни населения, стала одной из первых стран Центральной и Восточной Европы, ощутившей необходимость перехода к новой стратегии развития. Развернулась дискуссия, по какому пути следует идти. Польша, как заявляет Волобуев, остро ощущала свою принадлежность к западной культуре.

Исследователи констатируют, что не была едина и компартия в социалистических странах. Она раскалывалась на тех, кто стоял за политический поворот (внутрипартийная оппозиция как течение, коммунистическое по своей природе и теоретическим основам, но противопоставлявшее себя официальной доктрине и критикующее ее), и тех, кто был против. Проиллюстрировать можно примером Польши, где большинство поддержало Владислава Гомулку, который сам пострадал от сталинских репрессий. Ему противостояла так называемая наболинская группа. То же самое было и в Венгрии: наметился раскол между теми, кто выступал за «национальный коммунизм», и теми, кто поддерживал советскую власть. Гере говорил о том, что «в международном коммунистическом движении все яснее «начинает выкристаллизовываться» правое направление, внешней формой которого являются тезис «о развитии национального коммунизма» и выступления в разных формах и под разными предлогами «против Москвы» и ее влияния на компартии в других странах».

Существуют не только политические, но и экономические причины кризиса. Успехи в индустриализации стран имели оборотную сторону. В Чехословакии была ощутимая диспропорция в экономике, которая привела к ряду проблем: исчерпание экстенсивных источников роста, усиление импортозависимости страны и чувствительность к колебаниям конъюнктуры рынка. В Польше в 1955 г. объем промышленного производства в четыре раза превысил довоенный уровень. Но положение легкой промышленности и сельского хозяйства было катастрофическим.

Не одна из причин или проблем не существовала отдельно. В каждой стране существовал их набор, но превалировала либо одна, либо другая.

Cуществует несколько точек зрения на характер, сущность восточно-европейского кризиса. В советской литературе его определяли не иначе как «контрреволюционный мятеж» и «контрреволюционное восстание» (Янош Кадар назвал так венгерские события, но потом это название распространилось на другие выступления подобного типа). Причем строго указывалось, что это ни в коем случае не революция. Оценивали и как попытку «реставрации капитализма». Современные исследователи отошли от такой трактовки вопроса. Стыкалин А.С. (2003) определяет его как «антитоталитарное выступление». Говоря о Венгерском восстании, Стыкалин замечает, что это было «венгерское национально-демократическая революция». Волобуев отмечает, что это был «синтез социального и национального феномена, стремящегося обеспечить собственный, особый путь к социализму». В 2006 г. вышло много работ и статей, посвященных 50-летию событий, в том числе и иностранных. В статье польского эмигранта Ковалевского «50 лет с Познанского восстания» события оцениваются как «борьба против бюрократического диктаторства».

Первая особенность кризиса состоит в том, что он был похож на цепную реакцию. Весной 1956 г. демонстрации, митинги устроили студенты в Чехословакии (хотя массовости они и не получили). В конце июня началось так называемое Познанское восстание рабочих в Польше, в октябре начался первый этап кризиса в Венгрии. В Югославии в это время было относительно спокойно. Тито возложил вину за события в Венгрии на «сталинскую политику Ракоши» и нерешительность правительства Имре Надя. Он согласился оказывать Хрущеву ограниченную поддержку. Но тем не менее подверг критике непоследовательность КПСС в процессе десталинизации, подчеркивал необходимость большего учета национальной специфике в строительстве социализма в различных странах, налаживание отношений на принципах равенства и невмешательства во внутренние дела.

Интересный момент стоит отметить относительно социальной базы кризиса. Во многих случаях центром недовольства и критики становилась интеллигенция. В Венгрии в 1956 г. центром недовольства и сопротивления режиму стал Союз венгерских писателей. В созданном летом 1956 г. кружке «Петефи» под видом литературных дискуссий велись критика существовавшего в стране общественно-политического строя. Как заявлял Гере в разговоре с Андроповым, «показательным является поведение части реакционно настроенной интеллигенции, которая после опубликования постановления ЦК не ограничивается выражением своего собственного недовольства, но пытается активно воздействовать на широкие слои трудящихся. В последние дни более 20 писателей выехало в провинцию якобы «с целью непосредственного ознакомления» с жизнью народа. На самом деле имеются данные, свидетельствующие о том, что эти лица ведут среди трудящихся работу, направленную против руководства ВПТ и проводимой им политики». В Чехословакии особую озабоченность партийных верхов вызывали настроения интеллигенции. Особенно выразительно указанная тенденция проявилась на втором съезде чехословацких писателей в апреле 1956 г., на котором подвергались сомнению основные положения марксизма-ленинизма: руководящая роль рабочего класса и КПЧ в строительстве нового общества и т.д.

Еще один примечательный факт: проявление начавшегося кризиса в некоторых социалистических странах начинался именно с выступления студенчества. Оно выдвигало серьезные политические требования: например, в Чехословакии – соблюдение принципов «социалистической демократии», отказ от бездумного копирования опыта СССР и т.д. В Венгрии студенты приняли ставшую вскоре знаменитой программу требований из 16 пунктов. Студенты требовали: немедленного вывода советских войск, создания нового правительства во главе с Имре Надем, проведения свободных выборов, гарантии свободы слова, восстановления многопартийной системы и пр.

Несмотря на то, что СССР сам отчасти и спровоцировал такой национальный подъем, опасаясь за судьбу социализма в восточно-европейских странах, он отнесся сначала подозрительно, а потом и резко критически к попыткам демократизации режима. Результатом такой политики стало твердое подавление всяческих выступлений (вплоть до ввода войск). Получается, что это был и кризис внутри системы ОВД (май 1955 г.), т.к. в соответствии с договором о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи государства-участники обязались действовать, следуя принципам взаимного уважения независимости, суверенитета и невмешательства во внутренние дела друг друга и других стран. Однако на деле оказалось, что это далеко не так. СССР первым же и нарушил эту договоренность. Всему миру была наглядно продемонстрирована решающая роль силового фактора в сохранении Восточной Европы под контролем СССР.

Но, хотя СССР активно вмешался в происходящее, осуществлял репрессии против недовольных, произошел пересмотр модели социализма. Стало понятно, что действовать как раньше («по-сталински») не получится. Поэтому было решено начать возвращаться к национальной модели социализма, от которой отказались после 1948 г. Было признано, что всё, что делалось раньше, «глубоко ущемляло национальное чувство». Советское руководство на заседаниях подчеркивало справедливость требований студентов и рабочих. Но потепление в отношениях произошло не сразу. Были четко проведены границы терпимости СССР в отношении перемен в странах блока.

Кризис 1956 г. приводит к частичному изменению в политической системе социалистических стран. Постепенно укрепляется национальный суверенитет в области внутренней и внешней политики, признание властью мировоззренческого плюрализма в обществе. Например, в Польше непосредственным результатом кризиса стало расширение поля легальной общественно-политической деятельности и, как следствие, переход к новой системе взаимоотношений власти и общества. Однако уже в сер. 60-х гг. из-за экономической неэффективности существующего строя происходит постепенное ослабление политического режима. Нарастающие хозяйственные трудности вызвали недовольство в обществе и породили дальнейшие социальные и политические кризисы. Преемственность между кризисами очевидна.

Еще одним последствием кризиса можно считать то, что события в Восточной Европе повлияли (хотя и не слишком долгосрочным сроком) на состояние отношений между Западом и Востоком в условиях «холодной войны», что позволяет говорить о кризисе как о факторе международных отношений в послевоенной Европе и мире. «После ряда конфликтов в социалистическом лагере аналитики на Западе пришли к выводу, что коммунистический мир отнюдь не монолитен, что основа его идеологии уже подорвана, и все государства в Восточной Европе движутся в направлении большей автономии и самостоятельности. «Титоизм» как право на национальную независимость и равноправие, по их мнению, был подобен вирусу, который проник в кровеносную систему стран Восточной Европы» (Кэмпбэлл Дж. Особый путь Тито. Америка и Югославия в мировой политике).

Для внутренних процессов, происходивших в самом коммунистическом движении, восточно-европейские события имели не меньшее значение. В ряде компартий обострилось противоречие (оно и так уже существовало, но стала еще более острым) между приверженцами национально-специфических путей к социализму и сторонниками последовательной ориентации на Москву.

Если говорить о более частных последствиях, то, например, как отмечают исследователи, под непосредственным влиянием венгерского кризиса приостановилось начавшееся в 1954 – 1955 гг. сближение Советского Союза с титовской Югославией, продолжавшей упорно отстаивать программу «национального коммунизма».

Таким образом, основной причиной кризиса явилась попытка руководств стран социалистического лагеря «модернизировать» социалистический строй, реанимировав демократические принципы внутриполитической жизни и введя в экономику страны рыночные элементы. Конфликт в восточно-европейских странах нельзя рассматривать односторонне. Он явился совокупностью кризисов:

  1. Внутри социалистического лагеря во главе с СССР;

  2. Внутри самих социалистических стран;

  3. Внутри ОВД.

Также это был системный кризис, затронувший все основные сферы общественной жизни – экономический механизм, политическую организацию общества, идеологию, культуру. Стыкалин: «Будучи явлением многомерным, он имел и свое социально-психологическое измерение – речь идет не только и не столько о кризисе марксистского, коммунистического мировоззрения в сознании тех, кто ранее был ему привержен, сколько о всеобщем крахе ожиданий установления более справедливого и благополучного общества».
Библиография

  1. Васильева Н., Гаврилов В. Балканский тупик?.. (Историческая судьба Югославии в XX веке). – М., 2000.

  2. Волобуев В.В. Политическая оппозиция в Польше. 1956 – 1976. - М., 2009.

  3. Гришин Я.Я. Истоки кризисов. – Казань, 1991.

  4. История стран Центральной и Восточной Европы. – Спб, 2009.

  5. Стыкалин А.С. Прерванная революция: Венгерский кризис 1956 года и политика Москвы. – М., 2003.

  6. Центрально-Восточная Европа во второй половине XX века. В 3-х тт. Т. 1. – М., 2000.

  7. Чехия и Словакия в XX веке: очерки истории / под ред. В.В. Марьиной. – М., 2005.


Ане: Католическая церковь и коммунистический режим (1956 г.)
Весной 1956 г. усилилась активность и церковных кругов. Это относилось прежде всего к последователям католической церкви в Словакии, насильственно объединенной в 1950 г. с православной. Начавшийся еще в 1953 г. поток просьб к властям о восстановлении самостоятельности греко-католической церкви, о возврате ее священнослужителей в прежние их приходы, об освобождении епископа Гойдича из тюрьмы усилился в 1956 г. Однако участники этого движения осенью 1956 г. были осуждены. В то же время в отношении других церквей, особенно католической, делались некоторые уступки: освобождены из заключения 17 священников, несколько ослабили государственный надзор над церковью и вмешательство в ее внутренние дела. Главным оружием в борьбе против религии объявлялась идеологическая работа, которую следовало вести более систематически и с научных позиций.
перейти в каталог файлов


связь с админом