Главная страница
qrcode

Маховер К. Проективный рисунок человека. Личностная проекция в рисунке человеческой фигуры


НазваниеЛичностная проекция в рисунке человеческой фигуры
АнкорМаховер К. Проективный рисунок человека.doc
Дата11.11.2017
Размер0.68 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаМаховер К. Проективный рисунок человека.doc
ТипДокументы
#31171
страница1 из 9
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Карен Маховер ПРОЕКТИВНЫЙ РИСУНОК ЧЕЛОВЕКА

ИЗДАТЕЛЬСТВО "СМЫСЛ" МОСКВА 1996

Часть 1

ЛИЧНОСТНАЯ ПРОЕКЦИЯ В РИСУНКЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ФИГУРЫ

Проблема

В этой книге автором предпринята попытка описать метод анализа личности, основанный на интерпретации рисунков человеческой фигуры. Давно известно, что в рисунках людей проявляются существенные особенности их личности. Недостаточной (и я надеюсь, что выполненная работа сможет в значительной степени восполнить этот пробел) была степень систематизации анализа графической продукции, которая должна одновременно быть всесторонней, доступной пониманию и позволять судить о глубинных личностных проблемах.

Теоретические предпосылки Феномен проекции

Личность, как нам известно, развивается не в вакууме, а посредством движения, переживания и мышления специфического тела. Проективные методы исследования мотивации последовательно раскрыли глубинные, и, возможно, неосознаваемые детерминанты самовыражения, которые не могут открыто проявляться в прямой коммуникации. Можно предположить, что вся созидательная деятельность несет специфический отпечаток конфликтов и потребностей, оказывающих давление на творящего субъекта. Деятельность, выступающая как выполнение инструкции "нарисовать человека", безусловно, является творческим опытом, как это может засвидетельствовать сам человек, выполняющий рисунок. Богатые и концентрированные переживания при рисовании человеческой фигуры свидетельствуют о тесной связи между рисуемой фигурой и личностью рисующего.

Тело как средство самовыражения

Когда индивид пытается решить задачу "нарисовать человека", его побуждение к этому проистекает из нескольких источников. Реальные фигуры слишком различны по своим телесным характеристикам, чтобы они могли сами по себе давать спонтанное обобщение, объективное представление о человеке. В некоторый момент начинается процесс отбора, включающий идентификацию посредством проекции и интроекции. Индивид должен осознанно, а также, конечно, бессознательно использовать всю систему своих психологических возможностей. Тело или "Я" является наиболее важной отправной точкой

любой деятельности. По мере того, как мы взрослеем, мы начинаем ассоциировать различные ощущения, восприятия и эмоции с определенными органами тела. Представление об органах тела, или восприятие собственной "схемы тела", как оно выработалось в ходе накопления личного опыта, должно каким-то образом направлять рисующего человека в том, что касается специфической структуры и содержания, составляющих основу изображаемого им "человека". Следовательно, рисование человека, включая проекцию "схемы тела", представляет собой естественное средство выражения телесных нужд и конфликтов человека, выполняющего этот рисунок. Успешная интерпретация рисунка базируется на гипотезе, что нарисованная фигура столь же интимно связана с индивидом, выполняющим рисунок, как и его походка, почерк или любые другие экспрессивные движения. Методика анализа личности, описанная в этой книге, представляет собой попытку воссоздать основные черты такой самопроекции.

Неизменность проекции

Насколько репрезентативен единичный рисунок? Какие аспекты рисунка тесно и неизменно соотносятся с основной структурой личности индивида, и какие аспекты поддаются сознательному контролю и изменению? При изучении двух или более рисунков, собранных в течение определенного периода времени, отмечается, что структурные и формальные аспекты рисунка, такие как размер, контур, размещение фигуры на листе, менее подвержены изменениям, чем содержательные характеристики, такие как детали тела, одежда и аксессуары. Рисует человек большую или маленькую фигуру, в каком месте листа он ее размещает, проводит он длинные непрерывные линии или короткие, отрывистые, имеет ли эта фигура признаки агрессивности, подвижна ли она, каковы основные пропорции тела, соблюдена ли симметрия, есть ли тенденция к незавершенности, стиранию нарисованного, делается ли штриховка - все это черты, которые стабильно соотносятся со структурой личности. Как правило, рисунки пациентов, наблюдавшихся в течение нескольких лет, настолько единообразны, что напоминают отработанные личные подписи. Неизменность проекции в дальнейшем следует проверить с помощью экспериментов, которые сейчас интенсивно разрабатываются с тем, чтобы валидизировать те выводы, которые были получены при использовании метода в клинике. В течение определенного периода времени (через фиксированные интервалы) предполагается собрать рисунки одних и тех же субъектов.

Настроение фигуры

В процессе интерпретации "схемы тела" (или построения модели позы в графических терминах) можно судить, полностью ли соответствует полученная графическая продукция физическим и психологическим переживаниям индивида. Особенно важно, нарисована ли фигура счастливого, экспансивного человека или расстроенного, аутистичного, зажатого, испуганного, воинственного, эмоционально обделенного. Это сильный, энергичный человек или человек расслабленный, находящийся в состоянии упадка сил? Во власти ли он

определенного органического комплекса? Таковы чувственный тон нлн центральные тенденции и диспозиции, которые, как свидетельствует опыт автора, отражают настроения рисующего индивида. В соответствии с этим положением и был построен эксперимент. Испытуемых просили нарисовать счастливого, грустного, злого или беспомощного человека. Далее их просили нарисовать одну фигуру, которая передает их представление о самих себе, и еще одну - отражающую их отношение к своим друзьям.

Психика как источник проекции

Как органы тела способны нести в себе определенный смысл, который может быть отражен в рисунке человеческой фигуры? Эта проблема является чрезвычайно интересной. Достаточно сказать, что, с эмпирической точки зрения, такие графические связи не зависят от возраста, умения рисовать или культуры. Одним из источников при составлении заключения могут послужить общепринятые значения, которыми физические свойства наделяются в ходе социальных взаимодействий. Определенные телесные типы имеют тенденцию ассоциироваться со специфическими психическими свойствами. Астенический тип телосложения принято соотносить с идеалистичностью, физической слабостью, изяществом и утонченностью, в то время как пикнический тип соотносится с приземленностью, общительностью. Выражения злости, любви, радости и силы - это социально принятые представления в терминах физических и моторных проявлений. Признание правильности этих социальных представлений еще не означает полного принятия теории корреляций строения тела и темперамента. Однако наше отношение к другим людям и то, как они, по нашим предположениям, относятся к нам, связано в известном смысле с подобного рода корреляциями телесного и психического. Как правило, мы определенным образом относимся к людям, имеющим определенные внешние черты. Внешние проявления силы заставляют подчиняться. В свою очередь, мы сами стремимся к развитию определенных внешних черт, если мы хотим заслужить соответствующее социальное отношение. Мы никуда не можем деться от соматической закрепленности наших желаний, конфликтов, компенсаций и социальных установок. Этот факт находит подтверждение в феномене самопроекции в рисунке человеческой фигуры. Исследования, направленные на дальнейшую валидизацию основного функционального ядра интерпретации рисунков, осуществляются в русле проверки на отдельных испытуемых конвенциональных стереотипов значений, ассоциированных с телесными типами. Испытуемых спрашивают об их ассоциациях, связанных с частями тела, различными деталями одежды и аксессуарами. Что, по их мнению, могут означать большой нос, выступающий подбородок, широкие плечи, тонкие губы или большие руки?

В добавление к общей социально обусловленной системе значений, обсуждавшейся выше, психосоматическая корреляция телесной экспрессии может исходить из собственного специфического опыта индивида, основанного на эмоциональных особенностях, присущих ему лично. Отдельные органы тела приобретают особое значение, поскольку в них проявляются отголоски эмоциональной жизни и социальной адаптации индивида. Примеры

этому можно видеть в чувственном типе рта изогнутой формы, всегда изображаемом очень зависимыми индивидами, в животе, который, в сочетании с задним проходом, является органическим комплексом для параноидных переживаний индивидов, подверженных гомосексуальным конфликтам, а также во внимании, часто уделяемом области шеи индивидами, которые серьезно озабочены соотношением телесных побуждений и волевых актов. У людей с сексуальными отклонениями концентрация на специфических органах может провоцировать эрогенный акцент, обнаруживаемый в рисунках.

Другим источником психических данных являются символические ценности, проецирующиеся в рисунках. Объекты, символическое значение которых следует учитывать при анализе рисунков, это: сигарета, оружие, трубка, трость, пуговицы, карманы, шляпа, волосы, нос и ноги. Усилия, прилагаемые к тому, чтобы успешно проследить значение символа для рисующего его индивида, были плодотворными лишь относительно тех индивидов, чье бессознательное является совершенно доступным для анализа, как например, шизофреники, или лица, проходящие курс психоанализа. Интерпретации символических ценностей лежат в русле общих психоаналитических и фольклорных представлений о смысле.

Эти источники мотивационных, моторных и идеаторных особенностей рисунков, которые вносят свой вклад в понимание структуры образа тела и, таким образом, превращают рисование человеческой фигуры в значимо-экспрессивное для личности действие, тонко отражены в графической продукции. В нашей работе они были выделены для анализа и обсуждения.

В графической продукции мы видим, как из общего, основанного на личном опыте, "багажа" индивида на поверхности оказывается уникальный образчик идеи, выраженной с помощью движения карандаша. Его значимость для личности очевидна из того факта, что здесь вовлечены процессы отбора из всей суммы опыта индивида, и воображение может потенциально выступать в комбинации с динамической организацией движения и восприятия.

Процессы отбора и организации могут происходить на различных уровнях осознания и направленности. Большинство рисунков включают элементы самооценки как в прямой, так и в компенсированной формах проекции, как на сознательном, так и на бессознательном уровнях самораскрытия. Верификация бессознательных аспектов может, как правило, быть основана на изучении клинической истории (анамнеза) субъекта, на структуре личности, выявленной в результате работы с другими тестами, и нередко на ассоциациях, возникающих у самого субъекта в связи с его рисунками.

Иллюстрации функциональной основы мотивации в рисовании

Никоим образом не имеется в виду, что, когда индивид садится рисовать, им одновременно владеют все сознательные и бессознательные аспекты его представления о

схеме тела. Безусловно, вовлечены также определяющие процессы более высокого уровня. Так, например, сенситивный, тщедушный, истощенный субъект чувствует побуждение нарисовать исполненную силы Эго-модель с мощными плечами. Аналогичным образом, обсессивно-компульсивный субъект, который выражает осознанные желания игнорировать контроль со стороны своего мозга и руководствоваться грубыми побуждениями своего тела, обычно изображает субтильное тело с длинными обезьяньими руками и маленькой головой, ненадежно балансирующей на плечах. Другой пример глубинной мотивации виден в рисовании рослым и сильным человеком, страдающим алкоголизмом, сморщенной, наклоненной в сторону человеческой фигуры с ногами, не имеющими опоры в пространстве, в сочетании с графическими проявлениями незрелости, чувства вины и подавленной агрессии. Алкоголь, безусловно, необходим такому индивиду для смягчения личностных противоречий. Мы видим, что рисунки могут содержать открытое признание слабости или дефекта, определенные попытки компенсации дефектов, а также сочетания того и другого.

Чтобы далее проиллюстрировать преимущественную психологическую и функциональную сфокусированность графической проекции - основание для анализа рисунков - мы можем привести случай с подростком, который на вопрос, почему он рисует каблучки-"шпильки" на ногах, прямо ассоциировал это со своей собственной неуверенностью и неспособность твердо стоять на ногах. Другой испытуемый не изобразил руку на своем рисунке матери, потому что она "пользовалась ею, чтобы бросаться", а также объяснял отсутствие рта тем, что "она пользовалась им, чтобы ругаться". В другом случае пропуск руки объяснялся тем, что "с ее помощью причиняют вред", а рисунок большой головы сопровождался комментарием: "видно, какой это башковитый парень". Один испытуемый отметил, что он может нарисовать руки не иначе, как скрюченными, хотя он и умел рисовать хорошо. Важно то, что основной источник тревоги субъекта - постоянная блокированность всех контактов и достижений из-за чрезмерного стремления к совершенству и нарциссизма. Рука стремится вовне с силой и вдохновением, но всегда должна возвращаться к оси тела.

Проекция базовых проблем, ярко выразившихся в рисунке, была далее иллюстрирована рисунком молодого человека 19 лет, который переживал муки затянувшегося подросткового кризиса, к которым добавился некоторый шизофренический "душок". Пациент нуждался в обследовании в условиях стационара, поскольку он изнасиловал 10-летнюю девочку. Исследование выявило, что он представляет из себя неудачливого, обремененного чувством вины и смущенного индивида, который пытался скрыть свою незрелость, смущение и внутреннюю неупорядоченность, а также неглубокие агрессивные импульсы с помощью лихорадочной попытки установить активный сексуальный контакт. В своих ассоциациях по поводу мужской фигуры пациент отметил, что нарисованный им мужчина (как и он сам) удовлетворяет потребность в межличностных взаимоотношениях с помощью улыбки и поверхностных внешних приличий. Мужчина описывается как бегущий за автобусом (бегущее тело направлено в сторону той части листа, которая связана с собственным Я, чему противоречит изображение головы анфас). Пациент сам смущен, противоречив и стремится во всех направлениях одновременно. Наиболее выделяющаяся особенность его рисунка -

кастрированное тело, которое изображено одной линией, с едва намеченными руками и ногами, в то время как голова нарисована большой, и черты лица проработаны с законченностью, уверенностью и избыточной детализацией, что свидетельствует об активном воображении. По словам пациента, он хочет быть похожим на Супермена, и действительно, голова похожа на голову Супермена. Значение головы как центра социальной коммуникации и контроля обсуждается ниже. В данном случае с ее помощью подчеркивается, что пациент изображает кастрацию, обозначая тело с помощью одной-единственной линии, в то время как голова, к которой пациент относится как к необходимому и почти исключительному форпосту в своей борьбе против чувства дезинтеграции, прорисована с использованием фантазийных деталей. Страхи телесной дезорганизации могут быть отнесены к сильному чувству вины у пациента, связанному с мастурбацией, к его чувству физической неполноценности, религиозным запретам, касающимся подчинения телесным импульсам, к возможной гомосексуальной тревоге во время службы в армии, а также к его нынешнему преступлению - изнасилованию малолетней.

Можно перечислить еще тысячи подобных примеров, представляющих собой лишь специфические аспекты рисунков, но они, я надеюсь, в некоторой степени послужат ознакомлению с функциональной ориентировкой, лежащей в основе интерпретации рисунка.

Рисунки lm и If - король и королева - мужчина и женщина. Эти рисунки, выполненные страдающим шизофренией пациентом, являются превосходной демонстрацией механизма проекции, а также тех уровней, на которых проекции осуществляются. Хотя этот анализ рисунков помещен в тексте несколько преждевременно, богатство деталей располагает к большему, чем поверхностное рассмотрение:

Рисунок lm (наверху) - бюст короля, который пациент скопировал с игральных карт, прокомментировав "Каждый человек может быть королем".

Фигура представительна и заполняет все пространство. Это не только помпезный бюст - он вдобавок помещен в рамку. Лицо выражает жестокость, суровость, властность и пренебрежение. Одежда, корона и меч нарисованы с сильным нажимом и богато детализированы, представляя материальные символы власти и силы. Рука указывает на фигуру, как бы привлекая внимание к проявлению Эго.

Большое значение придается волосам (сексуальная привлекательность) с несколько утонченным вниманием к прическе.

Подбородок раздвоен - это выделено, чтобы подчеркнуть решительность.

Если бы этот рисунок был выполнен спонтанно, не скопирован, к нему следовало бы отнестись как к выражению параноидному, грандиозному, сверхобусловленному и

обсессивному по своим характеристикам.

_____________________________________________________________________

Мы просим читателя извинить нас за краткость, специфичность и некоторую фрагментарность, с которой дается интерпретация рисунков. Автор надеется, что полнота будет достигнута входе дальнейшего чтения части **.

Название "Король" было спонтанно напнсано пациентом (ситуативность) и явно выражает желание быть королем



Рис1т

На нижнем рисунке 1т мужчина нарисован таким, каким он реально является -гомункулус, который нуждается в арматуре, чтобы поддерживать его. Фигура маленькая, буквально "кожа да кости" (сжатое Эго и чувство соматической дезорганизации). Он слаб, обладает женственными изгибами тела, поскольку носит обтягивающие панталоны и даже слабый намек на пояс (сексуальная неадекватность)



Рис. If

Голова относительно велика (сильная идеационная активность, наиболее ярко выраженная в рисунке "Король"). Она служит тому, чтобы компенсировать истощенность тела. Далее, разделение между контролирующей функцией головы и импульсивной жизнью тела выражено посредством исключительно длинной шеи и жирной двойной линии, горизонтально прорезающей область разделения. Руки, которые нарисованы короткими (недостаток амбиции), тонкими и слабыми (недостаток мотивации достижения), явно расположены над телом или "импульсной" линией, на точке, где они могут лучше контролироваться Жирные палочки, обозначающие пальцы, позволяют предположить

наличие инфантильной агрессии.

Одежда обозначена вокруг бедер и области брюк в манере, подтверждающей страх гомосексуализма. Еще одно свидетельство сексуального возбуждения - отдельная маленькая линия, добавленная, чтобы закрыть открытое пространство в области бедер, а также легкие линии внизу туловища (вид маскировки, свидетельствующей о скрытой тревожности).

Положение рисунка и его размещение в центре обозначают явную агрессию.

Выражение лица глупое, демонстрирует деланное дружелюбие, с акцентом на рот. Черты лица нарисованы в простой 'манере, сходной с детскими рисунками (инфантильное социальное поведение).

Волосы (половая зрелость) закрывают большую часть головы (выражение переживаний по поводу собственной мужественности), но нарисованы редко (неадекватная мужественность).

Уши непропорционально велики и насторожены (идеи отношения, если не галлюцинаторные переживания).

Средняя линия фигуры (концентрация на соматических симптомах) является основной осью тела. Она нарисована с нажимом, чтобы подчеркнуть агрессивную переработку телесных конфликтов.

Пуговицы, которые украшают среднюю линию (зависимость от матери) подчеркивают характерное для пациента противоречие между слабым, инфантильным мужчиной и сильной авторитарной женской фигурой.

В верхнем рисунке If мы видим выдуманный идеал женщины - "королеву". С другой стороны, на нижнем рисунке If, представлена "женщина" как она реально выступает в опыте пациента.

Так же, как и "король", идеализированный вариант - это помпезный бюст, намеренно помещенный в рамку. Он излишне детализирован (обсессивен), с избыточной одеждой (конфликт между демонстрацией тела и стыдливостью). Мы видим цветок (женский символ репродуктивности), который контрастирует с мечом (фаллическим символом) в рисунке "короля".

У "королевы" сильно выделенные глаза (параноидность), так же, как у "короля", но выражение глаз "королевы" нежное и благочестивое по контрасту с колючим взглядом "короля" (Жестокий отец в прежнем опыте ?).

Нижний рисунок If изображает сильную, жесткую, кастрирующую и отвергающую женщину (образ матери, возможно, обременяет пациента чувством вины и преследует его беспокоящими инфантильными сексуальными фантазиями). Женщина намного превосходит по размерам мужчину и намного сильнее его.

Волосы (сексуальная энергия) закрывают значительную часть ее лица (социальный

облик). Они разбросаны в беспорядке и делают ее похожей на пьяную. (Взлохмаченные волосы часто ассоциируются с сексуальным бесстыдством).

Рот является компромиссом между изгибом лука Купидона и усмешкой (похоть), нарисован с сильным нажимом (агрессия и садизм).

Нос заштрихован (символ кастрации, появляется в рисунках инфантильных мужчин, которые проецируют свои дефекты на женщин).

Тело выглядит так, как будто его сначала нарисовали обнаженным, а затем заштриховали. В конце одежда была добавлена как попытка компромисса, чтобы прикрыть откровенность тела (вуайеристические тенденции и маскировка соответствующей озабоченности).

Выделение области бедер, заметное сквозь клетки, показывает их ширину (плодовитость в вынашивании детей). Груди, однако, едва обозначены (скупость в выражении любви, ласки и щедрости к детям, хотя она имеет возможность рожать их).

Руки (контактность) короткие и согнуты (отверженце), но они нарисованы тяжелыми линиями (сила) и заштрихованы (наказание).

Внешние контуры тела, выделяющие грудь и область бедер, подчеркнуты тяжелыми линиями (еще одно свидетельство конфликта в системе отношений "мать-дитя").

Широкая толстая шея женщины сильно контрастирует с длинной тонкой шеей мужчины (женщина лучше справляется с телесными импульсами).

V-ia5aciay линия выреза горловины на одежде женщины нарисована темной линией (сексуальная фиксация на груди с вуайеристическими тенденциями?), соотносится с просвечиванием ног сквозь платье, что важно для интерпретации.

Штриховка делает платье темным и выражает сильное психомоторное напряжение (его видно в рисунках садомазохистов мужского пола, задержанных за сексуальные посягательства на женщин). Нижний рисунок If (мужчина) может рассматриваться как символ мазохизма, в то время как нижний рисунок If (женщина) является графическим выражением садизма в характере нашего пациента.

Клетчатое платье (форма рациональной маскировки) закрывает все тело, кроме области груди (на эту область проецируется меньше агрессии, чем на части тела, расположенные ниже?). Темная горизонтальная линия на уровне пояса делает дополнительный акцент на грубых перекрестьях платья, чтобы подчеркнуть разделение "верха" и "низа" (дополнительное выражение сильной сексуальной озабоченности).

Прозрачность (разрушение защиты) наблюдается в таких конфликтных точках, как положение рук (материнское отвержение) и части тела ниже темной линии, обозначающей уровень пояса (вуайеризм?).

Сочетание различных особенностей всех четырех рисунков указывает на диагноз "шизофрения", включающий как гебефренические, так и параноидные элементы. Рисунки не

являются шутливой репрезентацией некой идеи. Они были выполнены со всей серьезностью. Можно добавить, что практика автора свидетельствует, что даже художественно стилизованные и шутливые рисунки не дают возможности избежать проективного наполнения, относящегося к глубинным аспектам личности.

Предшествовавшее изучение рисунков

Клинический интерес к рисункам в прошлом был сосредоточен на теоретических проблемах, касающихся соотношения гениальности и безумия, а также сходства детского творчества и творчества душевнобольных и примитивных людей. В литературе отмечены попытки классифицировать характеристики рисунков в соответствии с психиатрической типологией. Однако эти типологические описания были столь туманными и взаимопересекающимися, что Анастази и Фоли (1) в своем исчерпывающем обзоре литературы были вынуждены заключить, что дифференциация на основе рисунков может быть осуществлена лишь в случае выраженных душевных расстройств и только у тех индивидов, которые создают персонализированную или причудливую графическую продукцию. Когда дифференцирующие возможности рисунков настолько ограничены, они не могут принести никакой пользы для установления диагноза.

Энтузиазм по поводу откровений, которые содержатся в рисунках и не могут быть обнаружены с помощью других методов исследования, неоднократно высказывался многими клиницистами. Этот энтузиазм не был, однако, направлен на расшифровку или конструирование принципов интерпретации, которые смогли бы заключить в себе весь спектр анализа личности. Интерес к возможностям, которые таит в себе графическая продукция для понимания личности, сейчас находится на самом пике. Клиницисты собирают рисунки повсюду, но работа по анализу рисунков кажется ограниченной выделением специфических проблем, относящихся к индивидуальным случаям, к установлению формальных или структурных особенностей и к перечислению изолированных черт, общих для специфических групп. Изучение рисунков как средство целостного анализа личности должно перерасти стадию изучения и понимания отдельной личности и групповых характеристик и должно быть соотнесено со стабильной основой. Рисунки как источник психоаналитических ассоциаций, были описаны Леви (21), предложившим контекст, который должен представить великолепную возможность валидизировать некоторые из изложенных здесь принципов.

Возникновение метода

Экспериментальные принципы анализа, представленные в этой работе, эмпирически выросли на основе многообразного клинического материала, собранного за период свыше 15 лет. Первоначально исследования были главным образом сконцентрированы на совершенствовании методики как клинического инструмента личностного анализа, а не вокруг каких-либо теоретических гипотез.

В ходе работы с тестом Гуденаф "Рисунок человека" для диагностики IQ было обнаружено, что тщательное изучение индивидуальных рисунков часто давало богатый клинический материал, не имеющий отношения к интеллектуальному уровню субъекта. Дети, у которых был выявлен одинаковый умственный возраст, часто выполняли поразительно разные, не похожие друг на друга рисунки. Более того, часто приходилось сталкиваться с тем, что социально изолированные, страдающие мутизмом дети радовались возможности выразить свои скрытые фантазии, свои тревоги и чувство вины с помощью объективированных и безличных фигур, которые они рисовали, не смущаясь достаточно прозрачной маскировки самопортретирования (См. рис. 4т и 4f).

Графические проявления у детей оказались настолько клинически важными, что рисование человеческой фигуры скоро превратилось в обычную клиническую процедуру и стало предлагаться взрослым испытуемым всех возрастов. На ранних этапах отмечалась некоторая робость в выявлении ассоциаций в рисунках взрослых. Опыт дальнейшей работы с этой методикой показал, что робость была в большей степени проекцией неуверенности самого экспериментатора. Живость и беглость, с которой многие любящие по рассуждать взрослые предлагают тематические разработки, явно контрастируют с бедностью их рисунков и с тем напряжением, которое сопровождало выполнение этих рисунков. Очевидно, что вербальные паттерны символьны, менее направлены и более подвержены сознательным манипуляциям, чем графическая проекция. Индивидуальные рисунки интенсивно изучались в сочетании с ассоциациями, которые давал испытуемый, и с соответствующими клиническими данными. На основе такого исследования были разработаны формулировки и определения принципов интерпретации графической продукции. Уточнение, валидизация и коррекция этих принципов были и находятся в постоянном развитии. Надеюсь, что описание метода в данной работе стимулирует дальнейшие исследования и в какой-то степени послужит в качестве руководства.

Комплексный подход

За исключением распознания изолированных черт, специфичных для рисунков определенных клинических групп, мы не стараемся в настоящее время сконструировать список "признаков", которые могут быть механически использованы для установления дифференциального диагноза. Акцент делается прежде всего на внутренне взаимосвязанные паттерны особенностей рисунка, в той мере, в какой они отражают динамику симптомокомплекса в определенной диагностической категории. Особенности рисунка имеют тенденцию взаимопересекаться подобно симптомам в клинически дифференцированных группах. Так же, как и при клиническом использовании любых проективных инструментов, выделение механических деталей анализа рисунка не может заменить собою познания личностной динамики и клинических синдромов, что так необходимо для адекватного использования метода.

Патологические и "популярные" графические особенности

Диагностическая ценность конкретной особенности рисунка зависит от ее уникальности или распространенности. Например, если мы констатируем "конфликтное изображение рук и ног в конкретном рисунке" (на основании предварительных замечаний, пропусков, затемнений, стираний, штриховки или подчеркивания этих частей), мы должны отдавать себе отчет, что это довольно распространенное графическое проявление. Тот факт, что это часто появляется в рисунках, не умаляет интерпретативную значимость, в целом приписываемую данной особенности рисунка. Искажения в изображении руки остаются признаком недостаточной уверенности в достижении и в социальных контактах, в то время как искажения в изображении ноги свидетельствует об ощущении ненадежности опоры. Конкретно в нашем обществе с его духом конкуренции и многообразными противоречиями неуверенность, проявляющаяся в затруднениях при изображении рук и ног фигуры, является весьма распространенной, "популярной". Таким образом, подобные характеристики рисунков не будут являться подтверждением предположения о неврозе в данном конкретном случае до тех пор, пока они не будут подкреплены другими графическими признаками дезадаптации. С другой стороны, когда такие особенности рисунка, как внутренние органы, просвечивающие сквозь фигуру, либо противоречие профильного изображения тела и лица анфас, предлагаются не примитивным субъектом, а взрослым человеком как серьезное изображение, мы имеем веские причины подозревать наличие психоза. Причудливость, бросающаяся в глаза несоразмерность, избыток символики и нелепостей также являются специфическими признаками психической патологии.

Признаки нормальности или адаптированности

Поскольку метод разрабатывался в клинических условиях, естественно, что особое внимание уделялось индикаторам структурной слабости и конфликтов в мотивационной сфере как источников адаптационных затруднений. Богатая проекция личностной динамики, проявляющаяся в рисунках, открывает для метода возможность анализа достоинств и конструктивных потенций, равно как и анализа нарушений. На современном этапе развития метода оценки приспособительных возможностей и степени нормальности субъекта делаются на основе взаимного сочетания черт личности, которые отражены в рисунке. Конфигурация этих черт рассматривается в терминах ее клинического приложения. Ни от одного проективного метода нельзя ожидать, что он полностью дифференцирует норму и патологию вне соотнесения со временем, местом и обстоятельствами, имеющими отношение к оценочным суждениям, которые делаются на основе теста.

В значительном количестве случаев рисунки позволяют давать точные заключения относительно эмоциональной и психосексуальной зрелости субъекта, его тревожности, чувства вины, агрессии, а также множества других черт. Привело ли или приведет определенное проявление, скажем, сексуальной незрелости к трудностям в адаптации - это может быть предсказано с меньшей уверенностью, чем наличие этой черты, поскольку

существует много различающихся между собой черт и условий, влияющих на личность. Нормальность зависит от уровня энергии, степени контроля, способности к интеграции опыта и, что важнее всего, готовности встречать проблемы и трудности. Анализ рисунков случайной группы так называемых нормальных людей обнаружил невротические конфликты, тревоги, психопатические тенденции, параноидные черты, эмоциональную, социальную и психосексуальную незрелость, начальную или даже развернутую стадию шизофрении. Эти суждения могут даже быть подтверждены компетентными наблюдателями, которые знакомы с конкретным субъектом. Некоторые из этих субъектов могут не быть помещены в клинику в силу факторов, не относящихся к структуре или динамике личности. Короче говоря, дифференциация нормы и патологии посредством анализа рисунков - гораздо менее реальная проблема, чем эффективность метода определения личности и динамики поведения индивида - эффективность, которую можно лучше всего оценить посредством верификационного клинического анализа, выполненного опытными наблюдателями, использующими те же понятия, которые употребляют психологи, анализирующие рисунок.

Для того, чтобы в конце концов добиться оценки адаптированности, необходимо учитывать такие факторы, как возраст, пол, интеллектуальный уровень, культурные нормы, а также воздействия окружающей обстановки. Определение уровня адаптации согласно специфическим критериям оказалось возможным при работе с рисунками, особенно если четко определено, об адаптации к чему идет речь. Методы для оценки факторов, имеющих значение для адаптации или нормальности, продолжают изучаться, однако они требуют более специфического исследования и разработки, если рисуночный метод адаптируется более конкретно для психологического консультирования и профессионального отбора.

Статус метода в настоящее время

Психологическая ориентация, которой руководствуется анализ рисунков, уже затрагивалась и будет обсуждена более детально. Выдвигаемые принципы интерпретации были многократно проверены в клинической практике. Систематический анализ графических характеристик, общих для специфических клинических групп, предпринимался в сочетании с подготовкой широкого спектра исследований клинических случаев. Автор составил основательную подборку рисунков всех типов и присовокупил к ним замечания, которые дают представление об персональной истории, клинических данных и суммарном анализе рисунков. Эти рисунки классифицированы в соответствии со многими деталями как структуры, так и содержания фигур. Таким образом, определенные особенности рисунка могут даже изучаться для уяснения их специфического значения и для уточнения групп, в которых они встречаются. Целостный анализ личности и "слепой" диагноз, равно как и диагностика тех, чья история болезни была известна, оказались вполне успешными. Некоторое количество таких исследований личности, выполненных "вслепую", оказались в удивительном соответствии с независимыми исследованиями, проведенными с теми же самыми субъектами методом Роршаха, а также графологической экспертизы. По прошествии

многих лет работы с рисунками автора по-прежнему сильно впечатляет то, как люди проявляют себя в рисунках, независимо от навыка и предварительного обучения. Прогноз протекания и лечения личностных проблем или психических расстройств часто довольно точно устанавливался исключительно на основе интерпретации рисунков. Прогностические данные могут быть с большей точностью установлены в результате систематического анализа рисунков, полученных в решающие моменты лечения.

Попытка сопоставить наборы из пяти анонимных рисунков с наборами из пяти соответствующих историй болезни была предпринята в небольшом эксперименте, проведенном автором и другим компетентным экспертом. Ни рисунков, ни записей эксперты ранее не видели. Хотя клинические группы, представленные в каждой подборке рисунков, не были сильно дифференцированы, был: достигнута степень точности сопоставления гораздо большая, чем при случайном совпадении. Исследование с. целью уточнения принципов в ходе изучения индивидуальных рисунков, классических групп и ассоциаций по поводу рисунков находится в постоянном развитии. Было исследовано 20 случаев ортопедических нарушений с целью выявления возможности проекции расстройств в об разе тела. Предварительные результаты оказались потрясающими. Проекция различалась в соответствии с базовыми личностными особенностями страдающего индивида, степенью расстройства и продолжительностью болезни, но важнейшие особенности реакции субъекта на болезнь были графически выражены в большинстве случаев.

Для дальнейшего понимания феномена проекции реально существующих специфических телесных проблем запланировано изучение сенсорно неполноценных испытуемых с тем, чтобы увидеть, отражается ли и каким образом в графической продукции их отношение к нарушенным органам. В клиническом опыте отмечалось, что глухие люди, либо те, кто имел опыт ненормального или нарушенного слухового восприятия, довольно часто уделяли особое внимание рисованию ушей. Нарциссические индивиды, которые никогда не направляли свою либидозную энергию ни на что, кроме собственного тела, часто дают специфическое изображение даже самой незначительной телесной травмы, которая могла случиться в ходе их развития. Едва уловимые и функционально несущественные остаточные явления полиомиелита были отмечены в рисунках одного пациента из-за заметного усиления линии нажима в области правой лодыжки. Чаще всего область травмы выявляется, но тип нарушения не может быть определен без обращения к анамнезу.

Для фундаментального исследования, касающегося контрастов образа тела, было бы целесообразно сравнить рисунки танцовщиков с рисунками, скажем, архитекторов и инженеров, образ тела, имеющийся у хирургов, с образом тела у психиатров. Следовало бы обратить внимание на резкие различия в изображении позы у исполнителей примитивных танцев и артистов балета, поскольку различные виды танца отвечают различным потребностям.

Обучаемость методу

Клиническое использование метода в большей степени предназначено для работников высокого уровня. Семинары, лекции для профессиональных групп и серьезное персональное курирование в использовании метода, предоставляемое некоторым клиническим работникам, широко распространили знакомство с методикой даже в отсутствие предшествующих публикаций. Метод занял важное место в тестовых программах многих прогрессивных клинических учреждений по всей стране. Игровая природа метода, простота предъявления и точный характер интерпретации - все это породило среди новичков тенденцию к догматическому использованию фрагментарного знания. Именно поэтому автором движет четкое стремление предотвратить популяризацию. Однако при соответствующей подготовке и опыте искушенность в использовании метода может быть достигнута в относительно короткое время. У автора есть опыт, когда выпускники психологического факультета были в состоянии воспринять в общих чертах базовые принципы, используемые в методе, после нескольких ориентировочных лекций, которые были им прочитаны.

Экономичность метода

В среднем для рисования двух фигур требуется от 10 до 20 минут. Если фиксируются ассоциации по поводу нарисованного, следует добавить еще от 10 до 20 минут. Оборудование состоит только из бумаги и карандаша. Метод может быть использован в группах, если испытуемые работают не слишком близко друг к другу. Поэтому это подходящая методика для выявления проблем в сфере образования, промышленности или терапии. Приблизительное время, которое требуется автору для поверхностной интерпретации, набрасывания приблизительных характеристик -от 10 до 15 минут. Это не сопоставлялось с показателями других специалистов. Целостное и системное описание личности требует больше времени, но значительная экономия энергии и времени достигается при непосредственной работе "от продукта", по сравнению с поиском символических значений. В дальнейшем может оказаться необходимым разработать некую систему количественного подсчета для целей обучения, но к настоящему времени выяснилось, что для интерпретации более плодотворна работа непосредственно с рисунком.

Предъявление

В настоящее время после нескольких модификаций методика предъявления теста состоит в том, чтобы просто попросить испытуемого "нарисовать человека". Испытуемому дается бумага, предпочтительно стандартного формата (8,5 х 11 дюймов) и карандаш средней твердости с резинкой. Наблюдение за процессом рисования осуществляется настолько ненавязчиво, насколько это возможно. Идентифицирующие сведения, предварительные вопросы к испытуемому, приблизительное время, последовательность изображения частей рисунка и спонтанные комментарии фиксируются на другом листе. Отмечается также, фигура какого пола была нарисована первой. Когда один рисунок закончен, испытуемому чистой

стороной предъявляется лист, на котором были сделаны заметки экспериментатора по первому рисунку, и дается инструкция нарисовать фигуру другого пола, т.е. соответственно "теперь нарисуйте мужчину" или "теперь нарисуйте женщину". Инструкции нарисовать "особу женского пола" или "особу мужского пола" довольно часто использовались, чтобы предотвратить какое-либо специфическое определение фигуры, которую требовалось нарисовать, поскольку субъект может захотеть нарисовать девочку или мальчика, а не взрослых мужчину или женщину. При работе с очень маленькими детьми лучше предложить им "нарисовать кого-нибудь". Фраза, которая предоставляет наибольшую свободу для проекции, до сих пор еще не определена. Если изображение головы предлагается как законченный рисунок человека, обычно следует убедить испытуемого завершить рисунок. Всегда, когда это возможно, должны быть получены оба рисунка, но если есть время только для одного, предпочтительно, чтобы испытуемый рисовал человека своего пола. Сопротивление рисованию, которое становится меньше по мере того, как экспериментатор становится более опытным и искушенным, может быть легко преодолено за счет уверения испытуемого, что задание представляет чисто экспериментальный интерес и не имеет никакого отношения к умению рисовать. Испытуемому говорят: "Это не имеет никакого отношения к вашим художественным способностям. Мне интересно знать, как вы попытаетесь изобразить человека". Если испытуемый пропускает существенную часть тела, можно, предварительно это отметив, настаивать, чтобы он все же нарисовал эту часть тела, с тем чтобы увидеть, будет ли учтена подсказка, а также понять, почему он сопротивлялся рисованию этой части тела.

Ассоциации

Хотя ассоциации имеют лишь дополнительное значение для интерпретации, они важны для понимания смыслов и специфических проблем, содержащихся в рисунке. Использование ассоциаций также предоставляет прекрасную возможность для сопутствующего непрямого интервью.

Большинство испытуемых обращает мало внимания на графическую модель, высказывая ассоциации по нарисованной фигуре. Они быстро переключаются на свои собственные дефекты, компенсации и грезы. Персонализация часто представлена не очень осознанно и в тонко замаскированных формах. Реальное использование местоимения "Я" может включаться в речь испытуемого бессознательно. Используется довольно шаблонный набор вопросов (см. бланк на стр.32), направленный на выявление отношения субъекта к себе самому и к другим. Эти вопросы напечатаны на листе, который используется для замечаний экспериментатора. Испытуемому дается инструкция: "Давайте сочиним рассказ об этом человеке, как будто это персонаж романа или пьесы." Если испытуемый сопротивляется, экспериментатор может подтолкнуть его с помощью вопросов: "Сколько ему примерно лет?", "Похож ли он на женатого человека?" Таким образом, испытуемому может помочь заинтересованное участие экспериментатора, пока он не обратится непосредственно к фигуре. Некоторые из вопросов

таковы: "Сколько лет нарисованному вами человеку?", "Чем он занимается?", "Женат ли он?", "Какое образование он получил?", "Умный ли он человек?" "Привлекателен ли он?", "Силен ли он?", "Какую часть его тела вы считаете лучшей? Почему?", "Какую часть его тела вы считаете худшей? Почему?", "Нервный ли он?" "Что заставляет его сердиться?", "Каковы его самые худшие привычки?", "Каковы его основные желания?". Включаются короткие серии вопросов, касающиеся социальных и сексуальных установок субъекта. Затем испытуемого спрашивают, напоминает ли ему нарисованный человек кого-то конкретного, и хотел бы он сам быть похожим на нарисованного человека, или хотел бы он жениться (выйти замуж) за человека такого типа. Далее его просят определить, какие из сделанных им утверждений могут относиться к нему самому равно как и к нарисованному человеку/

В тех случаях, когда ассоциации используются в диагностических или терапевтических целях, они могут быть распространены на специфичные для индивида проблемы.

Испытуемого также просят дать пояснения по тем чертам, которые обозначены неявно. Информация, которые дают такие ассоциации, представляет огромную клиническую ценность. Ее систематизации и обсуждению будут посвящены последующие публикации.

Рисуночный тест Маховер - Ассоцнацнн

Имя_______Возраст_______Дата * Пол М -Ж : 1-2

Проблема_______ Диагноз____________________

(Нарисуйте человека) Замечания и

выполнение____________________________________________________________________________________

____________________________________________________________________________________

____________________________________________________________________________________

Ассоциации

(Что делает)____________(Возраст)________(Семейное положение)_________

(Дети)____________ (С кем живет)________(К кому более привязан)_________

(Братья или сестры)________ (Характер работы)_________

(Образование)________ (Стремления)_________

(Умный) (Сильный)________ (Здоровый)_________

(Приятной наружности) (Лучшее в нем) (Худшее в нем)_________

(Нервный тип)________ (Что него на уме)_________

(Страхи)________ (Печальный или радостный) ______________

(Что его раздражает)________ (Самое сильное желание)_________

(Приятные черты)________ (Неприятные черты)_________

(Преимущественно одинок или общается с людьми)_________

(О нем говорят)______________(С амосознание)_________

(Доверяет людям) (Боится их)_________

(Живет с женой или родителями)________(Живет отдельно)_________

(Ушел от супруга)___________(Супруг ушел от него)_________

(Сексуальные отношения с женой) (Первый сексуальный опыт)_________

(Тип девушки с которой встречается)_________

(Сексуальные отношения с мужчинами) (Имели ли место)_________

(Часто ли занимается онанизмом)________ (Что думает об этом)_________

(Кого он вам напоминает?)_________

(Хотелось ли быть на него похожим)_________

Самооценка пациента

(Худшая часть тела)__________________(Лучшая часть тела)_______________

(Что в нем хорошего)_______________ (Плохого)____________________ Примечание: Все

вопросы должны быть адаптированы к возрасту и полу испытуемого. Позитивные ответы, представляющие клинический интерес, должны фиксироваться. Отметьте вызывающие сомнение детали фигуры и одежды. Отметьте, какого пола фигура нарисована первой, обведя "М" или "Ж", а также "1" или "2", например М-Ж; 1 - 2 означает, что сначала был нарисован мужчина. Спросите испытуемого, не являются ли какие-то изображенные черты сходным с его собственными.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9

перейти в каталог файлов


связь с админом