Главная страница
qrcode

Трансгендерность


НазваниеТрансгендерность
АнкорYana Kirey-Sitnikova Transgendernost i transfeminizm.pdf
Дата02.11.2016
Размер3.08 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаYana_Kirey-Sitnikova_Transgendernost_i_transfeminizm.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипРеферат
#925
страница1 из 19
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Яна Кирей-Ситникова
Трансгендерность
и трансфеминизм
Саламандра • 2015

Яна Кирей-Ситникова, Трансгендерность и трансфеминизм — М.: Саламандра, 2015.
ISBN 978-5-9906694-0-6
“Трансгендерность и трансфеминизм” – первая книга на русском языке, рассматривающая трансгендерность с точки зрения феминистской теории, а также одна из первых, посвящённых трансгендерности целиком. Книгу отличает непатологизирующий и небинарный подход. Обозревая как ранее выдвинутые в англоязычной литературе концепции, так и текущую постсоветскую повестку движения (в особенности его трансфеминистского направления), Яна Кирей-
Ситникова анализирует такие темы, как: непатологизирующая небинарная терминология, проблемы циснормативности и трансфобии, взаимоотношения между транс* и феминистским движениями, интерсекциональность и концепция привилегий, домашнее насилие над трансгендерными людьми, принятие своего тела, теории формирования гендерной идентичности и модели депатологизации гендерной вариативности.
Текст Яна Кирей-Ситникова, 2015
Издание Издательство “Саламандра”, 2015
Ответственный редактор – Адда Альд, редактор – Антон Зарицкий, корректура и оформление – Адда Альд, иллюстрации – Екатерина Мэл. За помощь с дизайном обложки – спасибо, Стасис Чепулис.
Настоящее издание, согласно федеральному закону №436-ФЗ
(“О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию”), содержит информацию, не предназначенную для детей.
Электронная книга распространяется бесплатно, по лицензии Creative Commons BY-NC-SA 3.0.

Содержание
Введение...........................................8
Глава 1. Терминология.............................11 1. Терминология в исторической перспективе.......13 2. Компоненты пола/гендера......................17 2.1. Биологические признаки...................17 2.2. Гендер...................................21 2.3. Гендерно-половой континуум...............23 2.4. Гендерная идентичность...................25 2.5. Гендерно-половое пространство............27 3. «Женщины» и «мужчины»........................27 4. Трансгендерность.............................29 5. Другие термины...............................31 5.1. МтФ, ФтМ, «трансженщины» и другие........31 5.2. Пре-, пост-, нон-оп......................32 5.3. Изменение vs. коррекция пола.............32 5.4. Неявная циснормативность.................33 6. Сексуальная ориентация.......................33 7. Две истины гендера...........................36
Глава 2. Трансфобия...............................39 1. Терминология.................................40 2. Угнетение по признаку трансгендерности.......42 3. Микроагрессия................................44 4. Ожидание отвержения..........................45 5. Причины трансфобии...........................46 6. Трансфобия и гомофобия.......................49 7. Интернализированная трансфобия...............50 8. Иерархии среди трансгендерных людей..........52 9. Стереотипная трансфобия......................56
Глава 3. Трансфеминизм............................58 1. Истоки трансфобии в феминизме................60 2. Возникновение и развитие трансфеминизма......64 3. Взгляды на природу трансгендерности и право распоряжаться своим телом............65 4. Биологические аргументы......................68 5. Универсальный женский опыт...................70 6. Мужские привилегии...........................73 7. Гиперфеминность и гендерные стереотипы.......74 8. Трансфеминизм и радикальный феминизм.........78

9. Трансгендерные люди и антифеминизм...........79 10. Русскоязычный трансфеминизм.................81
Глава 4. Привилегии...............................82 1. Концепция привилегий.........................83 2. Критика концепции привилегий.................85 3. Цисгендерные привилегии......................87 3.1. Особенности цисгендерных привилегий......88 3.2. Список цисгендерных привилегий...........90 4. Как быть транс* союзницей?...................94 4.1. Транс* активизм..........................95 4.2. Инклюзивность не транс* специфичных пространств..................96 4.3. Личный уровень...........................97
Глава 5. Интерсекциональность.....................99 1. Концепция интерсекциональности..............100 2. Критика интерсекциональности................101 3. Пересечения угнетений.......................103 3.1. Транс* мизогиния........................103 3.2. Пересечение трансфобии и классизма......105 3.3. Пересечение трансфобии и угнетения секс-работни_ц................106 4. Существует ли транс* сообщество?............109 5. Сепаратизм..................................111 6. Укрепление одних иерархий в борьбе с другими..........................113
Глава 6. Домашнее насилие........................116 1. Особенности домашнего насилия в отношении трансгендерных людей............118 2. Институциональные факторы, влияющие на незащищённость трансгендерных людей......122 3. Экономическая зависимость от партнёр_а......124 4. Проблемы с жильём...........................125 5. Отсутствие поддержки родственни_ц/подруг....125 6. Незащищённость родительских прав............127 7. Внутренние трансфобия и мизогиния...........127 8. Трудность в поиске новой партнёр_ки.........128 9. Страх аутинга...............................129 10. Страх перед «правоохранительными» органами.129 11. Недружелюбность кризисных центров и шелтеров для женщин..............130

12. Как сделать шелтеры транс* инклюзивными....132
Глава 7. Тело и внешность........................136 1. Миф о «чужом теле»..........................137 2. Принятие своего тела........................141 3. (Бес)платность хирургических операций и гормонотерапии...................146 4. Пасс.........................................149
Глава 8. Депатологизация.........................154 1. Трансгендерные диагнозы.....................155 2. Норма и отклонение..........................159 3. Юридические аспекты диагноза................162 4. Процедура получения диагноза в России.......163 5. Аргументы за депатологизацию................165 6. Аргументы против депатологизации............169 7. Модели депатологизации......................170
Глава 9. Теории трансгендерности.................174 1. Биологические теории........................175 1.1. Нейробиологические корелляции...........176 1.2. Фантомный пенис.........................179 1.3. Гормональный сбой.......................180 2. Социальные теории...........................181 2.1. Фрейдизм................................181 2.2. Теория Джона Мани.......................182 2.3. Теория аутогинефилии....................185 3. (Транс)феминистская эпистемология...........186 4. Свободный выбор.............................189 5. Политическое значение теорий формирования гендерной идентичности......................190 6. Моя теория..................................191
Заключение.......................................195
Библиография.....................................197

6
Предисловие
Теоретический активизм занимает не самую престижную позицию в трансгендерном движении, в отличие от других направлений, таких как адвокация, стратегическое судопроизводство... и даже уличные акции. Действительно, теоретизирование само по себе не вызывает принятие лучших законов, не уничтожает насилие и дискриминацию. Тем не менее, аргументы, которые мы используем в спорах с оппонент(к)ами, или лозунги, которые мы пишем на своих плакатах, так или иначе проистекают из каких-то теоретических конструкций, и в случае отсутствия разработанной критической теории неосознанно берутся из неотрефлексированных мифов и стереотипов, которые «витают в воздухе». Так как мы живём в циснормативном обществе, в котором цисгендерность считается нормой, а трансгендерность — отклонением от неё, без теоретического осмысления этих мифов наши аргументы рискуют унаследовать их циснормативность и трансфобность.
Построение долгосрочных активистских стратегий на такой основе мне представляется неразумным. Тем не менее, эта книга не является результатом абстрактного теоретизирования ради теоретизирования. Придя в теорию из публичной политики, я стараюсь поддерживать связь с ней и писать о темах, которые мне представляются важными с политической точки зрения.
Разумеется, важность каждой темы оценивается по-разному разными людьми, и выбор тем определяется моим личным опытом дискуссий с оппонент(к)ами.
Вторая цель моей теории — в изменении общественного мнения и искоренении из него циснормативных предрассудков.
Это представляется мне более значимой задачей в долгосрочной перспективе, нежели принятие каких угодно законов: относя свои политические взгляды к анархистским, я в принципе не поддерживаю сам по себе активизм, направленный на введение и изменение законов, разве что изменение законодательства может стать мощным катализатором для мобилизации и широкого обсуждения транс* вопросов.

7
В-третьих, критическая теория может быть использована в личных целях, для роста самосознания трансгендерных людей.
В противоположность распространённым убеждениям, что трансгендерные люди сами виноваты в своём положении, эта теория анализирует системные факторы, ведущие к угнетению.
«Я неправильная» или «я заслужила это, раз я такая» — слова, которые я слишком часто слышала от трансгендерных людей. Я хочу, чтобы те, кто прочтёт и поймёт эту книгу, больше никогда так не говорили. Потому что правда состоит не в том, что вы неправильны, а в том, что неправильна и несправедлива система, и вы страдаете не из-за того, что заслужили это, а по воле привилегированных групп с их циснормативными мозгами. Если вы увидели эту систему, то уже не сможете «развидеть» её и жить по-прежнему. И эта цель, пожалуй, важнее, чем две предыдущие, потому что безнаказанное угнетение возможно до тех пор, пока угнетаемые не ведают о нём и поддерживают своих угнетателей.
Вместе с тем я категорически против механистической замены одной системы стереотипов на другую. Не будет никакой пользы от того, что какие-то люди будут использовать термины из этой книжки, чтобы отдать дань моде на политкорректность, без понимания концепций, лежащих в основе. Мне бы хотелось, чтобы читающие развивали критическое мышление и использовали предложенные теоретические инструменты для анализа собственных взглядов, своих собственных ситуаций, и приходили к своим выводам, в том числе и отличным от тех, к которым пришла я.
Глядя сейчас на написанную книгу и читая отзывы на статьи, легшие в её основу, я осознаю, что она не обладает ясностью и доступностью изложения для тех, кто не имеет предварительных знаний о трансгендерности и феминистской теории. Соглашаясь с тем, что эту особенность следует отнести к категории недостатков, я хочу отметить, что обвинения в непонятности часто исходят от людей, и не особенно-то пытающихся в чём- то разобраться, и принимают формы требования обслуживать их и объяснять вещи, которые они легко могли бы найти и сами. Другим недостатком является западоцентризм, который выражается в повсеместных ссылках на феминизм США. Я
объясню, почему так получилось. Статьи, послужившие книге основой, я писала, чтобы разобраться самой и не обладая исходными знаниями по теме. Когда я начала разбираться, то столкнулась с тем, что в русскоязычном пространстве мы отстали где-то на 20 лет (именно столько прошло с момента публикации «(пост)транссексуального манифеста» Сэнди Стоун) от англоязычных трансфеминисток. Многое, до чего я доходила в своих размышлениях, оказалось уже обсуждённым в десятках англоязычных статей. Чтобы восполнить этот пробел, наряду со своими собственными мыслями я старалась по всем темам дать компиляцию того, что уже было написано до меня. Понимая, что в первой русскоязычной книге по трансфеминизму без большого литературного обзора не обойтись, я вместе с тем признаю, что не проделала достаточной работы по осмыслению того, какие концепции насколько применимы к постсоветскому пространству.
Мне бы хотелось выразить благодарность всем тем людям, благодаря активизму которых в нашем регионе возникла та интеллектуальная среда, в которой стало возможным обсуждение поднятых в книге вопросов. Моя особенная благодарность Анно Комарову и Анне Кирей, оказавшим сильное воздействие на ход моих мыслей. Не могу обойти стороной и не поблагодарить своих оппоненток из числа трансфобных феминисток и антифеминистски и антиактивистски настроенных трансгендерных людей — их деятельность стимулировала меня в моменты, когда мне хотелось всё бросить и ничего не писать.
Электронная книга распространяется бесплатно, по лицензии
Creative Commons BY-NC-SA.
Яна Кирей-Ситникова

I
Терминология
историческая терминология
– трансгендерность –
цисгендерность – пол
– гендер – гендерная
идентичность – гендерно-
половое пространство
– другие термины –
сексуальная ориентация –
две истины гендера

10
Терминология с её дополнительными смыслами играет главнейшую роль в идеологической борьбе. Невозможно развивать новую теорию и требовать изменений, пользуясь устаревшими терминами, принадлежащими нашим оппо- нент(к)ам. Особенно это актуально для транс* активизма, в котором возможность называться словами с правильными окончаниями, правильными именами и местоимениями составляет задачу первостепенной важности. В этой главе будет дан обзор медицинской терминологии трансгендерности, рассмотрена её критика и даны советы по использованию менее патологизирующих и циснормативных определений.
Об особенностях используемого мной русского языка: здесь и далее во всей книге существительные будут употребляться в форме феминитивов, то есть в форме женского рода. Это необходимо для разрушения заложенного в языке патриархатного мышления, который, судя по русской языковой норме, считает всех людей по умолчанию мужчинами. Например, будет писаться
«активистка» вместо «активист». Использование феминитивов приветствуется в обобщённом случае, когда речь не идёт о конкретных людях с конкретными идентичностями. Когда есть указание на конкретных людей, следует употреблять форму, соответствующую их гендерной идентичности: например,
«трансгендерный мужчина». Гендер и гендерные идентичности не ограничиваются бинарными опциями, поэтому во многих случаях перед гендерированным окончанием будет ставиться нижнее подчёркивание, символизирующее гендерный разрыв, то есть промежуток между женской и мужской идентичностями, которые не описываются существующими средствами русского языка (включая средний род), например в родительном падеже
«активисто_к». Недостатком такого подхода является то, что гендерный разрыв трудно передать в устной речи, но для письменных текстов он мне кажется удовлетворительным.
Отмечу, что феминитив/маскулинитив и подчёркивание являются

11
разными языковыми средствами и могут применяться раздельно, так, в некоторых местах этой книги встречается форма «активисто_в».
Цель моих экспериментов с русским языком не в создании новой нормы, а в демонстрации ограничений языка. Я упот- ребляю разные формы без особой последовательности, показывая, что можно и так, и сяк.
1. Терминология в исторической перспективе
Современная терминология трансгендерности развивалась одновременно с её изучением, в рамках евроцентричного медицинского дискурса. Первый термин из этой серии,
«трансвестизм» (лат. trans — сквозь, через, с другой стороны; лат.
vestitus — одежда), был введён Магнусом Хиршфельдом в 1910 году (Hirschfeld, 1910) для описания людей всего трансгендерного спектра. В 1913 году Хэвлок Эллис, знакомый с работами
Хиршфельда, предложил термин «сексо-эстетическая инверсия», а позже изменил его на «эонизм», по имени французского дипломата шевалье д`Эона (1728—1810), прожившего первую часть жизни в мужской гендерной роли, а другую — в женской. Терминология Х.
Эллиса не прижилась, тогда как термин «трансвестизм» продолжает применяться по сей день в более узком смысле, как правило для обозначения людей с мужской гендерной идентичностью, носящих одежду, характерную для женской гендерной репрезентации, однако многие предпочитают использовать англоязычный термин «кросс- дрессинг» как менее медикализированный
1
В 1923 году М. Хиршфельд предложил новый термин
«транссексуализм», который, в отличие от трансвестизма, делал акцент на психологической составляющей ощущения принадлежности к другому гендеру (Hirschfeld, 1923). Этот же термин употреблялся Дэвидом Коулдвеллом в 1949 году (Cauldwell,
1949). Однако в широкое употребление слово вошло в связи с работами Гарри Бенджамина, который в 1966 году написал влиятельную книгу «Феномен транссексуальности» (Benjamin,
1966). В ней он разработал шкалу половой ориентации (шкала
1 Подробнее о медикализации см. в главе 8.

12
Бенджамина), иерархично разделившую трансгендерных людей транс* феминного спектра на шесть категорий: 1) псевдо-, 2) фетишистские и 3) истинные трансвеститы; 4) транссексуалки, не нуждающиеся в операции, и два типа истинных, или ядерных транссексуалок: с 5) средней и 6) тяжёлой степенью неприятия своего тела
2
В 1955 году Джон Мани ввёл понятия «гендера» и «гендерной роли», отделив поведенческие и психологические характеристики людей определённого биологического пола от собственно биологического пола (Money, 1955). Ранее словом «гендер» обозначался лишь грамматический род
3
. Понятие «гендерной идентичности» как ощущения принадлежности к определённому гендеру появилось в 1966 году (Money, 1994). Джон Мани так описывает различие этих терминов: «Гендерная идентичность является личным ощущением гендерной роли, и гендерная роль является публичным выражением гендерной идентичности» (Money,
1972)
4
. Считается, что термин «гендерная дисфория», под которой
2 Эта терминология сыграла негативную роль в выстраивании иерархий в транс* сообществе, которые мы наблюдаем по сей день
(см. главу 2, п. 8). Хотя термины Бенджамина давно не используются даже в медицинской литературе, слово «ядерные» продолжает активно применяться русскоязычными трансгендерными людьми для самоописания, причём в силу указанной иерархии термин
«ядерные» приобретает значение «высшей категории».
3 Любопытно в связи с этим отметить англоцентричность термина
«гендер». В ряде языков грамматический род вообще не связан с полом, например, в шумерском или баскском языках, род определяется одушевлённостью / неодушевлённостью. Во многих языках, в том числе славянских, есть средний род. В то же время
«гендерных» ролей, согласно евроцентричным представлениям
Мани, было лишь две: женская и мужская. Таким образом, «гендер»
— это англоцентричная терминология, использованная для описания евроцентричного явления.
4 Здесь Мани исходит из циснормативной схемы (о циснормативности см. четырьмя параграфами ниже), предполагающей, что гендерная роль всех людей соответствует их гендерной идентичности или по крайней мере они стремятся её привести в такое соответствие.
Также он забывает о существовании небинарных гендерных идентичностей, тогда как в евроцентричном обществе гендерных ролей только две.

13
подразумевается неприятие приписанного при рождении гендера и/
или тела, ввёл Н. Фиск (Fisk, 1973).
Указанные термины до сих пор используются в медицинской литературе, при этом в разных системах классификации исполь- зуется различная терминология для описания одних и тех же явлений. В последней, 10-й, версии Международной классификации болезней (МКБ) включены диагнозы «транссексуализм» и
«расстройство гендерной идентичности», тогда как в 5-й версии
Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM) гендерная вариативность патологизирована под именем «гендерная дисфория»
5
Рождённые в умах психиатров и сексологов, все эти термины развивают медицинский, патологизирующий дискурс. В рамках этого дискурса гендерная вариативность рассматривается исключительно в медицинском смысле: как патологическое явление, которое необходимо исследовать, лечить и по возможности предотвращать. Стоя на позициях депатологизации, я не употребляю терминологию, несущую дополнительные медицинские смыслы. Я буду использовать термин «трансгендерность», который включает в себя перечисленные выше понятия, но не ограничивается ими.
Введение и популяризацию этого слова обычно приписывают
Вирджинии Принс, которая употребила его в 1969 году для описания таких людей, как она сама, — которые играют гендерную роль, характерную для людей другого биологического пола, но не делают операцию, — хотя ранее он был использован
Джоном Оливеном в 1965 году (Oliven, 1965). Потребность в новом термине была вызвана пониманием разграничения между (биологическим)
6
полом и гендером, в то время как под транссексуализмом понималось изменение пола. Принс пишет:
«Я, по крайней мере, знаю разницу между полом и гендером и просто выбрала изменение последнего, но не первого. Если нужно какое-то слово, меня следует называть “трансгендерал”»
5 О патологизации гендерной вариативности см. главу 8.
6 Здесь и далее, если «пол» употребляется без определений, имеется ввиду «биологический пол» (как противопоставленный «гендеру»).

14
(Ekins, 2005). По мнению Принс, биологический пол невозможно изменить, а решение проблем гендера через изменение тела является ошибочным. По этой причине она исключала транссексуальность из понятия трансгендерности и противопоставляла эти два термина (Rawson, 2014). Однако уже в середине 70-х трансгендерность стала использоваться как зонтичный термин, что сегодня является наиболее распространённым словоупотреблением.
Существует много определений трансгендерности, но большинство из них говорит о несоответствии, которое у трансгендерных людей наблюдается между биологическим полом и гендерной идентичностью. Такое определение предполагает, что существуют гендерные роли и идентичности, которые
соответствуют биологическому полу, тогда как несоответствие является отклонением, которое нужно «корректировать».
Часть этой главы будет посвящена критике такого подхода к определению трансгендерности и выработке нового определения.
Цисгендерность (лат. cis — с этой стороны) является понятием, противоположным трансгендерности. Его введение служит для денормализации «не-трансгендерности», которая, будучи явлением «по умолчанию», ранее не имела специального обозначения. Как пишет транс* активистка Эми Койама,
«[использование этого термина] децентрализует доминирующую группу, разоблачая её как всего лишь одну из возможных альтернатив, а не “норму”, через противопоставление которой определяются трансгендерные люди» (Koyama, 2002). Первое употребление этого слова приписывают трансгендерному мужчине Карлу Буиджсу в 1995 году. Судя по тому, что многие цисгендерные люди встречают применение к себе этого слова с негодованием, оно попадает в цель. Для таких людей напомню, что цисгендерность не является ругательством и называние вас цисгендерной(-ым) женщиной (мужчиной) не делает вас менее женщиной или мужчиной, а является лишь указанием на то, что цисгендерные люди не являются людьми «по умолчанию».
Обижаться на применение прилагательного цисгендерн_ая — это то же самое, если гетеросексуальные люди будут обижаться на указание их гетеросексуальности, а белые — их цвета кожи.

15
Циснормативностью называют убеждённость в том, что цисгендерность является нормой, а трансгендерность
— отклонением от неё. В то время как цисгендерность не является ни отрицательным, ни положительным явлением, циснормативность, как и любую нормативность, следует искоренять. Наличие циснормативных убеждений никак не связано с принадлежностью к цисгендер_кам и широко встречается у трансгендерных людей с вытекающей из наличия таких убеждений внутренней трансфобией.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

перейти в каталог файлов


связь с админом